Договор в период наблюдения. Договор в период наблюдения

Договор в период наблюдения

Заплатить налоги необходимо до 2 декабря. Если у вас есть вопросы о порядке уплаты или расчете налогов, присылайте их на [email protected] Ответы на самые популярные из них мы опубликуем на портале ГАРАНТ.РУ.

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

В 2016 году подрядчик заключил с заказчиком договор, срок выполнения работ по которому был определен сторонами до 31.12.2017. Согласно условиям договора до начала производства работ (в 2016 году) заказчик выплатил подрядчику аванс в размере 50% от стоимости работ.
В январе 2017 года было принято заявление о признании должника (заказчика по договору) банкротом. В апреле 2017 года в отношении заказчика введена процедура наблюдения, был назначен временный управляющий. В августе 2017 года введена процедура внешнего управления.
На момент принятия заявления о признании должника банкротом аванс не был полностью отработан подрядчиком. В течение процедуры наблюдения подрядчик продолжал выполнять работы по договору. В настоящее время заказчик в лице внешнего управляющего настаивает на продолжении работ подрядчиком по договору, заключенному сторонами в 2016 году. На настоящий момент аванс подрядчиком отработан полностью.
Существуют ли риски взыскания суммы аванса, а также неоплаты оставшейся части выполняемых работ?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Само по себе введение процедуры внешнего управления не является основанием для прекращения обязательств, предусмотренных договором, как со стороны заказчика, так и со стороны подрядчика и не свидетельствует о невозможности оплаты оставшейся части работ, а также о необходимости возврата суммы аванса.

Обоснование позиции:
Согласно ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами, а также самим договором (п. 1, п. 2 ст. 310 ГК РФ).
Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) не предусмотрено прекращение договорных обязательств в связи с введением в отношении стороны договора процедуры внешнего управления. Само же по себе возбуждение в отношении лица дела о несостоятельности, равно как и введение в отношении него процедур по делу о несостоятельности, не является основанием для отказа от исполнения обязательств (смотрите, например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2017 N 13АП-8849/17).
Таким образом, введение в отношении заказчика процедуры внешнего управления не влечет прекращения обязательств, предусмотренных договором подряда.
Вместе с тем в случае исполнения договорных обязательств в период введения внешнего управления необходимо учитывать требования, установленные Законом о банкротстве.
Последствия введения внешнего управления перечислены в ст. 94 Закона о банкротстве, в частности, в указанный период:
— вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей (п. 1 ст. 95 Закона о банкротстве);
— требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного Законом о банкротстве порядка предъявления требований к должнику.
Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве», по смыслу этой нормы текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве, в том числе во исполнение договоров, заключенных до даты принятия заявления о признании должника банкротом.
Следовательно, в данном случае оплата работ, выполненных подрядчиком после возбуждения дела о банкротстве должна осуществляться по правилам, установленным для оплаты текущих платежей, а именно:
— кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур, применяемых в деле о банкротстве, не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве;
— удовлетворение требований таких кредиторов в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве, производится в порядке очередности, установленной п. 2 ст. 134 Закона N 127-ФЗ вне очереди за счет конкурсной массы преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом.
Также отметим, что в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления внешний управляющий вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника, если они не исполнены сторонами полностью или частично и препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах (п. 1, п. 2 ст. 102 Закона о банкротстве). В случае такого отказа подрядчик вправе потребовать от заказчика возмещения убытков, вызванных отказом от исполнения договора (п. 4 ст. 102 Закона о банкротстве).
Кроме того, как установлено п. 1, п. 2 ст. 104 Закона о банкротстве в случаях, если размер денежных обязательств должника, возникших после введения внешнего управления, превышает на 20% размер требований конкурсных кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, сделки, влекущие за собой новые денежные обязательства должника, за исключением сделок, предусмотренных планом внешнего управления, могут совершаться внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов). Сделки, совершенные с нарушением данного требования, могут быть признаны судом недействительными по заявлению конкурсного кредитора или уполномоченного органа, а в случае, если данные сделки были совершены лицом, ра
нее исполнявшим права и обязанности внешнего управляющего должника, по заявлению вновь утвержденного внешнего управляющего, если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или не могла не знать о таком нарушении.
Как видим, введение в отношении заказчика процедуры внешнего управления связано с необходимостью соблюдения особого порядка согласования сделок и предъявления требований об оплате работ, однако само по себе введение данной процедуры не является основанием для прекращения обязательств, предусмотренных договором, как со стороны заказчика, так и со стороны подрядчика. Введение внешнего управления также не свидетельствует о неспособности заказчика осуществлять оплату, предусмотренную договором, отметим, что в ходе внешнего управления платежеспособность должника может быть восстановлена, кроме того, суд может принять решение о продлении срока указанной процедуры (п. 6 ст. 119 Закона о банкротстве).
Очевидно, что надлежаще выполненные работы должны быть оплачены. Поэтому, если в данном случае часть работ по договору подряда надлежаще выполнена и принята заказчиком, он не вправе требовать возврата уплаченного по договору аванса.
Однако отметим, что сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка), а также недействительной может быть признана сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, если она была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом (п. 1 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Причем, для признания сделки недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки (п. 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»)*(1). Поэтому в случае признания договора подряда недействительным по основаниям, предусмотренным п. 1 или п. 2 Закона о банкротстве, вопрос о возврате суммы аванса или его части будет решаться судом с учетом конкретных обстоятельств дела.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Верхова Надежда

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Золотых Максим

5 сентября 2017 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) Смотрите также: Вопрос: Между организацией «А» (заказчик) и организацией «Б» (генподрядчик) заключен договор строительного подряда жилого дома. Субподрядчиком является организация «В». Организация «Б» планирует передать права и обязанности, неисполненные на текущий момент, организации «В». Передача прав и обязанностей осуществляется возмездно. В отношении организации «Б» кредитором подано в арбитражный суд заявление о признании организации «Б» несостоятельным. Существует ли риск оспаривания сделки передачи прав и обязанностей кредиторами организации «Б» в случае признания судом организации «Б» банкротом? По какому основанию? Каковы последствия недействительности сделки? (ответ службы Правового консалтинга ГАРАНТ, август 2017 г.).

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Когда прекращается начисление процентов по договору займа, если в отношении ООО введена процедура наблюдения?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции: в рассматриваемой ситуации проценты по договору займа не должны начисляться с даты введения судом процедуры наблюдения (февраль 2018 г.).

Напомним, что в соответствии с п. 2 ст. 809 ГК РФ при отсутствии иного соглашения проценты за пользование займом выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа. Однако в случае возбуждения в отношении заемщика дела о банкротстве данные нормы следует применять с учетом положений Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон № 127-ФЗ) (п. 1 ст. 1 данного Закона, ст. 3, 65 ГК РФ).

Из Закона № 127-ФЗ прямо не следует, что при введении процедуры наблюдения начисление процентов по заемным (кредитным) обязательствам прекращается. В п. 1 ст. 63 Закона № 127-ФЗ предусмотрено лишь то, что после введения процедуры наблюдения не начисляются неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей. В отношении процентов, предусмотренных договором и выступающих в качестве платы за пользование суммой займа, аналогичных положений законодательство о банкротстве не содержит.

Вместе с тем в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве» (далее – Постановление № 88) отмечено, что в период процедуры наблюдения на возникшие до возбуждения дела о банкротстве требования кредиторов (как заявленные в процедуре наблюдения, так и не заявленные в ней) по аналогии с абз. 10 п. 1 ст. 81, абз. 3 п. 2 ст. 95 и абз. 3 п. 1 ст. 126 Закона № 127-ФЗ подлежащие уплате по условиям обязательства проценты, а также санкции не начисляются. Вместо них на сумму основного требования по аналогии с п. 2 ст. 81, абз. 4 п. 2 ст. 95 и п. 2.1 ст. 126 Закона № 127-ФЗ с даты введения наблюдения и до даты введения следующей процедуры банкротства начисляются проценты в размере ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ на дату введения наблюдения. Указанные мораторные проценты за период наблюдения не включаются в реестр требований кредиторов и не учитываются при определении количества голосов, принадлежащих кредитору, на собраниях кредиторов.

Разъяснения, данные Пленумом ВАС РФ в 2013 г., подкрепляются на сегодняшний день изменениями, внесенными в п. 1 ст. 4 Закона № 127-ФЗ Федеральным законом от 29.06.2015 № 186-ФЗ, согласно которым состав и размер денежных обязательств должника определяются по общему правилу на дату подачи заявления о банкротстве, а если такие требования были заявлены после принятия арбитражным судом заявления о банкротстве, то на дату введения первой процедуры, применяемой в деле о банкротстве. А такой процедурой по общему правилу является процедура наблюдения (п. 1 ст. 27, п. 3 ст. 48 и п. 1 ст. 62 Закона № 127-ФЗ), каковая и была введена в рассматриваемой ситуации в феврале 2018 г. При этом указание в решении суда (сентябрь 2017 г.) на то, что проценты за пользование займом начисляются до даты фактического погашения задолженности, в рамках процедуры банкротства силы не имеет.

Иными словами, приведенная норма означает, что независимо от того, когда кредитором по договору займа было подано заявление о включении его требований в реестр требований кредиторов, состав и размер этих требований после даты введения наблюдения не изменяются. Следовательно, и проценты, предусмотренные договором займа, начиная с этой даты не начисляются.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой (см., например, постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.05.2017 № Ф01-1163/17 по делу № А29-5841/2015, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.06.2016 № Ф07-3341/16, Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2016 № 17АП-16386/15, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 18.03.2016 № 04АП-6563/13, Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2015 № 11АП-16744/15, Первого арбитражного апелляционного суда от 30.10.2015 № 01АП-4087/15).

При заявлении кредитором требования не в процедуре наблюдения, а в ходе любой последующей процедуры банкротства, при определении размера его требования в соответствии с п. 1 ст. 4 Закона о банкротстве размер процентов определяется также по состоянию на дату введения наблюдения (см. также п. 4 Постановления № 88, постановления Арбитражного суда Уральского округа от 13.02.2017 № Ф09-11156/16 по делу № А60-11927/2016, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.11.2016 № Ф04-4736/16 по делу № А46-2701/2015, Арбитражного суда Поволжского округа от 20.10.2016 № Ф06-12750/16 по делу № А55-20878/2014).

Также отметим, что согласно разъяснениям, содержащимся в п. 42 постановления Пленума ВАС РФ 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», если в судебном заседании была объявлена только резолютивная часть судебного акта о введении процедуры, применяемой в деле о банкротстве (ч. 2 ст. 176 АПК РФ), то датой введения процедуры будет дата объявления такой резолютивной части.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации проценты по договору займа не должны начисляться с даты введения судом процедуры наблюдения (февраль 2018 г.).

Являются ли текущими требования по договорам, заключенным после введения процедуры наблюдения?

АННОТАЦИЯ: На практике часто возникает проблема признания текущими требований по сделкам, заключенным после введения процедуры наблюдения. В данной статье мы проанализируем тенденции судебной практики и позиции судов по данному вопросу. Признание требования кредитора, возникшее после введения наблюдения в качестве текущего, зависит от таких факторов как денежный характер обязательства, время исполнения обязательства, согласие временного управляющего на совершение сделки с должником.

На практике часто возникает проблема признания текущими требований по сделкам, заключенным после введения процедуры наблюдения. В данной статье мы проанализируем тенденции судебной практики и позиции судов по данному вопросу.

В судебной практике (Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10 августа 2015 г. N 08АП-7711/15) апеллянт обосновывает позицию, что если договор долевого участия заключен после введения процедуры наблюдения он носит текущий характер: «В апелляционной жалобе Ростовщикова Татьяна Михайловна просит производство по требованию в части включения в реестр требований Ростовщикова Н.Н. в размере 7 547 997 рублей 00 копеек прекратить по мотиву обоснованности требования в данной части и его текущего характера. В обоснование жалобы указано на следующие обстоятельства:

Читайте так же:  Заявление на увольнение по собственному желанию: как написать в 2020 году, как подать, можно ли не отрабатывать. Как написать заявление на увольнение в детском саду

— Договор N 1666 от 01.04.2010 зарегистрирован 22.12.2010; договор N 1666/2 от 01.04.2010 зарегистрирован 05.05.2011. Именно с этого момента возникли права и обязанности сторон данных договоров. Указанные договоры заключены после введения в отношении ООО «Зодчие» процедуры наблюдения в целях завершения строительства многоквартирного дома и основанное на них требование участника строительства носит текущий характер (постановление Президиума ВАС РФ от 27.03.2012 N 15961/11).

Решение: Апелляционную жалобу (регистрационный номер 08АП-7713/2015) Ростовщиковой Татьяны Михайловны удовлетворить.»

В данной судебной практике (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 августа 2014 г. N Ф05-5649/13 по делу N А40-73044/2012) отказывают по включении в реестр требований кредиторов по мотиву того, что договор долевого участия заключен после введения процедуры наблюдения и требования носят текущий характер:

«Кроме того, судами не учтено, что положенный в основу заявленного требования договор участия в долевом строительстве заключен сторонами спустя более года после введения в отношении застройщика процедуры наблюдения, содержит условие о планируемом сроке ввода в эксплуатацию в декабре 2013 года, тогда как договор подписан также в декабре 2013 года, что не исключает недобросовестное поведение сторон при его заключении, рассчитанное на последующее удовлетворение требования за счет имущества должника наравне с требованиями иных участников строительства, которые лишались бы части того, на что они справедливо рассчитывали, нарушив тем самым баланс интересов вовлеченных в процесс банкротства лиц».

В порядке пересмотра решения (Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 сентября 2014 г. N 09АП-17691/14) суд ссылаясь на обстоятельства того, что договор заключен после введения наблюдения приходит к следующему выводу:

Решение: В удовлетворении заявления Пасарар Семена Валентиновича о включении в реестр требований о передаче жилых помещений кредиторов должника ЗАО»СФК «Реутово» требования о передаче жилого помещения — однокомнатной квартиры расположенной по адресу: Московская область, г. Балашиха, мкр. 27, ул. Некрасова, корпус 22А, секция 2(4-1), этаж 14, строительный номер квартиры 3, инвестиционной площадью 38,80 кв.м, общей площадью 36.50 кв.м, жилой площадью 19,10 кв.м, оплаченной в сумме 1 410 000 руб. отказать».

Зачастую существенное значение для оценки судом данных требований как текущих служит время оплаты по договору.

Так, ПОСТАНОВЛЕНИЕ ШЕСТОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД от 20 мая 2011 г. N 06АП-1772/2011 указано следующее:

«В обоснование жалобы ссылается на внесение денежных средств в размере 1 525 000 рублей по договору о передаче средств в порядке долевого участия в строительстве многоквартирного жилого дома от 10.04.2009 до принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), что подтверждается справкой об оплате, выданной ООО «Россия», в связи с чем, данное требование не является текущим.

На основании изложенного, учитывая, что оплата кредитором в полном объеме по договору от 10.04.2009 произведена — 09.09.2008, то есть до 03.03.2009 (возбуждения дела о банкротстве в отношении должника), выводы суда первой инстанции о том, что обязательство должника по возврату уплаченных кредитором денежных средств возникло в результате решения суда о расторжении договора о долевом строительстве и заключения договора уступки права требования, то есть после принятия арбитражным судом заявления о несостоятельности (банкротстве) ООО «Россия», не могут быть признаны надлежащим образом обоснованными.

Следовательно, в силу вышеназванных норм заявленное Сенченко В.Г. требование по указанному судом первой инстанции основанию не может быть отнесено к текущим.»

Кроме того, следует иметь в виду, речь идет именно о денежных обязательствах, а не о требовании о передаче жилого помещения. Вывод сделан на основании положений закона и судебной практики:

Согласно пункту 1 статьи 5 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ) к текущим платежам (то есть возникшим после даты принятия заявления о признании должника банкротом) относятся только денежные обязательства и обязательные платежи.

При этом в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» указано на необходимость судам при применении пункта 1 статьи 5 Закона о банкротстве учитывать, что в силу статьи 2 Закона о банкротстве под денежным обязательством для целей названного Закона понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному основанию, предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации (в связи с предоставлением бюджетного кредита юридическому лицу, выдачей государственной или муниципальной гарантии и т.п.).

Таким образом, в качестве текущего платежа может быть квалифицировано только то обязательство, которое предполагает использование денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

Вывод суда в Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 октября 2012 г. N Ф07-1269/12 по делу N А56-47441/2010 подтверждает этот довод:

«Довод подателя жалобы о заключении между Леонтьевой Е.И. и должником договора от 30.12.2010 N Д/ор-487 о долевом участии в строительстве жилого дома в период процедуры наблюдения, проводимой в отношении должника, а также ссылки подателя жалобы на то, что уплата кредитором стоимости объекта долевого участия в сумме 2 100 000 руб. произведена, когда должник находился в процедуре конкурсного производства, не меняет неденежного характера заявленного требования, которое не может быть отнесено к текущим платежам.

Возможность заключения сделок должником, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, Законом о банкротстве не исключена».

Кроме того, эти сделки можно оспорить, т. е. признать недействительным на основании того, что согласно пункту 7 статьи 201.1 Закона о банкротстве с даты введения в отношении застройщика процедуры наблюдения договоры, предусматривающие передачу жилых помещений, соглашения об изменении или о расторжении таких договоров, а также иные сделки с недвижимым имуществом, в том числе с земельными участками должник может заключать исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме.

Таким образом, признание требования кредитора, возникшее после введения наблюдения в качестве текущего, зависит от денежного характера обязательства, времени исполнения обязательства, согласие временного управляющего на совершение сделки с должником.

Арбитражный суд Удмуртской Республики

О суде

Новости

16.10.2020

10-11 октября 2020 года в г. Екатеринбурге состоялось заседание Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Уральского округа

10.10.2020

В Арбитражном суде Удмуртской Республики проведена специальная оценка условий труда

07.10.2020

Уважаемые участники процесса! Обращаем ваше внимание, что с 1 октября 2020 года вступили в силу изменения в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

Права учредителей и органов управления должника на стадии наблюдения

Участники корпораций в обмен на сделанный в уставный капитал взнос наделяются совокупностью определенных прав и обязанностей, которые принято подразделять на имуществен­ные и неимущественные. В число корпоратив­ных прав входят как минимум два имуществен­ных (участвовать в получении прибыли и пре­тендовать на получение ликвидационной квоты) и три неимущественных права (голосовать на общем собрании участников, получать инфор­мацию, знакомиться с документами общества).

Возбуждение дела о банкротстве юридическо­го лица, безусловно, ограничивает как правоспособность органов управления организации, так и права его учредителей. Объем ограниче­ний зависит от процедуры, применяемой в от­ношении несостоятельного должника. В насто­ящей статье будут проанализированы законода­тельные ограничения, связанные с введением процедуры наблюдения.

Наблюдение представляет собой первую процедуру банкротства, которая вводится по результатам рассмотрения арбитражным су­дом обоснованности требований кредиторов. Ее цели:

  • обеспечение сохранности имущества должника;
  • анализ его финансового состояния;
  • выявление кредиторов должника, установ­ление размера их требований и составление реестра требований кредиторов;
  • проведение первого собрания кредиторов с целью определения дальнейшей судьбы должника.
  • Ограничение прав учредителей должника и его органов управления на этой стадии законодатель связывает с необходимостью обеспечить сохранность имущества. Временный управля­ющий, назначенный судом, не заменяет органы управления в части осуществления ими органи­зационно-распорядительных и финансово-хо­зяйственных функций, а лишь контролирует их деятельность для обеспечения целей на­блюдения, причем в строгих рамках закона. Как отмечают С. А. Зинченко и В. В. Галов, для процедуры наблюдения характерно, что функ­ции и полномочия временного управляющего (представительство) не влекут за собой «слома» управленческих структур должника; они осу­ществляются наряду с деятельностью этих орга­нов, но, так или иначе, касаются последних». Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» уста­новлено два режима контроля за деятельностью органов управления должника. В одних случаях достаточно согласования ряда сделок с временным управляющим, в других — вводится пря­мой запрет на их совершение.

    Пункт 2 ст. 64 Закона о банкротстве обязыва­ет органы управления должника согласовывать с временным управляющим следующие сделки или несколько взаимосвязанных между собой сделок:

  • по приобретению, отчуждению или связан­ных с возможностью отчуждения прямо либо косвенно имущества должника, балансовая сто­имость которого составляет более 5% балансо­вой стоимости активов должника на дату введе­ния наблюдения;
  • по получению и выдаче займов (кредитов), поручительств и гарантий, уступке прав требования, переводу долга, а также касающихся уч­реждения доверительного управления имущест­вом должника.
  • Совершенно очевидно, что законодатель зна­чительно расширил круг ограничений по названным сделкам даже по сравнению с нормами корпоративного законодательства и Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государ­ственных и муниципальных унитарных пред­приятиях», установив еще более низкий порог цены сделки, требующей согласования с еще одним, кроме органа управления, лицом. Безус­ловно, это не способствует экономической стабилизации деятельности должника. Контр­агентам организации-банкрота крайне сложно определить, заключают ли они сделку, превы­шающую 5-процентный барьер, установленный в Законе о банкротстве.

    Обращает на себя внимание еще одно обстоя­тельство, препятствующее выходу должника из кризисной ситуации. Дело в том, что изложен­ный выше порядок согласования распростра­няется даже на сделки, заключаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, что не допускается нормами корпоративного зако­нодательства. Кроме того, выделив такие косвенные сделки, как кредитные, поручительство, гарантия, уступка требования, перевод долга, доверительное управление, подлежащие согла­сованию независимо от их цены, законодатель поставил в весьма затруднительное положение контрагентов в определении «иных косвенных сделок», упомянутых в абз. 1 п. 2 ст. 62 Закона о банкротстве.

    Для определения необходимости согласова­ния сделки с временным управляющим органам управления должника надлежит сопоставить стоимость заключаемой сделки с балансовой стоимостью его активов. В случае отчуждения (появления возможности отчуждения) имущест­ва с балансовой стоимостью активов общества сравнивается стоимость такого имущества, определенная на последнюю дату составления бухгалтерского баланса, предшествующего заключению сделки, а в случае его приобрете­ния — цена приобретаемых активов.

    Согласие на заключение указанных выше сде­лок должно быть оформлено в письменной фор­ме. Невыполнение данного требования Закона может привести к обращению временного управляющего с иском о признании таких сделок недействительными, а также о применении последствий недействительности ничтожных сде­лок в порядке п. 1 ст. 66 Закона о банкротстве. Возникает закономерный вопрос, в каком ка­честве выступает временный управляющий, обращаясь с подобным иском в суд, ведь полно­мочия органа юридического лица на судебную защиту в этом случае также сохраняются?

    Д. В. Сараев расценивает действия временно­го управляющего в такой ситуации как действия органа юридического лица. Он отмечает, что на­деление арбитражного управляющего правом обжалования сделок и решений должника от своего собственного имени объясняется необходимостью максимальной защиты должника и его кредиторов, но материальных и процессуальных оснований для этого нет. Исходя из содержания п. 3 ст. 53 ГК РФ, арбитражный уп­равляющий должен осуществлять данное пол­номочие не от собственного имени, а от имени представляемого им юридического лица, по­скольку субъектом прав и обязанностей, кото­рые приобретаются в результате действий ар­битражного управляющего, становится не он сам, а юридическое лицо, в отношении которого применена процедура банкротства.

    Таким образом, предоставление права на об­ращение с иском о признании сделок или решений недействительными и органу юридическо­го лица, и временному управляющему не исключает возможность предъявления двух исков разными субъектами, что приведет к необходи­мости прекращения производства по одному из них на основании п. 3 ч. 1 ст. 150 АПК РФ 2 .

    Иной точки зрения придерживаются С. А. Зинченко и В. В. Галов. Они полагают, что арбитраж­ный управляющий является представителем должника, кредитора и государства. При этом ав­торы отмечают, что «было бы заблуждением по­лагать, что, выступая от своего имени, времен­ный управляющий реализует свою волю и свой интерес. Он реализует своей дееспособностью полномочие, которое состоит из прав и интере­сов должника, кредитора и государства на осно­ве отношений представительства» 3 .

    С учетом особого статуса временного управ­ляющего, который, осуществляя контрольные функции, обязан обеспечить баланс интересов должника, кредиторов и государства, представляется, что по основаниям п. 2 ст. 64 Закона о банкротстве в суд с иском может обратиться только временный управляющий. Органы уп­равления должника, по всей вероятности, впра­ве будут оспаривать сделки лишь по основани­ям, предусмотренным гражданским законода­тельством.

    Исходя из абз. 1 п. 1 ст. 66 Закона о банкрот­стве, неясно, является сделка, заключенная с нарушением установленного порядка, оспори­мой или ничтожной. Вместе с тем из содержа­ния п. 2 ст. 64 Закона следует, что орган управле­ния должника вправе совершать такие сделки только с письменного согласия временного уп­равляющего, которое должно быть получено до их совершения. Возможность последующего одобрения Законом не предусмотрена. Это по­зволяет отнести сделки, совершенные без пред­варительного согласования их с временным уп­равляющим, к разряду ничтожных.

    Примечательно, что, ограничивая права еди­ноличного органа управления должника по заключению вышеназванных сделок, Закон со­хранил за его учредителями (участниками) функции контроля за заключением крупных сделок и сделок с заинтересованностью, возможность обжалования таких сделок в суде. Следовательно, для обеспечения целей процедуры наблюдения временный управляющий при оформлении письменного согласия на заключение сделок, контролируемых им в силу п. 2 ст. 64 Закона о банкротстве, обязан проверять соблюдение норм корпоративного зако­нодательства. В связи с этим ему важно знать правовые нормы, регулирующие процедуру заключения данных сделок органами управле­ния, поскольку согласно положениям корпора­тивного законодательства указанные сделки могут оспаривать в суде акционеры (участни­ки). Это является дополнительным фактором, дестабилизирующим работу организации-должника, и может привести к затягиванию сроков наблюдения.

    С точки зрения классификации недействи­тельных сделок интересен вопрос об отнесении крупных по корпоративному законодательству сделок, не согласованных с временным управляющим, к ничтожным или оспоримым. Дума­ется, если по корпоративному законодательству такая сделка оспорима, то, будучи заключенной, с нарушением норм п. 2 ст. 64 Закона о банкрот­стве, она перейдет в категорию ничтожных.

    В акционерных обществах для одобрения сделки, предметом которой является имущест­во стоимостью от 25 до 50% балансовой стоимо­сти активов общества, требуется принятие единогласного решения совета директоров без учета голосов выбывших членов совета. При недостижении единогласия вопрос об одобре­нии может быть передан на рассмотрение об­щего собрания акционеров. В этом случае сдел­ка будет считаться одобренной при получении согласия большинства акционеров — владель­цев голосующих акций, участвующих в общем собрании.

    Решение об одобрении крупной сделки, пред­метом которой является имущество стоимостью выше 50% балансовой стоимости активов обще­ства, принимается только общим собранием большинством в три четверти голосов акционе­ров — владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании.

    В п. 1 ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» предусмотрен перечень лиц, которые могут счи­таться заинтересованными в сделке. Если эти лица выступают стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, либо владельцами 20 и более процентов акций юридического лица, являющегося стороной, вы­годоприобретателем, посредником или предста­вителем в данной сделке, либо кто-то из назван­ных в настоящей статье лиц занимает должнос­ти в органах управления юридического лица, участвующего в совершении сделки или являю­щегося выгодоприобретателем, а также долж­ности в органах управления управляющей орга­низации такого юридического лица, для совер­шения сделки необходимо получить согласие совета директоров либо общего собрания в по­рядке, определенном п. 1 ст. 83 ФЗ «Об акцио­нерных обществах».

    Следовательно, директор акционерного обще­ства, обращаясь за согласием на заключение сделки к временному управляющему, должен приложить не только проект договора, посколь­ку в одобрении нуждается конкретная, а не предполагаемая сделка, но и протоколы общего собрания акционеров либо совета директоров в зависимости от величины сделки.

    Нормы о крупных сделках и сделках с заинте­ресованностью содержатся также в ст. 45, 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственно­стью». Согласие на их совершение по общему правилу должно быть подтверждено решением общего собрания участников ООО, принятым большинством голосов от общего числа участ­ников (при одобрении сделок с заинтересованностью подсчет голосов проводится без учета голосов заинтересованных в сделке лиц).

    Читайте так же:  Раздел кредитов и ипотеки. Образец искового заявления о разделе ипотеки при разводе

    В случае образования в обществе совета ди­ректоров принятие решения о совершении сде­лок с заинтересованностью может быть отнесе­но уставом к его компетенции, за исключением случаев, если сумма оплаты по сделке или стои­мость имущества, являющегося предметом сделки, превышает 2% стоимости имущества об­щества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности в последний отчет­ный период. Кроме того, уставом общества при­нятие решений об одобрении крупных сделок с имуществом, стоимость которого составляет от 25 до 50% стоимости активов общества, может быть отнесено к компетенции совета директо­ров. В уставе, возможно, закрепить исключения из установленного Законом порядка одобрения крупной сделки.

    Таким образом, временный управляющий ООО, давая согласие на заключение сделок, которые могут быть отнесены к крупным или с участием заинтересованных лиц, обязан ознакомиться не только с представляемыми реше­ниями органов управления, но и с уставными документами общества.

    Более сложной является процедура заключе­ния сделок унитарными предприятиями. Со­гласно ст. 18, 24 ФЗ «О государственных и муни­ципальных унитарных предприятиях» для со­вершения сделок с недвижимым имуществом, сделок, связанных с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гаран­тий, с иными обременениями, уступкой требо­вания, переводом долга, а также для участия в других юридических лицах, заключения догово­ров простого товарищества, получения бюджет­ных кредитов, размещения облигаций или выда­чи векселей вне зависимости от цены государ­ственному (муниципальному) предприятию необходимо получить согласие собственника.

    На федеральном уровне порядок получения такого согласия определен в Письме Минимущества России от 05.11.2003 № 6155-р «О согла­совании сделок федерального государственного унитарного предприятия в отношении закреп­ленного за ним в хозяйственное ведение федерального недвижимого имущества». Порядок согласования названных сделок предприятия­ми субъектов РФ и муниципальными предприятиями должен определяться законодательны­ми актами соответствующих органов власти.

    В отношении унитарных предприятий введе­ны также нормы о необходимости согласования с собственником сделок с заинтересованностью и крупных сделок (ст. 22 и 23 Закона). Порядок их согласования на федеральном уровне регла­ментируется Постановлением Правительства РФ от 03.12.2004 № 739. Субъекты РФ и органы местного самоуправления определяют порядок согласования сделок учрежденных ими пред­приятий своими законодательными актами.

    Под крупной сделкой применительно к дан­ной организационно-правовой форме понима­ется сделка или несколько взаимосвязанных между собой сделок, связанных с приобретени­ем, отчуждением или возможностью отчужде­ния унитарным предприятием прямо или кос­венно имущества, стоимость которого состав­ляет более 10% уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тыс. раз превы­шает установленный федеральным законом МРОТ. Законодатель в отличие от акционерных обществ и обществ с ограниченной ответствен­ностью не предусмотрел в Законе об унитар­ных предприятиях исключений для крупных сделок, заключаемых в процессе обычной хо­зяйственной деятельности. Давая директору унитарного предприятия письменное согласие на заключение таких сделок, временный управ­ляющий должен потребовать от него доказа­тельства согласования совершения сделок с собственником.

    Закон о банкротстве не устанавливает за­крытого перечня сделок, заключение которых требует согласия временного управляющего. Однако обязательное согласование иных сде­лок может ввести только арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве долж­ника, в качестве дополнительной обеспечи­тельной меры. Временный управляющий, об­ращаясь с соответствующим заявлением в арбитражный суд, должен доказать, что не­принятие подобных мер может привести к на­рушению прав других кредиторов, отчужде­нию имущества должника, увеличению кре­диторской задолженности. Думается, сделки, перечисленные в таком определении суда, со­вершенные органами управления должника без согласования с временным управляющим, в отличие от названных в п. 2 ст. 64 Закона бу­дут относиться к оспоримым, поскольку контр­агент должника может и не знать о введенных ограничениях.

    С момента введения наблюдения органы уп­равления должника не вправе принимать реше­ния по следующим вопросам:

  • о реорганизации и ликвидации должника;
  • о создании юридических лиц или об учас­тии должника в иных юридических лицах;
  • о создании филиалов и представительств;
  • о выплате дивидендов или распределении прибыли должника между его учредителями (участниками);
  • о размещении должником облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, за исключением акций;
  • о выходе из состава учредителей (участни­ков) должника, приобретении у акционеров ра­нее выпущенных акций;
  • об участии в ассоциациях, союзах, холдин­гах, финансово-промышленных группах и иных объединениях юридических лиц;
  • о заключении договора простого товари­щества;
  • о проведении зачета встречных однород­ных обязательств, если он может повлечь за со­бой ухудшение положения других кредиторов в процессе конкурсного производства.
  • Изложенные нормы Закона о банкротстве нередко нарушаются. Так, Президиум ВАС РФ признал законными действия налоговой ин­спекции об отказе в государственной регистра­ции изменений, вносимых в учредительные до­кументы в связи с принятием в ходе процедуры наблюдения, введенной в отношении ФГУП «Высокогорский механический завод», реше­ния о присоединении к нему дочернего пред­приятия — ФГУП «Рином-ВМЗ». Принятие это­го решения должником мотивировано п. 3 ст. 37 ФЗ «О государственных и муниципальных уни­тарных предприятиях», согласно которому до­черние предприятия, созданные унитарными предприятиями, подлежали реорганизации в форме присоединения к создавшим их предприятиям в течение шести месяцев со дня вступления в силу данного Закона.

    Президиум ВАС РФ указал, что на дату изда­ния приказа о реорганизации в отношении должника применялась процедура наблюдения, поэтому положения Закона об унитарных предприятиях подлежали применению с учетом ограничений, установленных законодательство: о банкротстве. Законом о банкротстве органам управления должника на стадии наблюдения запрещено принимать решение о реорганизации. Таким образом, приказ о реорганизации издан с нарушением Закона о банкротстве.

    Пунктом 3 ст. 64 этого Закона ограничиваются как имущественные, так и неимущественные права участников (учредителей). Например, за­прет на принятие решений по перечисленным вопросам в период наблюдения не только лишает участников (акционеров, членов производственного кооператива, полных товарищей права голоса, но и дает право лицу, обязанном;.осуществить подготовку общего собрания (ге­неральному директору, правлению или совету директоров), отказать такому участнику во включении указанных вопросов в повестку собрания либо в проведении по ним внеочередно­го общего собрания.

    Кроме того, следует отметить, что п. 1 ст. 66 За­кона расширяет по сравнению с нормами корпоративного законодательства круг лиц, кото­рые вправе обжаловать решения органов управления корпораций. Для судебной практики представляется интересным вопрос о возможности обжалования вышеназванных решений участниками корпораций с указанием ими в ка­честве основания иска исключительно наруше­ния норм законодательства о банкротстве. Существует мнение, что обжалование по данному основанию является прерогативой временного управляющего.

    Полагаю, п. 1 ст. 49 ФЗ «Об акционерных обще­ствах» допускает возможность обжалования акционером решения общего собрания по тако­му основанию, поскольку имеет отсылочную норму о нарушении принятым решением не только положений настоящего Закона, но и иных правовых актов. Однако акционеру при обращении с подобным иском необходимо бу­дет доказать, что нарушен не только закон, но и его права, законные интересы, в то время как временному управляющему достаточно дока­зать формальное нарушение закона.

    Этот вывод подтверждается судебной практи­кой. Президиум ВАС РФ, отменяя судебные акты первой и кассационной инстанций, указал, что в соответствии с решением общего собра­ния акционеров общества «Каспрыбстрой» оно внесло в качестве вклада в уставный капитал вновь создаваемого ЗАО «Новострой» матери­альные средства. Вместе с тем установлено, что определением Арбитражного суда Астрахан­ской области по другому делу в отношении об­щества «Каспрыбстрой» введена процедура на­блюдения.

    Принятие общим собранием акционеров об­щества «Каспрыбстрой» решения о его участии в создании нового общества является наруше­нием Закона о банкротстве, согласно которому должнику на стадии наблюдения запрещается принимать решение о создании юридических лиц или об участии в иных юридических лицах 5 . Исковое заявление по данному основанию по­дал в суд не временный управляющий, а непо­средственно должник.

    Анализируя п. 3 ст. 64 Закона о банкротстве, хотелось бы обратить внимание на ограничение в принятии решения о выходе из состава участ­ников. Это ограничение не соответствует нор­мам корпоративного законодательства и практически лишено смысла. Выход из состава участ­ников в коммерческих организациях, как пра­вило, не предполагает принятие какого-либо ре­шения со стороны органов управления.

    Согласно ст. 26 ФЗ «Об обществах с ограни­ченной ответственностью» участник обще­ства вправе в любое время выйти из состава об­щества независимо от согласия других его уча­стников или общества. Не требует какого-либо согласия органа управления на выход ст. 77 ГК РФ (в отношении полного товарища), п. 1 ст. 2 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 1 ст. 111 ГК РФ (в отношении членов кооператива). Пожа­луй, единственный случай, когда необходимо получать такое согласие, — порядок продажи акций акционером народного предприятия, предусмотренный п. 5 ст. 6 Федерального зако­на от 19.07.98 № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работ­ников (народных предприятий)».

    Таким образом, применительно к корпора­тивным организациям правильнее говорить об ограничении в удовлетворении требований о выделе доли (пая), выкупе акций, выплате действительной стоимости доли (пая), предусмот­ренных ст. 63 Закона о банкротстве, т. е. об ограничении имущественных прав участников. К подобным ограничениям относится и запрет с момента введения наблюдения выплаты ди­видендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам.

    Ограничение имущественных прав, установ­ленных Законом о банкротстве, вызывает ряд процессуальных вопросов. Так, если в момент введения наблюдения исковое заявление о выделе доли, обязании выкупить акции, выплате действительной стоимости доли либо дивидендов принято к производству суда, суд должен рассмотреть данное заявление по существу ли­бо приостановить производство по делу? Нет единства и в вопросе о порядке рассмотрения требования учредителей (участников) о выпла­те доли (пая), дивидендов, выкупе акций, иных ценных бумаг при введении в отношении долж­ника наблюдения. Полагаю, в обоих случаях суд должен разрешить спор по существу.

    Действительно, согласно п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве требования кредиторов по денежным обязательствам, срок исполнения по кото­рым наступил на дату введения наблюдения, мо­гут предъявляться только в рамках дела о бан­кротстве, т. е. путем обращения с заявлением о включении суммы в реестр требований креди­торов. Однако требование о выплате доли не подпадает под понятие денежного обязательст­ва, которое дается в абз. 2 п. 2 ст. 4 Закона, где обязательства перед учредителями (участника­ми) должника, вытекающие из такого участия, выведены из разряда денежных применительно к банкротству. Следовательно, независимо от возбуждения в отношении должника дела о бан­кротстве требования учредителя о выплате доли (пая), дивидендов, выкупе акций должны рас­сматриваться в исковом производстве. Правда, исполнительное производство по таким судеб­ным актам будет приостанавливаться. Исполнительные листы могут быть предъявлены к ис­полнению только после вынесения решения об отказе в признании должника банкротом либо в порядке ст. 148 Закона о банкротстве.

    Хотелось бы обратить внимание на то, что, ус­танавливая ограничение в выплате дивидендов, иного дохода по эмиссионным ценным бумагам, законодатель вместе с тем в отношении унитарных предприятий не запретил ежегодное пере­числение ими в бюджет части прибыли, остаю­щейся в их распоряжении после уплаты налогов и иных обязательных платежей (п. 2 ст. 17 ФЗ «О государственных и муниципальных унитар­ных предприятиях»). Отсутствие подобного запрета может привести к нарушению интересов кредиторов и ставит в неравное положение субъектов предпринимательской деятельности.

    В отношении акционерных обществ п. 5 ст. 64 Закона о банкротстве вводит еще одно ограничение. Согласно ст. 28 ФЗ «Об акционерных обществах» уставный капитал общества может быть увеличен двумя способами: путем увеличения номинальной стоимости акций ли­бо путем размещения дополнительных акций. Однако Закон о банкротстве на стадии наблю­дения допускает использование лишь одного способа увеличения — размещение дополни­тельных обыкновенных акций с их оплатой только за счет дополнительных вкладов акцио­неров и третьих лиц. Итак, предусмотренная п. 5 ст. 28 ФЗ «Об акционерных обществах» возможность оплаты дополнительных акций за счет имущества общества на данной стадии ис­ключена. Ограничивается и способ размеще­ния таких акций. Они могут размещаться лишь по закрытой подписке.

    По остальным вопросам сохраняются права учредителей (участников, акционеров, собственника) должника и его органов управления.

    В судебной практике возникал вопрос о воз­можности оспаривания единоличным органом управления должника определения суда о вве­дении внешнего управления или решения суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, ведь введение этих процедур влечет прекращение полномочий дан­ного органа. О сохранении названного процессуального права за руководителем должника го­ворится в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 9. Это подтверждает и складыва­ющаяся арбитражная практика (например, по­становление ФАС Северо-Западного округа от 18.08.2005 поделу№А42-4977/02).

    Вместе с тем Закон о банкротстве вводит до­полнительную обязанность единоличного исполнительного органа по отношению к учреди­телям (участникам). Согласно п. 4 ст. 64 Закона он в течение десяти дней с даты вынесения опре­деления о введении наблюдения обязан обратиться к учредителям (участникам) должника с предложением о возможных вариантах удовлетворения требований кредиторов. Это может быть решение о дополнительной эмиссии акций, о финансовой помощи учредителей и иных лиц для погашения долгов кредиторов, о ходатайстве к первому собранию кредиторов о введении фи­нансового оздоровления. Грамотное решение органов управления на данном этапе помогает избежать дальнейших процедур банкротства.

    Следует отметить, что ст. 75, 76 Закона о бан­кротстве предусматривают дополнительные требования к решению учредителей об обраще­нии к первому собранию кредиторов с ходатайством о введении финансового оздоровления. Такое решение должно содержать сведения:

  • об одобрении обращения к первому собра­нию кредиторов о введении финансового оздоровления;
  • о предлагаемом учредителями (участника­ми) обеспечении исполнения должником обязательств;
  • об утверждении графика погашения задол­женности;
  • об утверждении плана финансового оздо­ровления.
  • Ходатайство подписывает руководителе должника, но к нему прилагается протокол со­брания учредителей (участников) (для унитар­ного предприятия — решение собственнике и иные документы, предусмотренные в ст. 77 Закона.

    Очень важно при принятии такого решения не нарушить порядок проведения собрания уч­редителей с подобной повесткой дня, ибо в ль бой момент учредитель, ставящий иные цели банкротства, может его оспорить. Необходиу иметь в виду, что указанное решение должно быть принято до первого собрания кредиторов, которое проводится не позднее, чем за десять дней до даты окончания наблюдения. Поскольку срок проведения первого собрания определя­ет временный управляющий, а сроки подготовки и проведения общего собрания регламентированы нормами корпоративного законодательства, единоличному или коллегиальному исполнительному органу будет крайне сложно провести собрание по данному вопросу.

    На стадии наблюдения деятельность един личного органа управления должника находится не только под контролем учредителей (участников, собственника), но и временного управляющего, который вправе обратиться в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкроте! этого должника, с ходатайством об отстранен:-.’ руководителя в порядке ст. 69 Закона о банкрот­стве. Копия ходатайства до обращения в суд обязательно должна быть направлена руководи­телю должника, представителю учредителей должника, представителю собственника уни­тарного предприятия.

    Получив от суда определение о принятии хо­датайства к производству, в котором указываются время и место судебного заседания, дан­ные органы должны представить кандидатуру исполняющего обязанности руководителя, что будет крайне сложно сделать при выполнении всех норм корпоративного законодательства, предусмотренных для решения этого вопроса. Если единоличный исполнительный орган изби­рается по уставу корпорации общим собранием, то для его проведения, исходя из процессуаль­ных сроков рассмотрения ходатайства, времени будет недостаточно. В более выгодном положе­нии оказываются общества с ограниченной от­ветственностью и те корпорации, уставы кото­рых назначение единоличных органов управле­ния относят к ведению совета директоров.

    Анализ рассмотрения ходатайств временных управляющих в Арбитражном суде Удмуртской Республики показал, что данная процедура до­статочно эффективна. Руководители должника, получив упомянутое определение суда, в крат­чайшие сроки исправляют недостатки, что ве­дет к отказу управляющих от своих требований и прекращению производства, возбужденного по ходатайству об отстранении единоличного органа управления.

    Так, временный управляющий МУЛ «Завьяловское районное производственное объедине­ние жилищно-коммунального хозяйства» отка­зался от ходатайства со ссылкой на устранение директором должника препятствий в осуществ­лении возложенных на управляющего полномо­чий и предоставление им всех необходимых для осуществления анализа финансово-хозяйствен­ной деятельности документов.

    Вместе тем по каждому из рассматриваемых Арбитражным судом Удмуртской Республики ходатайств неоднократно выносились опреде­ления об отложении судебного заседания, поскольку со стороны органов управления свое­временно не направлялись предложения по но­вым кандидатурам руководителя. Поэтому при удовлетворении судом ходатайства более правильным было бы производить назначение ис­полняющего обязанности руководителя по ус­мотрению суда из числа заместителей руково­дителя с учетом их должностных инструкций и мнения представителя учредителей (участни­ков) должника.

    Читайте так же:  Организация ООО ОБЪЕДИНЕННЫЕ КОНДИТЕРЫ. Объединенные кондитеры отчетность

    По обсуждаемому вопросу в литературе вы­сказываются и другие точки зрения. Например, Е. Дорохина предлагает передать право отстра­нять или назначать руководителя временному управляющему 7 , что, на мой взгляд, неоправдан­но и лишает учредителей всякого контроля за деятельностью временного управляющего.

    Закон о банкротстве (ст. 35) содержит нор­мы, направленные на обеспечение прав учредителей (участников) посредством участия в деле о банкротстве их представителя. Поня­тие представителя дано в ст. 2 Закона о бан­кротстве. Им может быть: председатель сове­та директоров (наблюдательного совета) или иного аналогичного коллегиального органа, либо лицо, избранное советом директоров (наблюдательным советом) или иным анало­гичным коллегиальным органом управления должника, либо лицо, избранное учредителя­ми (участниками) должника для представле­ния их законных интересов при проведении процедур банкротства.

    Вместе с тем необходимо констатировать, что такая формулировка Закона позволяет органам управления должника, действия которых неред­ко и приводят к банкротству, выводить процесс банкротства из-под контроля учредителей, по­скольку законный представитель может быть назначен теми же органами управления без прове­дения по этому вопросу собрания участников об­щества или производственного кооператива.

    Представитель учредителей (участников) на­деляется определенными процессуальными правами, которые при правильном подходе к участию в деле, позволяют обеспечить участни­ков необходимой информацией о состоянии де­ла, а именно:

    • участвовать в собрании кредиторов без права голоса и выступать по вопросам повестки собрания кредиторов. В этих целях Закон обя­зывает арбитражного управляющего уведомить представителя о времени, месте, повестке со­брания кредиторов;
    • знакомиться с материалами собрания кре­диторов;
    • обжаловать неправомерные действия арби­тражного управляющего, нарушающие права и законные интересы участников (учредителей);
    • получать от руководителя должника ин­формацию о введении процедуры наблюдения;
    • заявлять возражения по размеру и очеред­ности удовлетворения требований кредиторов.

    Все это свидетельствует о том, что при прове­дении процедуры наблюдения должны учитываться интересы учредителей (участников), а не только кредиторов и самого должника.

    Галина Владимировна ДЕГТЕРЕВА,

    руководитель секретариата Арбитражного суда Удмуртской Республики

    Покупатель — банкрот: безопасное исполнение сделки

    Изучаем информацию о покупателе

    Начнем с того, что работать с потенциальным банкротом (далее для простоты — компания-банкрот) вы можете так же, как и с любым другим контрагентом, закон не требует от вас предпринимать какие-либо дополнительные меры. Вместе с тем взаимодействие с такими организациями несет в себе риски финансовых потерь. Если сумма сделки невелика, то об этих рисках можно и не задумываться. А вот если в договоре фигурируют крупные суммы, то имеет смысл подстраховаться и как минимум навести справки о покупателе.

    Сначала нужно выяснить, какая процедура банкротства введена в отношении покупателя.

    Для этого необходимо заглянуть в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (ЕФРСБ). В реестре можно найти немало полезной информации: о стадии банкротства, о действующем арбитражном управляющем и др. Кроме того, информация о банкротстве содержится в судебных актах, публикуемых в рамках дела о банкротстве в картотеке арбитражных дел. Ссылки на них есть на сайте ЕФРСБ.

    Дальнейшие ваши действия будут зависеть как раз от того, что именно вы узнаете из реестра.

    Запрашиваем у покупателя документы

    Введение любой процедуры банкротства в отношении компании означает, что ее руководство уже не может свободно заключать любые сделки. Кроме того, появляется фигура арбитражного управляющего, который должен действовать в интересах кредиторов и играет существенную роль в деятельности организации. Поэтому если в отношении потенциального покупателя введена процедура наблюдения, то, прежде чем заключать с ним договор, вам нужно будет сделать следующее.

    Во-первых, получить на покупателя выписку из ЕГРЮЛ и уточнить сведения о его руководителе. Дело в том, что в ходе наблюдения арбитражный управляющий может инициировать отстранение руководителя компании-банкрота от должности, если тот нарушает требования Закона о банкротств е п. 1 ст. 64, ст. 69 Закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее — Закон № 127-ФЗ) . В этом случае арбитражный суд может возложить обязанности директора на его заместителя или другого работника. То есть не лишним будет также изучить определение суда в части полномочий нового руководителя.

    Помимо прочего, по ходатайству арбитражного управляющего суд может ввести дополнительные ограничения по сделкам для исполняющего обязанности руководителя организаци и п. 5 ст. 69 Закона № 127-ФЗ .

    Во-вторых, нужно запросить у будущего контрагента баланс компании, актуальный на дату введения наблюдения, если сумма сделки немаленькая. Совершение некоторых сделок компанией-банкротом в ходе процедуры наблюдения возможно только с письменного согласия арбитражного управляющег о п. 2 ст. 64 Закона № 127-ФЗ . Речь идет, к примеру, о сделке по приобретению имущества, балансовая стоимость которого превышает 5% балансовой стоимости активов компании-банкрота на дату введения процедуры наблюдения. Следовательно, баланс вам понадобится, чтобы понять, вправе ли вы заключить договор с этим покупателем без участия арбитражного управляющего.

    Если условия сделки таковы, что согласовывать ее с арбитражным управляющим не нужно, то ваши договорные отношения с покупателем могут быть оформлены в обычном порядке. То есть руководители или уполномоченные доверенностью представители обеих компаний должны просто заключить договор.

    В противном случае, прежде чем подписать договор, нужно будет ознакомиться с определением суда о назначении арбитражного управляющего, а также с его письменным согласием на заключение договора. Либо такое «согласующее условие» можно прописать в самом договоре, и тогда арбитражный управляющий должен будет поставить на нем свою подпись.

    При заключении такой сделки без учета мнения арбитражного управляющего договор будет признан недействительным и ваша компания впоследствии рискует получить иск от арбитражного управляющего о возврате полученных по договору дене г ст. 61.6 Закона № 127-ФЗ .

    Работа с компанией-банкротом несет в себе два риска:

    риск неполучения платы за товары (оказанные услуги, выполненные работы). Поэтому лучше включить в договор с покупателем условие о предоплате;

    риск того, что выплаченные вам по договору деньги потребуют вернуть назад. Поэтому так важно до заключения договора выяснить, есть ли какие-либо ограничения на сделку и кто является должностным лицом, имеющим право на подписание договора.

    Процедура финансового оздоровления. На этом этапе ограничений по сделкам больше. Поэтому если в отношении вашего будущего покупателя введена процедура финансового оздоровления, то до заключения договора с ним нужно:

    • получить на него выписку из ЕГРЮЛ и ознакомиться с определением суда о назначении арбитражного управляющего (как и в ходе процедуры наблюдения). Ведь в рамках финансового оздоровления суд также может отстранить руководителя от управления организацией по инициативе арбитражного управляющего и/или собрания кредиторо в п. 2 ст. 82, ст. 69 Закона № 127-ФЗ ;

    • запросить согласие арбитражного управляющего, если ваша организация планирует, к примеру, поставить компании-банкроту производственное оборудование. Согласие требуется, если сделка связана с приобретением имущества компанией-банкротом или если приведет к увеличению ее кредиторской задолженности более чем на 5% от суммы требований кредиторов, установленной на дату введения финансового оздоровлени я п. 4 ст. 82 Закона № 127-ФЗ ;

    • запросить согласие собрания (комитета) кредиторов при необходимости. Оно нужно для заключения договора по приобретению имущества балансовой стоимостью более 5% от балансовой стоимости активов компании-банкрота на последнюю отчетную дату, предшествующую сделк е п. 3 ст. 82 Закона № 127-ФЗ .

    Но здесь есть еще один важный нюанс: если после введения финансового оздоровления новые денежные обязательства должника превысили 20% от суммы требований кредиторов, то любые последующие сделки в рамках финансового оздоровления могут быть совершены только с согласия кредиторов.

    В итоге, чтобы понять, нужно ли вам такое согласие, понадобится изучить баланс контрагента на последнюю отчетную дату перед сделкой, выяснить размер кредиторской задолженности, а также, возможно, запросить сведения о размере требований кредиторов на дату введения финансового оздоровления. Кстати, надо иметь в виду, что после того, как вы попросите предоставить указанные документы и сведения, потенциальный покупатель может сам отказаться от идеи что-то у вас покупать.

    Обратите внимание, если для заключения договора нужно будет согласие и арбитражного управляющего, и кредиторов, а в наличии будет только одно из них, сделку признают недействительной.

    Процедура внешнего управления. До заключения договора с возможным покупателем, в отношении которого введено внешнее управление, нужно:

    • получить от будущего контрагента информацию о мероприятиях и расходах, прописанных в плане внешнего управления и относящихся к сделке с вашей компанией. На этой стадии банкротства арбитражный управляющий должен разработать план внешнего управления, включающий в себя продажу нерентабельных активов, перепрофилирование производства и прочее с целью восстановления платежеспособности организаци и п. 2 ст. 99 Закона № 127-ФЗ . Соответственно, все расходы должника (например, закупка нового оборудования, сдача на хранение имущества, ремонт производственных помещений и т. п.) должны быть включены в план внешнего управления;

    • запросить согласие кредиторов, если предполагается заключение сделки, не предусмотренной планом внешнего управления и приводящей к дополнительным расходам и/или увеличению размера обязательств должник а статьи 104, 105 Закона № 127-ФЗ ;

    • изучить определение суда о назначении арбитражного управляющего. Поскольку все полномочия по управлению компанией в ходе указанной процедуры банкротства переходят к нему. Полномочия руководителя должника прекращаются, так же как полномочия иных органов управления — совета директоров, общего собрания участников и т. п. п. 1 ст. 94 Закона № 127-ФЗ Как следствие, лицом, уполномоченным подписывать договоры, становится арбитражный управляющий.

    Таким образом, на этой стадии банкротства крайне рискованно выходить за рамки плана внешнего управления. Допустим, ваша компания предоставляет склады в аренду. Планом внешнего управления компании-банкрота предусмотрены меры по сохранности имущества и расходы на аренду склада для оборудования. Тогда заключение договора по предоставлению контрагенту помещения под хранение оборудования будет правомерным.

    Но если банкротящееся предприятие планирует арендовать у вас дополнительный офис и расходы на такие арендные платежи в плане внешнего управления не фигурируют и не одобрены кредиторами, то от этой сделки разумнее отказаться.

    Если закат компании близок и конкурсное производство уже открыто, то лучше поискать другого покупателя на свои товары (работы, услуги)

    Процедура конкурсного производства. Открытие конкурсного производства в отношении организации означает, что по решению суда она была признана банкрото м п. 1 ст. 53, п. 1 ст. 124 Закона № 127-ФЗ . Это финальная стадия банкротства, когда попытки реанимировать компанию прекращены, а арбитражный управляющий занят исключительно удовлетворением требований кредиторов. И всеми делами компании управляет именно он п. 2 ст. 126, п. 1 ст. 129 Закона № 127-ФЗ . Сделки возможны в очень ограниченном формате и могут быть связаны только с задачами арбитражного управляющего, касающимися имущества должника.

    Поэтому с компанией, в отношении которой открыто конкурсное производство, сделки можно заключать, к примеру, на предмет обеспечения сохранности имущества, его оценки, организации торгов и т. д. п. 2 ст. 129 Закона № 127-ФЗ Иначе говоря, вы можете оказать компании-банкроту услуги по оценке имущества, организации торгов или предоставить помещения для хранения имущества (например, сдать гараж в аренду). При этом вам нужно будет опять же изучить определение суда о назначении арбитражного управляющего и, кроме того, запросить у банкрота информацию о том, как сделка связана с целями конкурсного производства.

    Финансовая безопасность в сделке с банкротом

    На какой бы стадии банкротства ни находился покупатель, вам нужно будет оценить его платежеспособность. Да, как минимум на оплату услуг арбитражного управляющего у компании деньги есть пп. 1, 2 ст. 20.6 Закона № 127-ФЗ . Но вам важно убедиться в том, что она может платить и по текущим платежам, возникшим после возбуждения дела о банкротстве.

    Поэтому попросите потенциального покупателя предоставить вам доказательства платежеспособности по текущим платежам на период действия вашего договора. Действуйте так.

    Шаг 1. Запросите документы. Пусть покупатель предоставит вам выписки о движении средств по счетам, бухгалтерскую отчетность, данные об объемах производства и реализации продукции, о запланированных мероприятиях арбитражного управляющего по восстановлению платежеспособности компании и т. п.

    Шаг 2. Проверьте формулировки договора, чтобы максимально обезопасить свою компанию от риска неплатежей. Для этого:

    • настаивайте на предоплате товаров (работ, услуг). Укажите соответствующее условие в договоре;

    • если оплата возможна только постфактум, пропишите в договоре периодичность платежей и их минимальную отсрочку, причем лучше, чтобы это была оплата небольших поставок (а не один или два крупных платежа с длительной отсрочкой);

    • предусмотрите в договоре условие о том, что он автоматически прекращает свое действие с момента начала конкурсного производства или даже внешнего управления в отношении контрагента, поскольку на этих стадиях банкротства его платежеспособность может быть сильно ограничена. Или предусмотрите возможность прекращения договора в одностороннем порядке для своей компании;

    • включите в договор условие о регулярном предоставлении информации о финансовом состоянии контрагента, чтобы вовремя среагировать, если дела у потенциального банкрота будут совсем плохи.

    Исполнение сделки

    Все платежи по договорам, заключенным после возбуждения производства по делу о банкротстве, имеют статус текущих платеже й п. 1 ст. 5 Закона № 127-ФЗ . Это значит, что платить по договорам, заключенным после начала процедуры, контрагент обязан точно так же, как и любая другая организация, — в соответствии с условиями заключенных договоров. Что и придает сделкам с компаниями-банкротами коммерческий смысл.

    Заботиться о своевременной уплате текущих платежей должен арбитражный управляющи й абз. 9 п. 3 Постановления Пленума ВАС от 06.06.2014 № 36 . Если же он пренебрегает своими обязанностями, компания имеет право обратиться в суд для взыскания долга с контрагента, в отношении которого введена процедура банкротства. Иски кредиторов по текущим платежам рассматриваются в обычном порядке, несмотря на процедуру банкротств а п. 45 Постановления Пленума ВАС от 15.12.2004 № 29; п. 3 Постановления Пленума ВАС от 23.07.2009 № 60 .

    Кроме того, требования кредиторов по текущим платежам имеют преимущество перед требованиями, возникшими до возбуждения дела о банкротств е п. 1 ст. 134 Закона № 127-ФЗ .

    Таким образом, по сути, текущие платежи имеют «привилегированный» статус и должны уплачиваться первыми. Да и на арбитражного управляющего кредиторы по таким платежам могут повлиять — через суд. Однако 100%-й гарантии, что ваша компания получит оплату вовремя, все же нет.

    Взыскание текущих платежей

    Если у компании-банкрота не хватает денег на погашение текущих платежей, то требования кредиторов удовлетворяются в следующей очередност и п. 2 ст. 134 Закона № 127-ФЗ :

    • в первую очередь удовлетворяются судебные расходы на процедуру банкротства, требования об оплате услуг арбитражного управляющего и специалистов, привлечение которых является обязательным для арбитражного управляющего (например, оценщика, организатора торгов, аудитора);

    • во вторую очередь — требования по заработной плате и выходным пособиям работников;

    • в третью очередь — услуги лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения исполнения своих обязанностей (кроме тех специалистов, чьи услуги должны быть удовлетворены в первую очередь);

    • в четвертую очередь — эксплуатационные расходы (коммунальные платежи, расходы на энергоснабжение и т. п.);

    • в пятую очередь — все остальные платежи.

    Банкротство не препятствует исполнительному производству в отношении текущих платежей. Однако на стадии конкурсного производства судебный пристав сможет обратить взыскание только на деньги банкрота, находящиеся на счетах в банке, но не на его имуществ о п. 16 Постановления Пленума ВАС от 23.07.2009 № 59 .

    Выплаты, причитающиеся вашей компании, теоретически могут попасть в любую очередь (кроме второй) в зависимости от того, что является предметом сделки. Вместе с тем если вы не предоставляете услуги, необходимые для проведения процедуры банкротства (услуги оценщика, аудитора и т. д.), а также для поддержания деятельности организации (к примеру, коммунальные услуги), то по всей вероятности ваша компания попадет в число кредиторов пятой очереди. А значит, на погашение задолженности перед вами банкроту денег уже может не хватить.

    Как видим, компания-банкрот — это сложный и нетипичный контрагент, особенно если деятельность вашей компании не связана с организацией торгов, аудитом или оценкой активов. Поэтому важно не только соблюсти все нюансы на стадии заключения сделки, но и контролировать ситуацию в ходе исполнения договора.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.