Что такое наследование и наследственность. Что такое наследование и наследственность

Наследство. Адвокат по наследственным спорам.

Вопросы наследственных правоотношений детально излагаются в Гражданском кодексе, а именно, в его третьей части. В качестве предмета наследования рассматривается движимое и недвижимое имущество, которое должно перейти в собственность лицам после смерти владельца. Законодательством РФ предусмотрено 2 варианта наследования: по завещанию и по закону. Второй вариант вступает в силу при отсутствии завещания.

Наши услуги

Коллегия адвокатов «Лунёв и партнеры» по вопросам, касающимся наследства и наследственных споров, оказывает следующие услуги:

  • правовое консультирование по вопросам связанным: с наследством по закону, наследованием по завещанию, с принятием наследства, порядком вступления в наследство и т.д.;
  • решение задачи по определению круга наследников, их вступления в наследство, подготовка необходимой документации;
  • помощь в открытии и ведении наследственного дела;
  • урегулирование вопросов по отмене и изменению завещания, оспаривание завещания;
  • сбор пакета документов по данному вопросу;
  • представление интересов обратившегося в нотариальных конторах и других организациях в связи с открытием и ведением наследственного дела;
  • помощь в обжаловании решений и действий нотариуса по оформлению наследственных прав;
  • помощь в получении документального подтверждения о праве наследования, его регистрация в соответствующих органах;
  • составление исковой документации, представление интересов клиента в судебных инстанциях, включая случаи без участия клиента;
  • помощь в обжаловании в апелляционных, кассационных и надзорных инстанциях судебных решений по наследственным спорам.
  • Задать вопросы нашим адвокатам, а также записаться на очную юридическую консультацию вы можете по телефонам:

    +7 (495) 249-04-28 с 10.00 до 18.00 пн-пт
    +7 (495) 545-70-76 с 9.00 до 22.00 ежедневно
    +7 (499) 755-81-75 с 8.00 до 22.00 с 8.00 до 22.00

    Звоните – будем рады Вам помочь!

    Что необходимо знать

    1. Наследование по закону вступает в силу, если наследодателем не составлено завещание (исключая случаи с обязательной долей в наследстве).
    2. Под термином «Наследство» следует понимать вещи, прочее имущество и имущественные права и обязанности (кроме прав и обязанностей, касающихся исключительно личности наследодателя – прав на алименты, возмещение вреда, а также личные имущественные права и прочие блага нематериального характера) на момент открытия наследства.
    3. Наследство открывается с момента смерти гражданина по последнему месту его жительства. В Москве введена в действие программа «Наследство без границ». Благодаря ей каждому московскому нотариусу, подключенному к электронной базе данных, с 01.01. 2006 г. доступна возможность моментального получения сведений об открытии любого наследства и заведение наследственного дела по требованию лица, входящего в круг наследников. У частных граждан появилась возможность оформить наследственные права независимо от места жительства умершего у любого частнопрактикующего нотариуса. Местом открытия наследства может быть признано место нахождения имущества наследодателя, если последнее его место жительства не известно.
    4. Для получения наследства требуется его принять, подав заявление о его принятии либо заявление о выдаче свидетельства о праве наследования в нотариальную контору.
    5. Срок принятия – 6 месяцев с момента открытия (дня смерти наследодателя). По истечении срока принятия наследства, срок можно восстановить в судебном порядке.
    6. Признание законных прав за супругом на имущество (и имущественные права) умершего супруга от мнения других наследников не зависит. У пережившего супруга открываются права на выдел своей доли из совместно нажитого имущества, а также доли в открывшемся наследстве. При этом не играет роли, на кого из супругов было «записано» имущество, поскольку по закону оно принадлежит в равных долях обоим супругам. Законодательство РФ определяет одним из наследников пережившего супруга.

    Наследственные споры относятся к самым сложным правовым процедурам, ведение которых требует знания законов, умения работать с документацией, знания тактики ведения переговоров с другими наследниками.

    Обратившись в коллегию адвокатов «Лунёв и партнеры», вы можете рассчитывать на получение профессиональной консультации и помощь в сборе всей необходимой документации, касающейся наследования, в максимально короткие сроки.

    Если у вас возникла спорная ситуации с другими наследниками или истек срок вступления в наследство, опытные адвокаты окажут Вам квалифицированную правовую помощь в разрешении этих вопросов.

    НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

    НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ, присущее всем живым существам свойство быть похожим на своих родителей. Однако особи каждого вида, будучи в целом схожими, все же различны и имеют свои, индивидуальные особенности (признаки). Но и эти признаки наследуются – передаются от родителей к детям. Генетические основы наследственности и есть предмет настоящей статьи.

    Носители наследственности ДНК.

    Многоклеточные организмы, как здания, сложены из миллионов кирпичиков – клеток. Основным «строительным» материалом клетки являются белки. У каждого типа белка – своя функция: одни входят в состав клеточной оболочки, другие – создают защитный «чехол» для ДНК, третьи передают «инструкции» о том, как производить белки, четвертые регулируют работу клеток и органов, и т.д. Каждая молекула белка представляет собой цепочку из многих десятков, даже сотен звеньев – аминокислот; такую цепь называют полипептидной. Сложные белки могут состоять из нескольких полипептидных цепей.

    В процессе жизнедеятельности белки расходуются, и потому регулярно воспроизводятся в клетке. Их полипептидные цепи строятся последовательно – звено за звеном, и эта последовательность закодирована в ДНК. ДНК – длинная двухцепочечная молекула; состоит из отдельных звеньев – нуклеотидов. Всего имеется четыре типа нуклеотидов, обозначаемых как А (аденин), Г (гуанин), Т (тимин), Ц (цитозин). Тройка нуклеотидов (триплет) кодирует одну аминокислоту согласно т.н. генетическому коду. ДНК хранится в ядре клетки в виде нескольких «упаковок» – хромосом.

    Участок ДНК, в котором закодирована определенная полипептидная цепь, называется геном. Скажем, его фрагмент «TЦT ТГГ» кодирует аминокислотное звено: «серин-триптофан». Основная функция генов – поддержание жизнедеятельности организма путем производства белков в клетке, координация деления и взаимодействия клеток между собой.

    Гены у разных индивидов даже одного вида могут различаться – в пределах, не нарушающих их функцию. Каждый ген может быть представлен одной или большим числом форм, называемых аллелями. Все клетки организма, кроме половых клеток, содержат по два аллеля каждого гена; такие клетки называют диплоидными. Если два аллеля идентичны, то организм называют гомозиготным по этому гену; если аллели разные, то – гетерозиготным.

    Аллели эволюционно возникли и возникают как мутации – сбои в передаче ДНК от родителей к детям. Например, если бы в указанной выше нуклеотидной последовательности «TЦT ТГГ» третий нуклеотид, Т, ошибочно передался бы ребенку как Ц, то вместо родительского «серин-триптофан» он бы имел фрагмент белка «аланин-триптофан», поскольку триплет TЦЦ кодирует аминокислоту аланин. Аллели, прошедшие апробацию отбором (см. ПОПУЛЯЦИОННАЯ ГЕНЕТИКА), и образуют то наследственное разнообразие, которое мы сейчас наблюдаем, – от цвета кожи, глаз и волос до физиологических и эмоциональных реакций.

    Хромосомы.

    ДНК защищена от внешних воздействий «упаковкой» из белков и организована в хромосомы, находящиеся в ядре клетки. В хромосоме регулируется активность генов, их восстановление при радиационном, химическом или ином типе повреждений, а также их репликация (копирование) в ходе клеточных делений – митоза и мейоза (см. КЛЕТКА). Каждый вид растений и животных имеет определенное число хромосом. У диплоидных организмов оно парное, две хромосомы каждой пары называются гомологичными. Среди них различают половые (см. ниже) и неполовые хромосомы, или аутосомы. Человек имеет 46 хромосом: 22 пары аутосом и одну пару половых хромосом; при этом одна из хромосом каждой пары приходит от матери, а другая – от отца. Число хромосом у разных видов неодинаково. Например, у классического генетического объекта – плодовой мушки дрозофилы – их четыре пары. У некоторых видов хромосомные наборы состоят из сотен пар хромосом; однако количество хромосом в наборе не имеет прямой связи ни со сложностью строения организма, ни с его эволюционным положением.

    Помимо ядра, ДНК содержится в митохондриях, а у растений – еще и в хлоропластах. Поэтому те гены, которые находятся в ядерной ДНК, называют ядерными, а внеядерные, соответственно, митохондриальными и хлоропластными. Внеядерные гены контролируют часть энергетической системы клеток: гены митохондрий отвечают в основном за синтез ферментов реакций окисления, а гены хлоропластов – реакций фотосинтеза. Все остальные многочисленные функции и признаки организма определяются генами, находящимися в хромосомах.

    Передача генов потомству.

    Виды поддерживают свое существование сменой одних поколений другими. При этом возможны различные формы размножения: простое деление, как у одноклеточных организмов, вегетативное воспроизводство, как у многих растений, половое размножение, свойственное высшим животным и растениям (см. РАЗМНОЖЕНИЕ). Половое размножение осуществляется с помощью половых клеток – гамет (сперматозоидов и яйцеклеток). Каждая гамета несет одинарный, или гаплоидный, набор хромосом, содержащий только по одному гомологу; у человека это 23 хромосомы. Соответственно, каждая гамета содержит только один аллель каждого гена. Половина гамет, производимых особью, несет один аллель, а половина – другой. При слиянии яйцеклетки со сперматозоидом – оплодотворении, – образуется одна диплоидная клетка, называемая зиготой. Из клеток, получающихся в результате митотических делений зиготы в процессе индивидуального развития (онтогенезе), формируется новый организм. В зависимости от того, какие аллели несет данная особь, у нее развиваются те или иные признаки. Отметим, что равновероятное распределение аллелей по гаметам было открыто Грегором Менделем в 1865 и известно как Первое правило Менделя.

    НАСЛЕДОВАНИЕ АУТОСОМНЫХ ПРИЗНАКОВ

    Рассмотрим такой признак, как группа крови. Имеется целый ряд типов, или систем, групп крови. Наиболее известна система AB0, по которой различают четыре основных группы: I, II, III и IV; эти группы обозначают также как 0, A, B и AB, поскольку различие между ними определяется тем, какой белок (антиген) присутствует в эритроцитах человека: A или B. Генетически система групп крови AB0 контролируется тремя аллелями: один аллель, обозначаемый A, контролирует синтез антигена A, другой аллель, B, – синтез антигена B, а третий аллель , – неактивный и не вызывает образования антигена. Соответственно синтезируемым антигенам и различают четыре группы крови, но им отвечают шесть генетических вариантов (генотипов):

    генотип 00 A0 AA B0 BB AB
    типы белка A B AB
    группа крови I II III IV

    Аллель проявляется фенотипически, т.е. как признак организма, только тогда, когда он оказывается в гомозиготном состоянии (00); этому соответствует первая группа крови, характеризующаяся отсутствием групповых антигенов. В гетерозиготном состоянии (генотипы A0 и B0) он никак не влияет на формируемый фенотип, который целиком определяется альтернативным аллелем (A или B). Поэтому фенотипически генотипы A0 и AA тождественны: они характеризуются наличием антигена A и определяют вторую группу крови. Точно так же тождественны генотипы B0 и BB, определяющие третью группу, т.е. наличие антигена B.

    В том случае, когда у гетерозиготной особи фенотипически проявляется только один аллель, говорят, что этот аллель доминантный; при этом другой аллель называется рецессивным. Для системы групп крови AB0, аллели A и B доминируют над аллелем ; последний же рецессивен по отношению к ним. Если оба аллеля проявляются в фенотипе гетерозиготной особи, то говорят, что они кодоминантны. Так, аллели A и B кодоминантны по отношению друг к другу: в гетерозиготном состоянии (AB) они определяют присутствие обоих антигенов, A и B, т.е. четвертую группу крови.

    Механизмы рецессивности и доминантности.

    Рецессивными часто бывают «дефектные» аллели, не способные производить соответствующий продукт (белок). Поэтому многие наследственные заболевания, обусловленные нехваткой или отсутствием какого-либо белка или фермента, передаются как рецессивный признак: ими страдают только лица гомозиготные по дефектному аллелю. Доминантные болезни чаще всего вызываются аллелями, кодирующими измененные полипептидные цепи. Последние, входя в состав белка, нарушают его пространственную структуру и функциональную активность. Доминантным заболеваниям подвержены лица гетерозиготные по дефектному аллелю. В гомозиготном состоянии доминантные аллели, как правило, летальны.

    Расщепление признака в потомстве гетерозигот.

    У индивидов, гомозиготных по данному гену, все гаметы несут один и тот же его аллель. Среди гамет, производимых гетерозиготной особью, половина несет один аллель, а половина – другой. Знак «плюс» в следующей таблице показывает, какие гаметы производятся разными индивидами по локусу системы групп крови AB0.

    Группа крови I II III IV
    Генотип индивида 00 A0 AA B0 BB AB
    Продуцируе-
    мые гаметы
    0
    A
    B
    + +
    +
    + +

    Из этой таблицы видно, что люди со второй и третьей группами крови продуцируют разные гаметы в зависимости от того, гомозиготны они или гетерозиготны. Из таблицы также видно, какой генотип ожидается у детей от родителей с теми или иными группами крови. Если оба родители гомозиготны, то все их дети будут одинаковой группы. Например, родители с первой группой крови образуют гаметы, несущие только аллель , поэтому у их детей может быть только первая группа. Если мать имеет вторую, а отец третью группу крови и при этом они гомозиготны, т.е. их генотип, соответственно, АА и ВВ, то дети могут иметь только четвертую группу крови (АВ).

    Если же один или оба родителя гетерозиготны, то наблюдается т.н. расщепление признака в потомстве, вытекающее из сформулированного выше Первого правила Менделя и проявляющееся в том, что у детей могут появиться признаки, отсутствующие у родителей. Так, если бы в вышеприведенном примере мать была гетерозиготна, то она производила бы яйцеклетки двух типов – с аллелем A и с аллелем . При этом у нее может равновероятно родиться ребенок с третьей либо с четвертой группой крови (генотипа B0 или AB, соответственно). Таким образом, при генотипе матери А0 и отца ВВ дети не могут иметь группу крови матери; их группа крови будет либо такой же, как у отца, либо такой, какая не свойственна ни отцу, ни матери.

    Если оба родителя гетерозиготны, то разнообразие генотипов среди детей еще выше. Например, если отец и мать имеют вторую группу крови и генотип их A0, то генотип и группа крови их ребенка зависит от того, какая именно яйцеклетка созрела и каким сперматозоидом она будет оплодотворена. Поскольку в данном примере каждый из родителей производит гаметы A и , то генотип их ребенка может быть AA, A0 или 00, а согласно теории вероятностей шансы получить их распределяются как 1:2:1. Поскольку первые два генотипа определяют одну и ту же группу крови, то по признаку «группа крови» шансы иметь ребенка с первой или второй группой крови будут 1:3 (эти соотношения в потомстве гетерозиготных родителей были открыты Менделем). И наконец, если бы мать имела вторую, а отец третью группу крови и оба они были бы гетерозиготными, то с равной вероятностью у них мог бы родиться ребенок с любой группой крови.

    Наследование сцепленных признаков.

    К настоящему времени составлены подробные карты генов для многих видов растений, животных и человека, из которых можно видеть, какие из генов на какой хромосоме находятся. Знание карты генов позволяет предсказать поведение нескольких признаков в потомстве. Если разные признаки определяются генами, расположенными в негомологичных хромосомах, то они наследуются независимо друг от друга, поскольку в процессе мейотического деления негомологичные хромосомы (а значит и аллели разных генов) расходятся по гаметам случайно (см. ГЕНЕТИКА). Последнее известно как Второе правило Менделя. Например, такой признак, как альбинизм, связан с отсутствием меланина, синтез которого контролируется геном, расположенным в 11-й хромосоме. Следовательно, вероятность того, что у супругов-альбиносов будет ребенок-альбинос, не связана с вероятностью иметь определенную группу крови системы AB0, поскольку последняя определяется геном, находящимся в иной, негомологичной, 9-й хромосоме. Поэтому, если один или оба родителя имеют дефектные аллели, расположенные на разных хромосомах и вызывающие два разных заболевания, то вероятность того, что ребенок получит оба дефектных аллеля, будет равна произведению вероятностей получить каждый из этих аллелей в отдельности.

    Ситуация иная, если оба гена находятся в одной хромосоме, т.е. сцеплены. Например, на 2-й хромосоме человека имеется ген системы групп крови MN с двумя кодоминантными аллелями M и N. Близко к нему располагается другой ген, с доминантным аллелем S и рецессивным s, определяющий систему групп крови Ss. В зависимости от расположения этих аллелей на гомологичных хромосомах, будет наблюдаться различное распределение генотипов в гаметах и у потомков от гетерозиготных родителей. Действительно, если генотип матери MNSs, то ее хромосомная структура по этим двум генам может быть одного из двух типов:

    В первом случае продуцируются яйцеклетки и , а во втором – и . Пусть отец будет гомозиготным по обоим генам и имеет генотип MMss. Тогда в первом случае их дети могут иметь генотип MMSs и MNss, в то время как во втором случае возможные генотипы детей иные: MMss и MNSs.

    Рекомбинация сцепленных генов.

    В мейозе происходит событие, называемое кроссинговером, в ходе которого гомологичные хромосомы могут обменяться своими участками. Например, в рассмотренном выше примере, участок обмена может оказаться между генами систем MN и Ss:

    В результате обмена происходит т.н. рекомбинация генов и получаются кроссоверные гаметы и .

    Рекомбинация может произойти, а может не произойти в данном мейозе. Чем ближе гены располагаются на хромосоме, тем теснее их сцепление и тем реже она происходит. В частности, гены систем MN и Ss так тесно сцеплены, что их рекомбинация случается чрезвычайно редко, и в приближенных расчетах ею можно пренебречь. В общем случае вероятность, или частота, рекомбинации довольно значительна. Ее величина (R) находится между 0 (полное сцепление) и 0,5 (несцепленные гены) и является мерой генетического расстояния между генами на хромосоме; однако она не тождественна физическому расстоянию между генами, поскольку кроссинговер идет с разной интенсивностью в разных участках одной и той же хромосомы. Частота каждой из кроссоверных гамет равна R/2. Поскольку кроссинговер может и не произойти (с вероятностью 1–R), то данный индивид производит помимо кроссоверных еще и некроссоверные гаметы: и . Частота каждой из них среди всех гамет данного индивида равна (1–R)/2.

    Вернемся к приведенному выше примеру, где мать имеет генотип MNSs с хромосомной структурой.

    а отец – генотип MMss. С учетом рекомбинации, возможными генотипами их детей будут не только MMSs и MNss, но и MMss и MNSs. Однако их вероятности не одинаковы, как было бы в случае отсутствия сцепления, а равны 1–R для первых двух генотипов и R для остальных двух.

    НАСЛЕДОВАНИЕ ПОЛА И СЦЕПЛЕННЫХ С ПОЛОМ ПРИЗНАКОВ

    Наследование пола.

    Пол особи – это сложный признак, формируемый как действием генов, так и условиями развития. У человека одна из 23 пар хромосом – половые хромосомы, обозначаемые как X и Y. Женщины – гомогаметный пол, т.е. имеют две X-хромосомы, одну – полученную от матери, а другую – от отца. Мужчины – гетерогаметный пол, имеют одну X— одну Y-хромосому, причем X передается от матери, а Y – от отца. Заметим, что гетерогаметный пол не всегда обязательно мужской; например, у птиц это самки, в то время как самцы гомогаметны. Имеются и другие механизмы детерминации пола. Так, у ряда насекомых Y-хромосома отсутствует. При этом один из полов развивается при наличии двух X-хромосом, а другой – при наличии одной X-хромосомы. У некоторых насекомых пол определяется соотношением числа аутосом и половых хромосом. У ряда животных может происходить т.н. переопределение пола, когда в зависимости от факторов внешней среды зигота развивается либо в самку, либо в самца. Развитие пола у растений имеет столь же разнообразные генетические механизмы, как и у животных.

    Отклонение от баланса половых хромосом, приводит к патологии, подобно тому как и отклонение от нормального числа аутосом также приводит к тяжелым болезням (см. ВРОЖДЕННЫЕ ПОРОКИ). Однако следует иметь в виду, что формирование пола и нормальных половых признаков – сложный физиологический процесс, в который вовлечены гены не только половых хромосом, но и аутосом. Гормональные и другие физиологические нарушения могут приводить к тому, что из «мужской» зиготы XY развивается внешне почти нормальная женщина, но с определенными мужскими признаками – по типу волосяного покрова, структуре мышц, тембру голоса и др. – и имеющая вместо матки недоразвитые семенники, что делает ее бесплодной. Возможно и обратное, когда при наличии генотипа XX индивид развивается с вторичными половыми признаками мужского пола. Подобные отклонения встречаются не только у человека, но и у других видов.

    Генетическая детерминация пола, определяемая набором половых хромосом, поддерживает равное воспроизводство самок и самцов. Действительно, женские яйцеклетки содержат только X-хромосому, поскольку женщины имеют генотип XX по половым хромосомам. Генотип же мужчин – XY, и потому рождение девочки или мальчика в каждом конкретном случае определяется тем, несет ли спермий X— или Y-хромосому. Поскольку же в процессе мейоза хромосомы имеют равные шансы попасть в гамету, то половина гамет, производимых индивидами мужского пола, содержит X-, а половина – Y-хромосому. Поэтому половина потомков ожидается одного пола, а половина – другого.

    Следует подчеркнуть, что предсказать заранее рождение мальчика или девочки невозможно, поскольку невозможно предугадать, какая мужская половая клетка будет участвовать в оплодотворении яйцеклетки: несущая X— или Y-хромосому. Поэтому наличие большего или меньшего числа мальчиков в семье – дело случая:

    Теоретически возможна избирательная элиминация спермиев с X— или Y-хромосомой, приводящая к разным вероятностям рождения мальчиков или девочек в каких-то семьях; однако в среднем эта вероятность остается близкой к 0,5.

    Признаки, сцепленные с X-хромосомой.

    Если ген находится в половой хромосоме (его называют сцепленным с полом), то проявление его у потомков следует иным, чем для аутосомых генов, правилам. Рассмотрим гены, находящиеся в X-хромосоме. Дочь наследует две X-хромосомы: одну – от матери, а другую – от отца. Сын же имеет только одну X-хромосому – от матери; от отца же он получает Y-хромосому. Поэтому отец передает гены, имеющиеся в его X-хромосоме, только своей дочери, сын же их получить не может. Поскольку X-хромосома более «богата» генами по сравнению с Y-хромосомой, то в этом смысле дочь генетически более схожа с отцом, чем сын; сын же более схож с матерью, чем с отцом.

    Один из исторически наиболее известных сцепленных с полом признаков у человека – это гемофилия, приводящая к тяжелым кровотечениям при малейших порезах и обширным гематомам при ушибах. Она вызывается рецессивным дефектным аллелем , блокирующим синтез белка, необходимого для свертывания крови. Ген этого белка локализован в Х-хромосоме. Гетерозиготная женщина + (+ означает нормальный активный аллель, доминантный по отношению к аллелю гемофилии ) не заболевает гемофилией, и ее дочери тоже, если у отца нет этой патологии. Однако ее сын может получить аллель , и тогда у него развивается гемофилия.

    Гемофилией был поражен царевич Алексей, сын императора России Николая II. Его мать, царица Александра Федоровна, была гетерозиготна по этому аллелю и унаследовала его от своей матери Алисы, которая, в свою очередь, получила его от прабабушки царевича Алексея, английской королевы Виктории:

    В гетерозиготном состоянии ген гемофилии не проявляется, и поэтому женщины в королевских семьях Европы не страдали гемофилией. Однако многие принцы – потомки королевы Виктории (мутация произошла, по-видимому, именно у нее) получили этот ген и были поражены гемофилией. Вероятность того, что царевич Алексей мог получить дефектный аллель от матери была равна 1/2; с той же вероятностью он мог получить от нее нормальный аллель. Осуществись второе из этих равновероятных событий в образовании гамет, и сценарий судьбы императорской четы выглядел бы иначе.

    Рецессивные заболевания, вызываемые генами X-хромосомы, намного реже поражают женщин, чем мужчин, поскольку у них заболевание проявляется только при гомозиготности – наличии рецессивного аллеля в каждой из двух гомологичных X-хромосом; мужчины заболевают во всех случаях, когда их единственная X-хромосома несет дефектный аллель. Количественно это следует из соотношений Харди – Вайнберга (см. ПОПУЛЯЦИОННАЯ ГЕНЕТИКА). Пусть q означает частоту рецессивного аллеля в популяции, т.е. долю X— хромосом, несущих этот аллель. Доля мужчин, имеющих данный аллель и подверженных вызываемой им болезни, равна q. В то же время доля больных женщин равна частоте гомозигот, т.е. q 2 . Следовательно, число мужчин, больных рецессивным сцепленным с X-хромосомой заболеванием, в 1/q больше, чем число больных женщин. Например, если частота расположенного в X-хромосоме аллеля, вызывающего дальтонизм (неспособность различать цвета), равна 0,05 (т.е. дальтонизм имеется у 5% мужчин), то число дальтоников-мужчин в 20 раз больше, чем дальтоников-женщин.

    Пример сцепленного с полом кодоминантного наследования – рыжая окраска домашней кошки, определяемая аллелем у. В гетерозиготном состоянии активными являются оба аллеля (нормальный и у), и поэтому местами шерсть кошки имеет обычную окраску, а местами рыжую. Гомозиготные кошки – целиком рыжие (за исключением возможных белых пятен, вызываемых другим геном, блокирующим синтез пигментов). Самцы же не могут быть частично рыжими; они либо нерыжие, либо целиком рыжие (с возможными белыми пятнами). Исходя из тех же рассуждений, что и абзацем выше, можно было бы заключить, что целиком рыжие коты встречаются гораздо чаще, чем полностью рыжие гомозиготные кошки: частоты их в популяции, соответственно, q и q 2 , где q – частота «рыжего» аллеля y. Однако в случаях кодоминантного наследования эти рассуждения неприменимы. На самом деле кошки с наличием рыжего цвета (как полностью, так и частично) встречаются гораздо чаще, чем рыжие коты: их частота равна сумме частот гомо- и гетерозигот: q 2 + 2q (1– q) = 2qq 2 . Например, если частота «рыжего» аллеля равна 0,05, то чисто рыжих кошек должно быть 0,25%, рыжих котов – 5%, а кошек с рыжими пятнами – почти 10%.

    Хромосомные перестройки иногда приводят к тому, что фрагмент одной хромосомы «отламывается» и присоединяется к другой хромосоме. Это может произойти и с половыми хромосомами. Так, например, изредка встречаются коты с частично рыжей окраской; это обусловлено тем, что часть X-хромосомы, несущей аллель y, присоединились к Y-хромосоме. В результате по этому локусу наследование осуществляется так же, как и аутосомных генов, т.е. коты с указанным хромосомным нарушением тоже могут быть гетерозиготными, а потому частично рыжими. Однако поломка хромосом приводит к патологиям, в данном случае – глухоте и бесплодию. Это было подмечено давно и выражено во фразе «трехцветные коты глухие». Под третьим цветом здесь понимаются белые пятна. Однако этой патологией страдают и «двуцветные», частично рыжие без белых пятен коты (не путать рыжий цвет с коричневым, который вызывается другим, аутосомным, геном и распространен в ряде пород кошек).

    Сцепление с Y-хромосомой.

    Сведения о генах, находящихся в Y-хромосоме, весьма скудны. Предполагается, что она практически не несет генов, обусловливающих синтез белков, необходимых для функционирования клетки. Но она играет ключевую роль в развитии мужского фенотипа. Отсутствие Y-хромосомы при наличии только одной X-хромосомы приводит к т.н. синдрому Тернера: развитию женского фенотипа с плохо развитыми первичными и вторичными половыми признаками и другими отклонениями от нормы. Встречаются мужчины с добавочной Y-хромосомой (XYY); они высокого роста, агрессивны и нередко аномального поведения. В Y-хромосоме выявлено несколько генов, ответственных за регуляцию синтеза специфических ферментов и гормонов, и нарушения в них приводят к патологиям полового развития. Имеется ряд морфологических признаков, которые, как полагают, определяются генами Y-хромосомы; среди них – развитие волосяного покрова ушей. Подобного рода признаки передаются только по мужской линии: от отца к сыну.

    НАСЛЕДОВАНИЕ СЛОЖНЫХ ПРИЗНАКОВ

    Мы рассмотрели правила передачи признака потомству в случае, когда он определяется одним геном. Они справедливы для всех организмов, но тем не менее являются лишь основой для понимания того, как наследуются свойства организма. Дело в том, что многие признаки определяются двумя или большим числом генов. Аллели каждого из этих генов наследуются так, как описано выше. Однако характер наследования признака, который они определяют, зависит от взаимодействия этих аллелей и может быть очень сложным.

    Рассмотрим в качестве примера окраску. Окраска шерсти у животных или цветка у растений определяется типом пигмента, его распределением по волосу, перу или лепесткам, пространственным распределением по-разному пигментированных структур и т.д. Все эти частные свойства контролируются разными генами, а в совокупности они все и определяют то, что мы называем окраской.

    Например, окраска такого детально изученного экспериментального животного, как мышь, детерминируется по меньшей мере пятью генами. Обычная окраска мыши – серая. Однако сам волос не может быть серым, пигмента такого цвета нет. На самом деле у такой мыши синтезируется и мигрирует в волос черный пигмент, но черная пигментация основания и кончика волоса прерывается желтым кольцом, в котором находится желтый пигмент. Такая окраска называется «агути», именно она и делает мышь «серой». Желтая полоса контролируется геном агути, A, аллель A которого контролирует образование желтой полосы. Рецессивный аллель этого гена, a, блокирует поступление желтого пигмента в волос и обусловливает в гомозиготном состоянии черную окраску мыши. Другой ген, B, контролирует синтез пигментов: доминантный аллель B вызывает образование черного, а рецессивный аллель b коричневого пигмента. В результате, мышь, имеющая оба доминантных аллеля, A и B, – это обычная «серая мышь», а мышь aa и с аллелем B – черная. Однако мышь гомозиготная по второму гену, т.е. bb, и с аллелем A имеет окраску цвета корицы (комбинация коричневого волоса и желтого кольца агути). Мышь же гомозиготная по обоим генам, aabb, полностью коричневая. Имеется ген C, рецессивный аллель которого может прерывать синтез пигментов, и гомозиготная по этому аллелю мышь – белая (альбинос). Ген D контролирует количество пигмента в волосе, так что воспринимаемые глазом различия в интенсивности окраски (например, от светло- до темнокоричневого), определяются различными аллелями этого гена. Ген S детерминирует распределение пигментов по телу и может приводить к пятнистой окраске. Аналогичные гены описаны и у других млекопитающих: домашней кошки, лошади, пушных зверей. Окраска оперения у птиц, надкрылий у жуков, цветка у растений тоже контролируются многими генами; разнообразие сочетаний различных аллелей и определяет то разноцветье, что мы видим в природе.

    Многие сложные признаки имеют количественную природу, т.е. степень их выраженности бывает разной и может быть измерена. Например, активность фермента измеряется скоростью катализируемой им реакции, т.е. количеством вещества, подвергшегося превращению в единицу времени. Этот показатель зависит от физико-химических свойств фермента, которые, в свою очередь, определяются его пространственной структурой, а в конечном итоге – генами, контролирующими синтез составляющих его полипептидных цепей. Различные аллели каждого из этих генов могут по-разному влиять на конечный (самый важный) признак – активность фермента, образуя почти непрерывный ряд: от слабой активности до очень высокой. Более того, влияние этих аллелей сказывается и на других, не менее важных свойствах, таких, например, как стабильность работы белка при низкой или высокой температуре, пониженной или повышенной кислотности, нехватке или избытке субстрата. Различная интенсивность работы сотен ферментов и белковых гормонов, вызванная различием в аллельном составе, ведет к различиям между особями в росте и развитии, в способности усваивать пищу, переносить нехватку кислорода, перепады температуры и другие изменения условий среды.

    Целый ряд признаков, в частности рост, размеры тела, плодовитость, сопротивляемость инфекциям, также контролируются многими генами и проявляют непрерывную, количественную изменчивость. В медицинской генетике выделяют т.н. мультифакторные заболевания, которые нередко проявляются в форме слабых отклонений от нормы и диагностируются как болезнь, когда эти отклонения оказываются значительными. Такие заболевания можно рассматривать как различную выраженность неких количественных признаков (или признака), создающих предрасположенность к данному заболеванию.

    В становлении сложных признаков большую роль играют условия среды, в которой развивается организм. Так, рост человека в основном обусловлен генетически, но при хорошем питании и хороших условиях жизни люди в среднем выше, чем в популяции с такими же генетическими данными, но находящейся в худших условиях. Подверженность туберкулезу и полиомиелиту определяется специфическими генами, но даже предрасположенные к ним люди не заболевают, если они не инфицированы соответствующими бактериями или вирусами. Уровень интеллекта тоже наследуется, но вклад среды в формирование подобных различий между людьми столь велик, что на самом деле мы должны больше говорить о социальных, нежели генетических, различиях (см. ИНТЕЛЛЕКТ).

    Что такое наследственность?

    Сможет ли в семье кареглазых родителей родиться голубоглазый малыш? Чтобы не гадать на кофейной гуще, достаточно подробнее изучить особенности наследственности генов. Что такое наследственность, как сочетание генов может повлиять на характер и внешность ребенка — попытаемся разобраться в основах генетики вместе.

    Что такое наследственность

    Наследственность — это умение организма передавать потомкам собственные признаки и особенности развития или свойство быть похожим на родителей. Например, ребенок может перенять определенные черты характера, внешности, задатки, тип обмена веществ и заболевания родителей — любые признаки, характерные для данного биологического вида. Все это возможно благодаря молекулам ДНК — генетическому материалу клеточных организмов. В то же время каждый отдельный индивид всегда имеет и собственные отличительные признаки и особенности.

    Краткая история генетики — науки о наследственности

  • Античность — естественный интерес к проявлению наследственности
    Наследственностью занимается специальная наука — генетика. Самые первые человеческие подозрения, что какие-то особенности могут передаваться из поколения в поколение, появились еще во времена античности. Еще Аристотель, Гиппократ и другие известные древние греки пытались ответить на важные биологические вопросы. Их интересовало, что переносит наследственные задатки, каким образом это происходит и какие именно свойства передаются потомству чаще всего.
  • Середина XIX века — научные основы генетики
    Однако создание базы научных представлений отмечено серединой XIX века — именно тогда ученый Г. Мендель изучал дискретность наследственных факторов и разработал особые законы скрещивания.
  • XX век — активное развитие генетики
    Благодаря изысканиям ученого с начала XX века генетика и оформилась как наука, да еще начала переживать настоящий бум. Сначала на весь мир прогремела идея о том, что признаки передаются от одного поколения к другому благодаря генам — так появилась генная теория. В 1953 году английский биофизик Ф. Крик и американский биофизик Дж. Уотсон создали структурную модель дезоксирибонуклеиновой кислоты, которую сегодня видел каждый — это макромолекула ДНК в виде двойной спирали. С этого момента процесс наследования стали воспринимать как передачу генетической информации, которая находится в химическом строении ДНК. Потом появилась инновационная генная инженерия, которая сегодня позволяет создавать и конструировать искусственные генетические системы.
  • Сейчас благодаря развитию генетики мы знаем главные качества наследственности, можем разобраться в ее свойствах и закономерностях.

    Виды генетики

    Генетику человека разделяют на несколько разделов:

    • Популяционная генетика.
      Изучает генофонд популяции, генетические процессы в больших группах людей, которые происходят под влиянием мутации, при определенных браках, отбора, миграции или изоляции населения. Также она изучает закономерность формирования человеческого генотипа.
    • Биохимическая генетика человека.
      Занимается изучением механизмов генетического контроля различных биохимических процессов. Для этого используются передовые методы биохимии: электрофорез, хроматография, анализы и т.д.
      • Цитогенетика.
        Главным образом изучает материальные носители наследственности — хромосомы, их поведение, функции и строение. Основываясь на полученных данных, цитогенетика исследует закономерности развития и наследования признаков организмов.
      • Иммуногенетика.
        Выделяется благодаря установлению многих иммунологических признаков. В основном это антигены лейкоцитов и эритроцитов, белковые группы сыворотки крови. Иммуногенетика занимается изучением наследственных факторов иммунитета, закономерности наследования антигенных факторов.
      • Виды наследственности

        Ядерная или хромосомная наследственность человека

        Этот вид наследственности связан с передачей наследственных признаков, расположенных в хромосомах ядра.

        Критерии типов ядерной наследственности:

      • аутосомно-рецессивный тип наследования встречается не в каждом поколении. Дети избегут наследования, если признак имеется лишь у одного родителя. В иных случаях наследование возможно;
      • аутосомно-доминантный тип наследования — ребенок может унаследовать этот признак у одного из родителя. По этой причине этот тип наследования встречается в каждом поколении;
      • голандрический тип наследования передается по мужской линии, так как является исключительно мужским признаком;
      • рецессивный тип наследования с Х – хромосомой ребенок может унаследовать в редких случаях. У девочки может проявиться этот признак, если он есть у отца;
      • доминантный тип наследования с Х – хромосомой наследуется девочками в 2 раза чаще.
      • Цитоплазматическая или нехромосомная наследственность

        Эта наследственность осуществляется с помощью молекул ДНК, находящихся вне хромосом, в пластидах и митохондриях.

        Наследственность и заболевания

        Часто вместе с чертами характера и особенностями внешности детям от родителей передаются и многие заболевания. Вероятность развития болезни у ребенка увеличивается, если наследуется от обоих родителей. А избежать этого стало возможно благодаря специальным генетическим исследованиям. Все генетические заболевания разделяют на следующие группы:

      • хромосомные болезни — они проявляются, когда изменяется структура или число хромосом. Одним из ярких примеров подобных заболеваний является гемофилия. Это заболевание наследуется вместе с Х-хромосомой, страдают им мужчины;
      • заболевания, вызванные мутацией одного гена. Это некоторые виды атеросклероза, болезнь Альцгеймера, фенилкетонурия;
      • заболевания, вызванные проявлениями различных взаимодействий генов и факторов окружающей среды.
      • Таким образом, факторы окружающей среды могут послужить триггерами, а вовлеченные гены могут повысить шанс человека заболеть. Сюда относится большинство психических заболеваний.

        Хромосомы, заключённые в ядре клетки, являются носителями генов и представляют собой материальную основу наследственности.

        Цитоплазматическое наследование отличается от ядерного по нескольким параметрам. Во-первых, цитоплазматические гены присутствуют в сотнях и тысячах копий в каждой клетке, поскольку в клетке может быть множество органелл, каждая из которых содержит несколько молекул ДНК. Во-вторых, гены органелл расходятся при делении клеток по дочерним клеткам совершенно случайно и в смысле числа копий, и в смысле аллельного состава. В-третьих, цитоплазматические гены передаются, как правило, только через женские гаметы. В-четвёртых, цитоплазматические гены крайне редко рекомбинируют, и процесс рекомбинации ДНК органелл описан только для соматических клеток. В-пятых, цитоплазматические гены могут реплицироваться неоднократно за один клеточный цикл [4] .

        Для митохондриальной ДНК (мтДНК) характерно однородительское наследование, и в большинстве случаев зигота получает все свои митохондрии от матери. Существуют механизмы, которые практически полностью предотвращают передачу отцовских митохондрий следующему поколению. Есть некоторые исключения из этого правила. В некоторых группах растений и грибов обнаружено наследование митохондрий от обоих родительских организмов. У некоторых видов двустворчатых моллюсков отцовские митохондрии наследуются клетками зародышевого пути, в то время как соматические клетки получают мтДНК от матери, такое наследование можно назвать двойным однородительским наследованием [6] .

        Что такое наследование и наследственность

        Мнение о том, что хромосомы — подходящие кандидаты на роль материальных носителей наследственности, одним из первых высказал Август Вейсман. В своей «Эволюционной теории», вышедшей в 1903 году, Вейсман отнёс наследственное вещество, называемое им зародышевой плазмой, к ядру половых клеток, а затем — к хромосомам и хроматину. Он это сделал потому, что, судя по цитологическим данным, хромосомы вели себя именно так, как им следовало себя вести, если бы они представляли собой вещество наследственности: они удваивались и разделялись на две равные группы при делении соматических клеток; число их уменьшалось вдвое при образовании гамет, предшествующем смешиванию мужского и женского вкладов во время оплодотворения [3] .

        Цитоплазматическое наследование

        Цитоплазматическая ДНК может находиться в состоянии гетероплазмии, когда в одной органелле, клетке, органе или организме сосуществуют несколько вариантов цитоплазматических генов, или в состоянии гомоплазмии, когда не наблюдается различий по цитоплазматическим генам.

        Явление нехромосомного (внехромосомного, внеядерного, цитоплазматического) наследования было открыто в 1909—1910 году немецкими исследователями Карлом Корренсом и Эрвином Бауром. В 1909 году К. Корренс сообщил, что при изучении декоративного растения Mirabilis jalapa (ночная красавица) он обнаружил, что окраска листьев (зеленая или пёстрая) наследуется не по Менделю и зависит от материнского растения. Независимо от него в том же выпуске журнала Э.Баур опубликовал статью, в которой также описывал неменделевское наследование признаков при скрещивании пёстролистных растений герани Pelargonium, связанным, по предположению Э.Баура, с наследованием пластид по материнской и отцовской линии [5] . В 1910 году Э.Баур опубликовал результаты экспериментов с пестролистными растениями львиного зева Antirrhinum majus, в которых наследование цвета побегов было исключительно материнским. Э.Баур дал правильную интерпретацию явления неменделевского наследования пёстролистности, считая, что хлоропласты, как и ядро, несут наследственные факторы, способные мутировать, а при митозе пластиды распределяются случайным образом [4] .

        Митохондриальное наследование

        У млекопитающих митохондрии передаются строго по материнской линии, после оплодотворения митохондрии сперматозоида уничтожаются на стадии дробления. В яйцеклетке 150—200 тыс. митохондрий и количество мтДНК колеблется примерно в этом же диапазоне. Отсюда следует, что каждая митохондрия в яйцеклетке содержит одну-две молекулы мтДНК. Наличие лишь одной-двух молекул мтДНК в митохондрии обеспечивает более яркое фенотипическое проявление её мутаций. Вероятно, это позволяет на ранних стадиях развития очистить пул митохондрий от дефектных собратьев, которые узнаются и уничтожаются специальными клеточными структурами — митофагами, играющими в клетке роль мусорщиков [7] . Установлено, что у млекопитающих гетероплазмия даже по нейтральным мутациям в мтДНК достаточно быстро, в течение считанных поколений, сменяется гомоплазмией [8] . Это позволило выдвинуть концепцию прохождения мтДНК через бутылочное горлышко на одной из стадий развития. Действительно, после оплодотворения зиготические деления не сопровождаются делениями митохондрий, в результате чего количество митохондрий на клетку снижается с 200 тыс. в яйцеклетке до 5 тыс. на клетку в бластоцисте [8] . После имплантации, в ходе дальнейшей дифференцировки клеток, обособляются первичные половые клетки, гоноциты, в которых наблюдается наименьшее число митохондрий на клетку — 10. Таким образом, митохондрии, которые участвуют в формировании предшественников половых клеток, составляют лишь малую часть (0.01 %) от всего изначального пула митохондрий зиготы. Из-за резкого уменьшения количества митохондрий (примерно в 20 тыс. раз) в клетке сильно сокращается разнообразие мтДНК, а вкупе с механизмом уничтожения дефектных митохондрий это должно обеспечивать передачу следующему поколению только правильно работающих митохондрий [7] .

        Наследие, наследство и наследственность

        Виктор Ерофеев: Сегодня у нас в гостях: адвокат Ирина Еремина, писатель и историк Леонид Юзефович и доктор биологических наук Николай Янковский. Тема нашей передачи – наследие, наследство и наследственность. В общем это будет передача о том, как мы следим в этом мире. Вот смотрите: корень один – наследие, наследство и наследственность, а значения разные, их много, они перекликаются, пересекаются и одновременно отделены друг от друга. Тема наследие, наследство и наследственность говорит о том, что мы в этом мире оставляем действительно важные вещи после себя, в которых надо разобраться или семье или культурному нашему потомству или же мы должны оставить какие-то весточки о нас, которыми будут заниматься ученые-генетики, что в нас такое, что имеем такое, что связано с продолжением рода, с пунктирной линией, которая проходит через много веков. Это все, мне кажется, очень важно. Потому что наша проблема, проблема нашей страны – это проблема без корней. С одной стороны, вроде бы корни есть, но каждый раз из поколения в поколение они почему-то или политически, или социально, или еще каким-то образом, даже и культурным они подтачиваются. И поэтому эта тема, я ее выстроил и предлагаю вашему вниманию, дорогие друзья, потому что, мне кажется, что без корней нам жить трудно и наша жизнь обретает ту самую досадную оскомину случайностей, которая в самом деле не помогает. Давайте начнем с наследия. У нас очень хороший писатель Леонид Юзефович, кстати говоря, сейчас у него по телевидению идет сериал. Давайте, Леонид, начнем не с наследия, а с вашего сериала. О чем этот сериал?

        Леонид Юзефович: Это не сериал — это фильм, он снимался как фильм. Это история гражданской войны вперемешку с историей языка эсперанто.

        Виктор Ерофеев: Вот это интересно. Мы теперь знаем, что эсперанто – это английский, все говорят на английском как на эсперанто. А был такой язык. Когда, кстати говоря, эсперанто?

        Леонид Юзефович: В 1887 году он появился.

        Виктор Ерофеев: В Испании?

        Леонид Юзефович: Нет, почему, у нас в России, если считать царство польское Российской империей.

        Виктор Ерофеев: Давайте все-таки о наследии. Культурное наследие, что вы вкладываете, Леонид, в это понятие?

        Леонид Юзефович: Вы знаете, я готовился немножко по-другому. Слова «наследство» и «наследие», они отличаются только суффиксами. Вернемся если к основному значению – идущий по следам. Слово «наследие» — это слово не могло появиться языке раньше, чем во второй половине 18 века, поскольку оно обозначало те явления, которые раньше словами не формулировали. Суффикс «ство» гораздо более древний, он говорит: у нас сейчас это материальное явление, а наследие не материальное. На самом деле все это очень относительно. Наследство, как такую архитепическую историю мне хотелось бы вспомнить сказку о коте в сапогах. Там собственно три брата, один получает мельницу, другой осла, а третий кота, то есть он не получает практически ничего. Но наибольших успехов добивается тот, кто не получает ничего. И вообще во всех сказках, фольклоре всех народов младший сын, не имеющий наследства, он наиболее динамичен, он наиболее подвижен и он может сломать сложившуюся структуру общества. Кот – это только метафора его тяги к дому. Кот — это домашнее животное, тяга к тому, чтобы обрести какую-то новую функцию.

        Виктор Ерофеев: В наших сказках то же самое? Три брата.

        Леонид Юзефович: Три брата не только в наших — это в сказках любого народа. И тут возникает странный парадокс. С одной стороны, наследство и вообще институт наследства — это важный социальный регулятор. В то же время человеческая история в этот социальный регулятор включает механизм запрограммированного сбоя. Вспомним, допустим, правило майората в средневековой Европе, когда наследником должен был становиться старший брат и имение не дробилось. Это очень важно для поддержания социальной устойчивости. Но кто изменил лицо мира? Скажем, все крестовые походы, ведь основной движущей силой крестовых походов были младшие сыновья — это самый подвижный слой средневекового общества. И вот это как-то все очень здорово. Иногда, когда задумываешься о социальной истории, чувствуется в ней какой-то замысел. Говорят, что физики склонны верить в Господа. Вы знаете, что сейчас история настолько велика человечества, что если окинуть взором это пространство, тоже невольно возникает ощущение того, что там что-то, как-то, какое-то предназначение существует.

        Виктор Ерофеев: Мне нравится эта идея, что младшие меняют мир, а старшие консервативные, они остаются на земле, они с этим наследством живут.

        Леонид Юзефович: Они живут с ослом и с мельницей — это тоже необходимо, это очень нужно, но нужны и лишенные наследства.

        Виктор Ерофеев: Но вот беда, у нас остаются только старшие братья, потому что населения мало, средних и меньших просто нет.

        Леонид Юзефович: Майорат уже не действует. Я хотел вспомнить роман Вольтера Скотта «Айвенго», где главный герой, олицетворяющий переход из одного социального слоя в другой, выступает на турнире знаменитом и его девиз «Лишенный наследства».

        Виктор Ерофеев: Ирина, у нас сегодня в гостях адвокат Ирина Еремина, может быть мы не так глубоко погрузимся в историю, как это сделал писатель Юзефович, еще раз повторю, замечательный писатель, мне очень нравится, как он работает, как он пишет. А вот просто сравним советское время и сегодня, наследство в советское время, что-то отличается по закону, по ощущениям жизни или мы еще не переварили?

        Ирина Еремина: Нет, происходят изменения в законодательстве. Если раньше наследовали только наследники двух очередей, то с 2001 года практически все родственники, если нет предыдущей очереди, то какая-то линия родства может всегда появиться, то есть она есть и унаследовать, если остались какие-то родственники, они всегда могут. И в этом направлении идет развитие законодательства, чтобы развитие частной собственности и института наследования, наследственности это у нас развивается.

        Виктор Ерофеев: Развивается в сторону демократических концепций?

        Ирина Еремина: То есть если раньше могли наследовать в первую очередь супруг, дети, родители и вторая очередь братья, сестры, дедушки, бабушки, то сейчас, например, практически все родственники, то есть семь очередей наследников установлено, если нет этих очередей, тогда нетрудоспособные.

        Виктор Ерофеев: Я не понимаю — семь очередей.

        Ирина Еремина: Законодательство предусматривает, что первая очередь супруг, дети, родители, если нет этой очереди наследников, то вторая очередь братья, сестры, третья очередь — родственники родителей, братьев, сестер и так далее. И семь очередей. Но даже если нет семи очередей, может возникнуть восьмая очередь, то есть это нетрудоспособные иждивенцы, которые не являются родственниками, но находились на иждивении.

        Виктор Ерофеев: Значит при советской власти таких очередей не было?

        Ирина Еремина: Было только две очереди и все. И когда произошел этот перелом, в 2001 году приняли третью часть гражданского кодекса, то было просто прогрессивное начало. И происходило множество судебных споров, потому что данный кодекс был введен с определенного числа, и люди все хотели, очень много наследников раньше было, которые не могли оформить свои наследственные права из-за того, что они не вошли в первую, вторую очередь.

        Виктор Ерофеев: Николай, вы генетик, и я так понимаю, что в нашей стране были проблемы не только с наследием и наследством, но и с наследственностью. Как сейчас обстоит дело? Мы действительно являемся генетической страной, то есть мы поддерживаем эти теории или у нас есть Мичурины, которые нам в нашей стране дают команды и помогают жить по-мичурински.

        Николай Янковский: Мичурин был толковый специалист, а что из него сделала система, он в этом не виноват. Мне бы хотелось обратиться к тезису, что старший ныне один и поэтому проблема, как страна развивается, движется вперед. Если старший один, значит он младший, значит двигаться вперед легче, можно посмотреть на проблему с этой стороны и посмотреть более оптимистично. По поводу того, что в нашей стране сейчас с генетикой. Я думаю, что с генетикой, как с другими науками, сейчас все в порядке с точки зрения того, что никто им не мешает. И все не в порядке с точки зрения того, что до них дела нет.

        Виктор Ерофеев: Никто не помогает?

        Николай Янковский: Да. Потому что объемы поддержки науки, которые были в советские времена, слава богу, что они сменились, но, тем не менее, они значительно меньше.

        Виктор Ерофеев: В советские времена, Николай, до конца генетика была под запретом или в последние годы началось движение к оттепели?

        Николай Янковский: Я начал учиться в 65 году в ленинградском университете и тогда в 64 году вышел первый учебник по генетике, и мы его увидели, потому что произошел октябрьский пленум ЦК КПСС, сняли Хрущева, не успели эту книгу пустить под нож напечатанную. Потому что обком партии упустил, что университет ее напечатал, она прошла без контроля. И прошел пленум ЦК и учебник в наших руках, я в частности, по нему учился благополучно. Конечно, сейчас тех людей, которые бы выступали за Лысенко, люди имеют право на свои убеждения. И когда я учился, профессор кафедры гистологии — это как раз наука, которая должна все рассматривать, он говорил, что: какие хромосомы, какая наследственность? Они есть, когда клетка делится, я их вижу, но потом их нет. А вы говорите, что там какой-то Гендель, Морган, хромосомы. Понимаете, это видение обыденного человека, но он был заведующий кафедрой, он нас учил. Но были другие люди, которые нас учили, и генетика в 30 годах в нашей стране была на одной из лидирующих позиций в мире. Да и до этого люди, которые были, уехали от нас, стали классиками генетики мировой. Тимофеев-Ресовский, работавший в Германии, потом уехавший сюда. Нобелевский лауреат Меллер приезжал сюда, поработал, после этого уехал. Сейчас есть часть людей, по опыту работы со студентами, один из семи человек, который кончает университет, какое-то другое место, они без этого жить могут. И им платят, не платят, они этим живут. И это в чем-то блаженная часть общества, но в чем-то счастливая. Не скромно себя относить, но для меня тоже в этом жизнь и что вокруг это производная от того, насколько я вижу свою работу, насколько вообще возможно.

        Виктор Ерофеев: Какие сейчас передовые направления генетики, чем занимается наука и здесь, и у нас в стране, и за рубежом? Как бы вы определили?

        Николай Янковский: Передовые направления, смотря как понимать. Большая часть людей занимается тем, на что дают деньги. Деньги дают через государственные инстанции, прежде всего фундаментальная наука финансируется не через частные источники. И поэтому основная часть исследователей, стало быть основная часть открытый идет через те потоки, которые определяются политически. Правда, сами они возникают неслучайно. Программа геном человека, такой паровоз технологический и идеологический нынешней науки, она родилась, потому что холодная война кончилась, и огромное число людей, которое было в ней задействовано ученых, они должны были потерять работу, в частности, в США, они должны были вывесить новый флаг. Этот флаг был вывешен американским департаментом энергетики, от которого я имел гранты в свое время, уже по геному человека. Они сказали, что мы должны были изучать, как радиация действует на человека, потому что разрабатывали оружие. Мы, изучив геном человека, сможем сказать, как он этого защищается. Если мы узнаем полностью его структуру, тогда мы сделаем большое дело человечеству. И на самом деле это было социальное, надо было ликвидировать большой слой ученых. Зачем? Была одобрена новая цель, из которой родилась новая программа важная, но перед этим она была сформирована людьми, тогда совершенно сумасшедшая идея, по-моему, это было в 85 году, Брэндон, такой гуру из Великобритании, нобелевский лауреат, что такую цель надо ставить — это было абсолютно немыслимо. Это было немыслимо, когда программы были утверждены финансированием, сначала в США, потом в нашей стране. И тем не менее, эти планы, это было поразительно, что было написано на бумаге, было реализовано, принципы научный, они были реализованы в технологии, которые дали результат, который дал сначала результат технический, химический, потом биологические интерпретации всех текстов, которые определили. Сейчас это действительно стало основной современной медицины, которая чем дальше, тем больше входить в нашу жизнь со всеми и отрицательными последствиями, которые возможны.

        Виктор Ерофеев: Какие отрицательные последствия?

        Николай Янковский: Отрицательные последствия, что часть наших признаков, хотя и небольшая, определенно связана с особенностями нашего генетического текста. Если он будет известен, а он в течение десяти лет скорее всего будет делаться для каждого человека еще до рождения, то там будет часть особенностей, которая предсказывается с вероятностью близкой к 100%. Таких особенностей, правда, немного, но они есть. Другие предсказываются с вероятностью, на них в достаточно большей степени влияет среда — это вещь не формализуемая пока и неизвестно, можно ли это формализовать когда-либо. Но есть связь процентная, которая известна в условиях. Какие, я не буду говорить какие-то страсти, но хотя почему. Такой признак редкий, к счастью, как болезнь Альцгеймера, часть его форм — это старческое слабоумие, небольшая часть, она генетически предопределена с очень большой вероятностью. И это определяется по генетическому тексту, хотя наступает этот признак при изменениях в одном месте генетической информации в 35-40 лет, а при другом примерно в 60-65, но это предопределено до рождения, это определено в момент образования первой яйцеклетки.

        Виктор Ерофеев: Невозможно изменить?

        Николай Янковский: Мы сейчас это не умеем, но зная, как это генетически контролируется, мы понимаем, что нам нужно узнать или в каком направлении двигаться, чтобы узнать, чтобы это скорректировать.

        Виктор Ерофеев: Я обратил внимание, что когда Леонид говорил о предназначении и какой-то неслучайности истории после того опыта, который накоплен, некая метафизическая матрица, то вы кивали. Вы как ученый кивали — это значит, что генетика тоже имеет метафизические корни и может подсказать, что тут все неслучайно? Движемся ли мы в сторону, условно говоря, идеализма, той самой науки, той самой идеологии, которая в Советском Союзе была неприемлема?

        Николай Янковский: Вы знаете, нет ни одного открытия, которое бы было подсчитано, что дважды два — это четыре. Всегда все вещи и чем важнее, тем больше, они предшествуют появлению каких-то доказательств, догадка. И эта догадка не формализуема, она появляется у человека в голове. И в этом смысле это идея и в этом смысле это идеализм. Я не беру философию всего этого, но появление идеи предшествует всем дальнейшим, открытиям, их приложениям и это первично.

        Виктор Ерофеев: Это первично. Но с другой стороны, генетика – это та самая наука, которая говорит, что воспитывай, не воспитывай, бейся, не бейся, но если у человека слабые способности, их очень трудно сделать сильными способностями. В этом смысле Мичурин был оптимистом.

        Николай Янковский: Проводилось исследование специальное, оно велось тому лет 25, это было Новой Зеландии. В городе у всех родившихся людей все показатели снимались, сейчас уже генетически, когда подошло время, и в частности, снимали показатели преступности по всем тем, кто родился. И рассмотрели корреляции генетические всех признаков, достаточно понятно, на что смотреть, не на все, но на что – понятно. Что оказалось, что действительно выявились определенные варианты генетических тексов, при которых вероятность совершения преступлений и их тяжесть больше. Но это ситуация, которая понятная, она говорит, что генетически предупреждено, что правда в какой-то степени. Но и среди людей, у которых нет этих вариантов тоже случались преступления разной степени тяжести, но с другими частотами, с меньшими.

        Это одна сторона. Другая сторона заключается в том, что когда разделили эти группы преступников на те, кто воспитывался в среде, благоприятствующей нормальному развитию или наоборот в среде, которая их постоянно подавляла, вот тут обнаруживалась поразительная вещь: что в тех случаях, когда гены, вообще говоря, давали склонность к асоциальному поведению, преступлению и так далее, то те дети, как показывает статистика, жизнь совершилась, прошло 30 лет, эти дети выросли в нормальных условиях, они не отличаются по частотам всех грустных событий, регистрируемых юриспруденцией и прочее, они не отличаются от тех детей, у которых генетически никакой предрасположенности нет. А вот в том случае, если предрасположенность генетическая есть, она видна и видна ярко на фоне формирования человека в условиях, которые его подавляют. И это очень большой урок, что вопрос не в том, что у вас гены хорошие или плохие, а как это все сочетается с условиями, в которых мы живем. И это экспериментальный факт, о чем я говорю, — это исследование, проведенное на многих тысячах людей.

        Виктор Ерофеев: И это в какой-то степени очень важный момент. Это, можно сказать, 50 на 50 в какой-то степени.

        Николай Янковский: Четыре разряда цифр, они существуют, потому что действительно больше десяти тысяч, четыре разряда (извините за слова, которые не надо говорить в микрофон), то есть тут большая статистика. Но различия не в разы, эти различия довольно небольшие. И поэтому то, что человек совершает преступление даже с плохими генами, условно говоря, даже в тяжелых условиях — это не означает, что это будет стопроцентный случай. Бывает действительно, слава богу, это очень редкие вещи, когда при изменении генетического текста эти изменения драматические, но таких случаев, просто по статистике таких случаев изменения генетической информации, они крайне редки, но они есть.

        Виктор Ерофеев: Леонид, я хочу вернуться к тому вопросу, с чего началась наша программа, а вы замечательно отклонились в другую сторону. Все-таки в чем наше главное наследие? У нас в стране какое наследие, в чем положительное, в чем оно заключается, на ваш взгляд?

        Леонид Юзефович: Тут с Россией очень сложно. Многие отвечают, за что можно Россию не любить. Но то, что за все Россию любим, и живем в ней, и не хотим никуда уезжать – это часто очень трудно формулируемо.

        Виктор Ерофеев: Чем дольше живешь, тем больше понимаешь, что культура, искусство в нашей стране гораздо сильнее и несравненно сильнее, чем государство и политика. У нас и были и есть гениальные люди, которые поражают и иностранцев, и нас своими способностями. А в то же время цивилизация, наша государственная цивилизация, она была безобразной, продолжает быть безобразной. Как вы думаете, почему это наследие культурное, в котором решено и не только решено, окончательно утверждены ценности, оно постоянно разрушается? Вот мы все мы люди, но с другой стороны перед нами стоит анонимное государство. Пока мы люди, все нормально, перед нами культурное наследие, мы вступаем в государство, что-то от нас отлетает и мы превращаемся в людей, которые несут какие-то странные ценности. Скажем, гражданская война, которую вы прекрасно знаете, если сейчас смотреть через много лет, видимо, белые защищали ценности, которые нужны были России, не красные же. Как вы сейчас смотрите на этот вопрос?

        Леонид Юзефович: Это связано вообще тоже с понятием наследство. История существует в той мере, в какой мы ее наследуем, в какой мы ее принимаем, признаем, в той она и существует. То, что мы не хотим брать, то вытесняется и исчезает из человеческой памяти.

        Виктор Ерофеев: Кроме того, что нет сослагательного наклонения, еще есть и вытеснение психологическое.

        Леонид Юзефович: Конечно, всегда существовало.

        Виктор Ерофеев: Если брать ваш тезис о том, что история метафизична, то тогда надо признать, что победа большевиков, например, была вполне закономерна, а не случайна, хотя в этот тезис я с трудом верю и мне как-то больно в это верить, потому что уж больно было страшно и тяжело стране.

        Леонид Юзефович: Вы знаете, к вопросу о наследстве. Наследство, хорошо получить в наследство кота — нет никаких обязательств.

        Виктор Ерофеев: Желательно не черного все-таки.

        Леонид Юзефович: Если ты получаешь мельницу — это одновременно накладывает на тебя определенные обязательства. Мы всегда хотим получить наследство, но получить без обязательств.

        Виктор Ерофеев: Это наша русская душа.

        Леонид Юзефович: Я думаю, что это общечеловеческое свойство. Что касается гражданской войны, белых и красных. Мой родной город Пермь, там был расстрелян великий князь Михаил Александрович. Это долгая и сложная история, объявили, что он бежал. Недавно один мой приятель, тоже пермский человек, был на родине нашей малой и пошел в краеведческий музей. Возвращается и говорит мне: «Слушай, все-таки, что творится. Там зашел в зал, в одной витрине Михаил Александрович, портрет, история, в соседней — красные командиры. Что это такое?». Но это же нормально, это наше наследие. Давайте возьмем роман, я его перечитываю постоянно – это «93 год» Гюго. Он написан, когда прошло гораздо меньше времени со времен великой Французской революции, чем теперь прошло со времен нашей революции, уже прошло сто лет, через десять лет будет сто лет. Давайте мы все успокоимся. У Гюго есть замечательная фраза в «93 годе», где он говорит о том, что Вандея — это рана на теле Франции, но есть раны, которыми можно гордиться. Давайте отнесемся к нашей гражданской войне как к ране, которой можно гордиться. Там был потрясающий героизм с обеих сторон и потрясающие порывы с обеих сторон. И к этому нужно относиться уже нормально, нужно успокоиться. Нужно понять, что Фрунзе — это замечательная фигура просто по своим человеческим талантам.

        Николай Янковский: Почему же радоваться двустороннему убийству?

        Леонид Юзефович: Нет, мы должны радоваться этому. История Франции, которая существует, давайте мы просто отнесемся к этому, мы не будем радоваться.

        Виктор Ерофеев: А тогда, что получится, мы через какое-то время объявим, что сто лет прошло и скажем: Сталин – это наш Наполеон, давайте к нему будем относиться спокойно и по этому поводу успокоимся и признаем, что истории нужны были эти трупы, нужно было сослать этих людей в ГУЛАГ, уничтожить и так далее.

        Леонид Юзефович: Нет, мы не должны радоваться.

        Виктор Ерофеев: Нет, радоваться – это эмоционально, но как бы согласиться, что это должно было свершиться. Я против Фрунзе ничего не имею, а Чапаев вообще народный герой.

        Леонид Юзефович: Если кальвинисты и признаем.

        Виктор Ерофеев: Я не думаю, что Ирина кальвинист.

        Леонид Юзефович: Мы признаем теорию предопределения, тогда непременно должно было случиться именно так. Но я просто призываю воспринимать вот эти враждующие станы как равно наши. Я призываю воспринимать тех и других.

        Виктор Ерофеев: Красные шли в бой за утопию. И вообще это часть нашей народной сказки, вы про кота и про мельницу, а наша народная сказка еще про самолеты, про самобранки и вообще про все те случаи, когда все дается одним щелчком и все переворачивается. Мне кажется, вот эта мечта о земном рае, о том, что можно найти город Китеж — это гениальная мечта с точки зрения сказки, но с точки зрения социологии, с точки зрения государственной идеи — это безумие, чем и кончилось. С другой стороны, белая идея, которая очищена от казенного царизма, который тоже был отвратителен, очевидно, в ней была другая сказка. В ней была сказка чести офицерской, настоящая красивая Россия, которая могла бы дать еще больший результат. Тут же нам говорил Николай, что даже генетическая наука очень много ученых родила в России, но им пришлось уехать.

        Николай Янковский: И сейчас не глупее.

        Виктор Ерофеев: Но тогда-то они уехали, изобретатели телевизоров, изобретатели вертолетов и так далее. И нам в наследство остается от них тот самый генофонд. Теперь вопрос о генофонде. Есть разные мнения о российском генофонде. Мне кажется, что это как раз передача, когда мне очень интересно задавать вопросы. Скажите, пожалуйста, действительно у нас перебит генофонд и что лучшие уже покинули нас или ушли наверх или в сторону, и мы среди худших и нам трудно выбраться из этого положения?

        Николай Янковский: Я вас порадую. В генетическом смысле все эти представления полная ерунда.

        Виктор Ерофеев: Значит мы сегодня помирили красных и белых, преступники не так уж генетически, и плохой генофонд – это ерунда.

        Николай Янковский: Дело в том, что вы когда говорите о том, каково поведение большей части людей, вы говорите о проявлении признаков, в которых чрезвычайно сложно генетический контроль. И нельзя, выбив любую часть этой выборки, очень умных на сегодня или самых сильных на сегодня, значительно изменить структуру популяции для будущего поколения. Это нужно делать очень долго и очень жестко. К счастью, это произойти не может.

        Виктор Ерофеев: А разве мы это не делали в нашей стране?

        Николай Янковский: Но это просто то, о чем я говорю — это фактология, а не идеология. Существуют расчеты. Если предположить, что признак контролируется не одним геном, а столько-то людей несут этот признак, мы их убираем, какая будет частота следующего, конечно, все считается. Другое дело, что расчеты бессмысленные, потому что генетического контроля признака доброй души мы не знаем и никогда, даст бог, не узнаем. Но, тем не менее, нельзя его сдвинуть за одно поколение. И поэтому в следующем поколении будут воспроизводиться традиции культурные наши во всем многообразии религии, языка, каких-то бытовых отношений и то они более пластичны. А генофонд гораздо более консервативен, с ним, слава богу, сделать чего-нибудь, даже если очень захочешь, очень сложно. И практически невозможно. Потому что все эти характеристики генетические в пространстве меняются по народу и практически меряем и количественно. Они меняются очень плавно. Если сделать физическую дырку в этом месте земли размером с Московскую область, то все то, что на границах, оно имеет те же частоты и наплыв населения воспроизведет практически то же самое. Я не говорю про мегаполисы, а про население, обитающее в сельской местности, в мегаполисе другие характеристики.

        Виктор Ерофеев: Ирина, давайте вернемся к более практическим делам. Вы рассказали, что наша страна в плане наследства, анализа и права движется в правильном направлении. А чисто практически что случается? Я так понимаю, что раньше нам по наследству передавали ложку, битую чашку, почти ничего не передавали. Сейчас дачи есть, виллы, самолеты у некоторых. Не является ли это проблемой для нашей страны, что мы первый раз через многие поколения сталкиваемся с идеей наследства и здесь могут быть серьезные и жесткие разборки?

        Ирина Еремина: Разборки с наследством были всегда, потому что наследство – это имущество, это то, что человек может владеть и распоряжаться этим. Поэтому всегда возникают проблемы, связанные с наследством. Действительно, раньше в наследство не могло входить, потому что это не могло быть частной собственностью, квартиры, дома, земля – это было все государственная собственность. Сейчас это все может быть частной собственностью, развитие приватизации и уже вообще подходим к окончанию бесплатной приватизации жилья, в частности. И поэтому сейчас наследуются предприятия, доли в предприятиях, квартиры, жилье, недвижимость, земля и все это в цене постоянно повышается и в связи с этим споры, которые происходят в суде, они тоже разгораются их становится все больше и больше.

        Виктор Ерофеев: Не перессорятся вся Россия из-за этого наследства?

        Ирина Еремина: Дело в том, что законодательство регулирует довольно подробно вопросы оформления наследства. Конечно, имеются проблемы, бывают довольно сложные дела, учитывая то, что в нашей стране само оформление наследства достаточно сложное, поскольку не все люди разбираются в законодательстве. Очень часто люди надеются на нотариуса и не обращаются к юристу за консультацией, а понадеявшись, потом им приходится обращаться в суд. Когда пройдет какое-то время, значительное время, проходит срок исковой давности и просто они лишаются.

        Виктор Ерофеев: Ирина, как вы думаете, какой процент населения у нас пишет завещание? Какая разница, если ты пишешь завещание и не пишешь, что тогда происходит, когда ты уже не с нами, а где-то далеко от нас?

        Ирина Еремина: Я думаю, что сейчас пишет завещание большее количество людей.

        Виктор Ерофеев: Примерно 5-7%?

        Ирина Еремина: Нет, я думаю, процентов 20-30, есть такой процент, поскольку есть что завещать.

        Виктор Ерофеев: То есть в основном богатые пишут и заранее, а не то, что вообще прямо на смертном одре.

        Ирина Еремина: Продумывают, меняют свои завещания в зависимости от того, как к ним относятся наследники. В отношении того, нужно ли писать завещание – это, конечно, решать тому, кто имеет это наследство.

        Виктор Ерофеев: Как бы вы сами посоветовали, нужно или не нужно?

        Ирина Еремина: Если имеется наследник по закону в любой очереди, то здесь будет происходит наследование именно так, как это предусмотрено гражданским кодексом, то есть очередность наследников, все в равных долях и никто не будет лишен наследства. Все, как бы они ни относились к наследодателю, они получат поровну. Если наследодатель считает, что кто-то недостоин принять наследство, он может выразить свою волю. Завещание – это воля. Он изменяет процедуру наследования по закону и происходит тогда так, как запланировал наследодатель. Он может возложить на наследника исполнение его причуд. Например, носить к нему на могилу цветочки в любом порядке.

        Виктор Ерофеев: То есть разные цветы в разный день и тогда он будет получать дальше наследство, а если нет, то тогда отберут.

        Ирина Еремина: Может предусмотреть человека, который будет контролировать исполнение этого завещания.

        Виктор Ерофеев: А поскольку у нас достаточно много самодуров, то можно представить себе что тут. Вообще, о чем мы говорим? Кто-то послушает нас, и так и сделает.

        Ирина Еремина: Это завещание, такая воля, он распоряжается своим имуществом так, как он считает нужным. И вот он планирует, что нужно так поступить или этак или вообще все подарить музею.

        Виктор Ерофеев: Леонид говорил о трех сыновьях. А может он сделать так: он даст мельницу младшему, кота среднему и осла старшему, то есть перемешать?

        Ирина Еремина: Конечно. Он может завещать совершенно постороннему человеку. И в этом случае его дети вообще не получат наследства.

        Виктор Ерофеев: Уж они возненавидят точно, я думаю.

        Ирина Еремина: Как он считал нужным распорядиться своим, так он и в завещании указал.

        Виктор Ерофеев: Он написал завещание и ушел от нас. Когда открыли, посмотрели, то какое количество денег, какой процент должны заплатить за то, что наследуют? Как у нас сейчас в законодательстве?

        Ирина Еремина: На сегодняшний день с 1 января 2006 года налог на имущество, переходящее в порядке наследования, вообще отменен. То есть с 1 января 2006 года налог вообще не берется.

        Виктор Ерофеев: Но это какая-то идеальная страна.

        Николай Янковский: Сплошная благодать.

        Леонид Юзефович: Можно я вставлю реплику по поводу, назначать кого хочешь. Как известно, Петр Первый ввел указ о престолонаследии, согласно которому необязательно передавать престол старшему сыну, а кому хочешь. Из этого вышло много всяких неприятностей.

        Виктор Ерофеев: Включая Фрунзе.

        Леонид Юзефович: Это было задолго до Фрунзе.

        Виктор Ерофеев: Такого же нет наследия и наследства, что, например, главный человек страны пишет, что-то с ним случается, хочу передать власть маршалу Иванову, например.

        Леонид Юзефович: У нас что-то подобное существует.

        Николай Янковский: С фамилиями осторожнее.

        Виктор Ерофеев: Я же говорю Иванов как собирательный – Иванов, Петров, Сидоров.

        Ирина Еремина: Юридически наследуется только то, что принадлежит. В завещании человек может написать: я завещаю Кремль конкретному лицу. Но он ему не принадлежит. Поэтому на момент, когда будет оформление наследства, нотариус должен проверить, потребовать все документы и только то, что уже оформлено и на что есть документ, только на это будет выдано свидетельство о праве на наследство.

        Виктор Ерофеев: Вообще, Леонид, заметьте, что у нас весенняя программа – все хорошо, и с наследием хорошо, и с наследством хорошо, и с генетическим фондом тоже хорошо. А что с клонированием? Тоже может быть все хорошо, может быть будем клонироваться?

        Николай Янковский: Вот в этом я вас не порадую.

        Виктор Ерофеев: А может быть порадуете, что не надо этого делать.

        Николай Янковский: Надо – не надо – это вопрос выбора человека. Потому что одно дело технология, другое дело, что человек хочет, что может наука и что человек хочет и что по этому поводу должно думать общество. Вообще сегодня это нереализуемо. Но теоретически не исключена такая вещь, что, допустим, женщина в недалекой перспективе может взять у себя клетку и сама себя в себе вырастить и сама себе родить. Ребенок будет она сама. Теория не исключает, что это возможно и на практике это будет возможно. Но вообще найдется кто-нибудь, кто захочет это делать? Может и найдется. Весь вопрос, кто должен это регулировать и почему.

        Виктор Ерофеев: Тут вы разрешаете как генетик.

        Николай Янковский: Я не говорю, что я разрешаю, я говорю о технологической возможности и невозможности пока недостигнутой, кстати. Но это наверняка будет достигнуто. Вопрос заключатся не в этом.

        Виктор Ерофеев: Где возникают запреты?

        Николай Янковский: Запреты всегда были и останутся со стороны морали. Что должен делать человек? Он не должен наносить вред себе и не должен наносить вред окружающим, все остальное, с моей точки зрения, потом. И когда появится такой человек в результате порождения путем клонирования, то уже сейчас ясно, что мы не контролируем многие процессы, из-за которых индивиды в данном поколении в первом, не вполне здоровы, скажем так. Известно, что у всех видов, которые были использованы для клонирования, а сейчас около дюжины млекопитающих, все потомки от такого рода размножения они прежде всего страдают от избыточного веса и, как правило, различные болезни многочисленные у них появляются гораздо чаще, чем у индивидов нормально рожденных. Занятно при этом с точки зрения науки, что поколение, родившееся от клонированных организмов нормальным путем, не отличается уже по характеристикам здоровья от нормальных.

        Виктор Ерофеев: Какая-то здесь есть метафизика, интересно.

        Николай Янковский: Здесь нет метафизики, тут известное объяснение. Но суть в том, что нас интересует не что появится от клонированных детей потом, а каковы будут они. И здесь вопрос прежде всего, что они могут быть для самих себя трудно переносимы физически и еще неизвестно, как они для самих себя будут переносимы психологически. Потому что кто он сам себе и кто ему мама, которая его родила, которая его близнец. Как к нему будут относиться в обществе, как к нему будут относиться родственники. Вообще говоря, наверное, юридический вопрос. Он, наверное, будет родственником более первой ступени, чем кто-либо другой, это тот же самый человек. Это генетически тот же самый человек.

        Виктор Ерофеев: А у него с мыслями в голове что?

        Николай Янковский: Это будет все свое. Он человек может стать Гитлером, например.

        Виктор Ерофеев: Может стать Гитлером, а другой Черчиллем и воевать между собой. То есть тут нет полного соответствия.

        Николай Янковский: И не будет. Более того, почему-то считается, что эти идентичны индивиды, появляющиеся путем клонирования. Это не так. Фотография, которая приведена, допустим, клонированного котенка и где написано, что он идентичен с матерью, генетически, по структуре генетического текста он идентичен, но у него окраска другая. Но фотография сделана без мамы.

        Виктор Ерофеев: Получается, что клонированный, но другого цвета.

        Николай Янковский: Она тоже черная с белым, но у нее другое расположение пятен.

        Виктор Ерофеев: Позвольте мне задать личный вопрос: у моей дочки сегодня прорезался первый зуб, ей семь месяцев.

        Николай Янковский: Мы вас поздравляем. А она у вас которая дочка по счету?

        Виктор Ерофеев: У меня первая дочка. Ее зовут Майя. И все говорят, что она на меня невероятно похожа. Причем говорят: она на вас замечательно похожа и при этом красавица. Как это можно объяснить, я не знаю.

        Николай Янковский: Во-первых, вас можно с этим поздравить, а для справки сказать, что в России, впрочем, как и в США 10% детей юридических генетически отцам не соответствует. Так что хорошо, что ваша на вас похожа.

        Виктор Ерофеев: Я сейчас беру не этот аспект, а другой. Говорят, что дочери, которые похожи на отца, они счастливые. Как генетика с этим вопросом справляется?

        Николай Янковский: Я думаю, что если есть такое поверье, оно наверняка только к добру.

        Виктор Ерофеев: Леонид, а вы как думаете, почему так говорят?

        Леонид Юзефович: Не знаю, я верю в поверья всякие, за ними стоит тысячелетний опыт.

        Виктор Ерофеев: Это тоже наше наследие.

        Леонид Юзефович: Это тоже наследие, да.

        Виктор Ерофеев: Ирина, а вы думаете почему, с точки зрения женщины, а не юриста.

        Ирина Еремина: Дочери перешли гены отца, значит у нее сила отца. И не только женские свои гены будут, но и мужские гены.

        Николай Янковский: Мужских генов у нее, слава богу, нет, потому что если бы хромосома была, она была бы сыном, а не дочерью была.

        Ирина Еремина: Но какая-то поддержка к ней перешла от отца.

        Николай Янковский: Генетического материала, несомненно, от вас судя по тому, что вы сказали, вы можете быть уверенны. Я за вас рад.

        Леонид Юзефович: Я думаю, это поверье придумали отцы, которым очень хочется, чтобы дочери были на них похожи. Мы же больше любим дочерей.

        Виктор Ерофеев: А может быть матери.

        Николай Янковский: Во всяком случае, перекрестное наследование есть — это тот эффект, который впервые обнаружил Морган и после того как он его осознал, поставил эксперименты, которые привели к открытию того, что гены в хромосомах находятся, что признаки матери проявлялись у сыновей. Признаки отца не передавались в одних случаях, это на мухах показано, но все равно матери, отцы, дети, что признаки передаются крест-накрест. Есть такой эффект, но он связан только с половыми хромосомами.

        Виктор Ерофеев: Дорогие гости, спасибо вам за весеннюю передачу. По-моему, наши радиослушатели должны быть удовлетворены, потому что есть все-таки какие-то аспекты, связанные с человечеством и Россией, которые радуют. И вот этот закон, который вступил в январе 2006 года и генетика нас сегодня порадовала. Я думаю, действительно пора искать примирение, и красные, и белые шарики, как я сказал, в крови должны существовать.

        Читайте так же:  Приказ Минздравсоцразвития России от N 508 - О признании утратившими силу некоторых постановлений Минтруда России об утверждении типовых отраслевых норм бесплатной выдачи работникам специальной одежды, специальной обуви и других средств индивидуальной защиты и их отдельных положений. Приказ минздрав

        Добавить комментарий

        Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.