АП Москвы рассказала, что должны делать представители палаты при проведении обысков у адвокатов. Осмотр кабинета адвоката

АП Москвы рассказала, что должны делать представители палаты при проведении обысков у адвокатов

Совет Адвокатской палаты Москвы утвердил пакет документов, разработанный в связи с введением в УПК ст. 450.1, регламентирующей порядок производства обыска, осмотра или выемки у адвокатов, сказано на сайте ФПА.

В пакет документов входит Положение о представителях палаты при производстве обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката, а также образец предписания, подтверждающего полномочия представителя. Так, в частности, разъясняется, кто может быть представителем адвокатской палаты при проведении обыска, осмотра или выемки в отношении адвоката, перечислены его обязанности, указан порядок уведомления палаты о том, что его присутствие необходимо.

В положении говорится, что представитель адвокатской палаты обязан провести беседу наедине с защитником, в кабинете которого собираются проводить обыск, осмотр или выемку документов, а также потребовать у лица, ответственного за такие действия, документы, на основании которых они будут проводиться, и скопировать их. Кроме того, представитель должен просить о предоставлении адвокату возможности до начала обыска указать на материалы, защищаемые адвокатской тайной. Если же в процессе обыска ее неприкосновенность будет нарушена, представитель должен это зафиксировать.

После окончания следственных действий представитель АП должен занести в протокол свои замечания и возражения и потребовать выдачи ему копии протокола. Если же будут достаточные основания, то представитель должен обжаловать действия лиц, которые затрудняли реализацию его функций.

Отмечается, что положение разработано на основе методических рекомендаций, утвержденных решением Совета Федеральной палаты адвокатов. Член Совета АП Москвы, председатель Комиссии палаты по защите профессиональных и социальных прав адвокатов Роберт Зиновьев отметил, что документ также учитывает и уже формирующуюся порочную практику, связанную с грубыми нарушениями положений ст. 450.1 УПК.

После того, как положение будет принято, то руководители органов следствия будут уведомлены об этом с предложением придерживаться разработанного адвокатской палатой порядка. Кроме того, рекомендации будут донесены и до руководства следственных органов на федеральном уровне.

КС вынес отказное определение по жалобе на обыск у адвоката под видом обследования помещения

28 июня Конституционный Суд вынес определение № 1468-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы адвоката АП Красноярского края Максима Пугачёва, который, как ранее писала «АГ», оспаривал конституционность норм Закона об ОРД и Закона об адвокатуре, которые позволяют под видом обследования помещений проводить обыск у адвоката, игнорируя нормы УПК РФ.

Обыск под видом обследования

Напомним, в жалобе заявитель указал, что п. 8 ч. 1 ст. 6, ч. 1 ст. 15 Закона об ОРД во взаимосвязи с ч. 3 ст. 8 Закона об адвокатуре нарушают Конституцию в той мере, в какой они позволяют суду удовлетворять ходатайства о проведении в помещении, используемом адвокатом для осуществления своей профессиональной деятельности, ОРМ «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» с разрешением поиска тех или иных предметов и документов в помещении адвокатского образования, без наличия веских оснований считать поведение самого адвоката противоправным, а также в дальнейшем проводить указанное мероприятие с доступом к составляющим адвокатскую тайну материалам адвокатских производств в отношении доверителей, с возможностью поиска и изъятия предметов и документов, без гарантий, предусмотренных для обыска в адвокатском помещении.

«Таким образом, в системе действующего законодательства имеются нормы, позволяющие осуществлять поиск различных предметов и документов в жилых и служебных помещениях, используемых для осуществления адвокатской деятельности, с отсутствием всех гарантий защиты адвокатской тайны», – подчеркивалось в жалобе.

При этом отмечалось, что гарантии, обоснованные Конституционным Судом и введенные впоследствии в текст УПК РФ, нивелируются возможностью осуществлять поиск в адвокатском помещении в рамках другой процедуры – не обыска и осмотра, проводимых после возбуждения уголовного дела, а оперативно-розыскного мероприятия, для проведения которого не требуется возбуждение уголовного дела и отсутствует его детальная регламентация.

Федеральная палата адвокатов поддержала Максима Пугачёва, а президент ФПА Юрий Пилипенко направил председателю КС научно обоснованное заключение по жалобе адвоката. В нем, в частности, указывалось, что действующее законодательство и сложившаяся судебная практика не позволяют во всех случаях разграничить по характеру и степени ограничения охраняемых конституционных прав и свобод граждан обыск как следственное действие и обследование помещений как ОРМ.

ФПА отмечала, что с одной стороны, оперативно-розыскное мероприятие «обследование помещений» по своей форме, задачам и режиму нормативной регламентации существенно отличается от такого следственного действия, как обыск, на что неоднократно обращал внимание Конституционный Суд РФ. В частности, в Определении № 327-О/2005 Суд подчеркнул, что оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия совершаются в различных правовых режимах и имеют самостоятельные правовые основы – Закон об ОРД и УПК соответственно. При этом ОРД и проводимые в ходе ее осуществления соответствующие оперативно-розыскные мероприятия не подменяют процессуальных действий, осуществляемых при проведении дознания и предварительного следствия. «Однако, при наличии внешних (формализованных) различий между указанными оперативно-розыскным мероприятием и следственным действием, внутренние (содержательные) различия по характеру и степени ограничения охраняемых конституционных прав между ними отсутствуют», – указывалось в заключении.

«Очевидно, что гарантии, распространенные Конституционным Судом на обыск служебного помещения адвоката, должны симметрично распространяться на любые (в том числе непроцессуальные) действия, тождественные по характеру и степени ограничения конфиденциальности общения адвоката и доверителя, т.е. и на такое оперативно-розыскное мероприятие, как обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, – говорилось письме Юрия Пилипенко председателю КС. – Представляется обоснованным суждение авторов жалобы о том, что существующее нормативное регулирование позволяет осуществлять прямую подмену обыска оперативным мероприятием, что существенно снижает гарантии сохранения адвокатской тайны – особенно при поисковых мероприятиях в адвокатском помещении».

Позиция Конституционного Суда

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд указал, что Конституция не предусматривает каких-либо исключений из принципа равенства всех перед законом для лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, и не определяет особого статуса адвокатов, обусловливающего обязательность законодательного закрепления дополнительных, по сравнению с другими гражданами, гарантий их неприкосновенности.

Также в определении отмечается, что законодательное требование о проведении ОРМ и следственных действий в отношении адвоката на основании судебного решения направлено на «обеспечение реализации конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, предполагающей по своей природе доверительность в отношениях между адвокатом и клиентом, сохранение конфиденциальности информации, с получением и использованием которой сопряжено ее оказание, чему, в частности, служит институт адвокатской тайны». «Данный институт призван защищать информацию, полученную адвокатом относительно клиента или других лиц в связи с предоставлением юридических услуг», – пояснил Суд, добавив, что сведения о преступном деянии самого адвоката не составляют адвокатской тайны, если они не стали предметом оказания юридической помощи ему самому в связи с совершенным им преступлением.

КС отметил, что проведение обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, включая обследование жилых и служебных помещений, используемых адвокатом для осуществления адвокатской деятельности, закон увязывает непосредственно с возникновением, изменением и прекращением уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений на досудебной стадии уголовного судопроизводства, когда уголовное дело еще не возбуждено либо когда лицо еще не привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу, но уже имеется определенная информация, которая должна быть проверена (подтверждена или отвергнута) в ходе ОРМ, по результатам которых и будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела.

«В то же время на основании результатов оперативно-розыскной деятельности возможно не только подтвердить, но и поставить под сомнение или опровергнуть сам факт преступления, что имеет существенное значение для разрешения вопроса об уголовном преследовании или отказе от него, а также от применения связанных с ним мер принуждения или ограничений прав личности», – указал Суд. При этом отмечается, что если в ходе оперативно-розыскной деятельности обнаруживается, что речь идет не о преступлении, а об иных видах правонарушений, то проведение оперативно-розыскных мероприятий в силу ст. 2 ч. 4 ст. 10 Закона об ОРД должно быть прекращено.

Также КС указал, что для решения задач ОРД органы, уполномоченные ее осуществлять, имеют право производить при проведении оперативно-розыскных мероприятий изъятие документов, предметов, материалов и сообщений. Вместе с тем полученные в ходе ОРМ или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

Кроме того, одним из доводов для отказа в принятии жалобы к рассмотрению стало то, что, по мнению КС, Максим Пугачёв связал нарушение своих прав с незаконными, по его мнению, действиями правоприменителей, тогда как вопрос о проверке и оценке их действий и решений не входит в компетенцию Суда.

Разочарование представителей заявителя

Комментируя решение Конституционного Суда, представители Максима Пугачёва указали, что оно вызывает глубокое разочарование. Адвокат Иван Хорошев считает, что логика КС противоречит его же собственной позиции о сохранении адвокатской тайны при проведении обыска.

«К сожалению, мы в очередной раз констатируем, что КС РФ по каким-то причинам не желает оценивать положения Закона об ОРД и, по сути, дает возможность правоохранительным органам спокойно нарушать основополагающие принципы адвокатской деятельности. Возможно после данного определения членам адвокатской корпорации придется столкнутся с новым вариантом “обыска” в виде ОРМ», – заключил он. Иван Хорошев в связи с этим призвал адвокатов не оставлять такие мероприятия без обжалования.

Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Красноярского края, к.ю.н., доцент кафедры уголовного процесса Юридического института Сибирского Федерального университета Александр Брестер также считает, что решение демонстрирует, как КС старательно обходит Закон об ОРД стороной, боясь перейти к его толкованию.

«Вынесенное определение противоречиво и опасно. Мы ставили перед судом совсем простой вопрос: можно ли заниматься поиском в ходе ОРМ, да еще и в кабинете адвоката? Это вопрос остался без ответа. Но именно он главный. Нас интересует не то, что изъятое может быть доказательством, а то, что можно заходить, искать, изымать и получать информацию», – подчеркнул Александр Брестер.

Он добавил, что определение, по сути, легализует изъятие в кабинете адвоката в ходе ОРМ: «Получается, что в ходе ОРМ можно что-то изымать и получать и только потом решать вопрос: может это быть доказательством или нет? И если в Постановлении № 33-П КС дальше указал на сложную процедуру изъятия, то тут оставил все как есть. В итоге получилось, что у адвоката можно проводить обыск под видом ОРМ по “старым правилам” – максимально общее судебное решение, и все».

Александр Брестер также выразил несогласие с «техническим» основанием отказа Суда для отказа в принятии жалобы, поскольку жалоба касается несогласия с судебными решениями, а не с применением нормы закона. Он пояснил, что подготовленный текст жалобы выверялся несколько раз именно для того, чтобы показать недостатки норм закона об ОРД, выявленные в конкретном деле.

«Мне более близко политическое объяснение такого определения. КС РФ много лет отказывается серьезно комментировать устаревший и опасный закон, который со всех сторон раскритикован ЕСПЧ. Если бы в нашем деле КС высказался бы и запретил заниматься поиском в помещении в ходе проведения ОРД, он лишил бы правоохранителей мощного и ежедневного инструмента. Очевидно, это понимается. Более того, КС придает ОРД слишком статусный характер, указывая, что в ходе ОРД, например, можно устанавливать или опровергать факты и что при проведении ОРМ автоматически возникают уголовно-правовые или уголовно-процессуальные отношения. Полицейская, сыскная деятельность в нашей стране срастается с процессуальной», – заключил Александр Брестер.

Отсутствие гарантий сохранения адвокатской тайны?

«Сдержанность, которую проявил КС в своем определении, на мой взгляд, на практике означает легитимацию проведения обследований в помещениях, занимаемых адвокатами, в отсутствие каких бы то ни было гарантий сохранения адвокатской тайны», – отметила старший юрист Института права и публичной политики Ольга Подоплелова, комментируя определение КС.

Она обратила внимание на то, что КС умолчал при описании обстоятельств дела о ряде фактов, которые должны были бы повлиять на его решение: об отсутствии подозрений в отношении адвоката, об изъятии документации и других. «Я считаю, что в настоящий момент, помимо заслуженной критики этого определения, стоит сосредоточиться на том, что с большой долей вероятности практика проведения обследования помещений, занимаемых адвокатами, будет расширяться, вопросы, поставленные в деле адвоката Максима Пугачёва, останутся актуальными. Сам КС допускает возможность возвращения к тем или иным вопросам, которые в свое время стали предметом его отказного определения, поэтому я бы не исключала возможность в будущем добиться от КС позитивного решения уже по делам других заявителей – адвокатов и их доверителей, когда наберется некая критическая масса дел. Однако, помимо подготовки новых жалоб в КС, сейчас стоит, на мой взгляд, сосредоточиться на обращении к международным механизмам защиты», – заключила эксперт.

Советник ФПА РФ, адвокат Сергей Насонов, участвовавший в подготовке заключения Федеральной палаты адвокатов по жалобе, заключил, что Конституционный Суд РФ ушел от оценки опасной ситуации, складывающейся на практике, состоящей в отождествлении проводимых в помещении, занимаемом адвокатом, оперативно-розыскного мероприятия «Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств» и обыска.

«Конечно, не вызывает сомнений довод Конституционного Суда о том, что сведения о преступном деянии самого адвоката не составляют адвокатской тайны, если не они не являются предметом оказания ему самому юридической помощи в связи с совершенным им преступлением. Но проблема состоит в том, что в помещении, занимаемом адвокатом, содержатся многочисленные источники сведений, составляющих адвокатскую тайну по всем делам, в производстве которых этот адвокат участвует. Любое вторжение в это помещений (даже с законной целью) создает риск нарушения этой тайны, со множеством негативными последствий для правосудия», – отметил адвокат.

Читайте так же:  Примерная форма заявления о передаче гражданина иностранного государства, осужденного к лишению свободы судом РФ, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является (подготовлено экспертами компании - Гарант - ). Заявление о лишении свободы

Эксперт добавил, что по смыслу правовой позиции, выраженной в Постановлении КС РФ от 29 ноября 2010 г. № 20-П, ограничение конфиденциальности общения адвоката и его доверителя может иметь место только при наличии процессуально оформленных подозрений или выдвинутого обвинения и только при наличии ряда иных процедурных гарантий. «Эта правовая позиция нашла отражение в ст. 450.1 УПК, регулирующей особенности производства осмотра, обыска и выемки в отношении адвоката. Но на практике быстро нашли “обходной путь” применительно к этой норме, и им стало указанное оперативно-розыскное мероприятие, для проведения которого не требуется и возбуждение уголовного дела и отсутствует его детальная регламентация. Представляется обоснованным суждение авторов жалобы о том, что существующее нормативное регулирование позволяет осуществлять прямую подмену обыска оперативным мероприятием, что существенно снижает гарантии сохранения адвокатской тайны при поисковых мероприятиях в адвокатском помещении. Однако именно эта коллизия Конституционным Судом РФ разрешена не была», – указал Сергей Насонов.

По его мнению, единственное практически полезное суждение в определении состоит в том, что полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.

Оценка ФПА

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков также назвал решение КС разочаровывающим.

«Позитивная перспектива жалобы казалась очевидной, поскольку КС РФ два с половиной года назад в Постановлении от 17 декабря 2015 г. № 33-П сформировал правовую позицию о необходимости обеспечения адвокатской тайны при проведении поисковых действий в помещениях адвокатских образований», – пояснил он, отметив, что ФПА в своем правовом заключении подробно обосновала довод, что вне зависимости от правовых оснований подобных действий (УПК РФ или закон об ОРД) данные гарантии должны быть едиными и надлежащим образом обеспечивать конфиденциальный характер общения доверителя с адвокатом, что призван реализовать институт адвокатской тайны.

«К сожалению, Конституционный Суд в своих рассуждениях при рассмотрении жалобы пошел в совершенно ином направлении – о наличии и пределах действия адвокатских иммунитетов. Хотя в данном случае со всей очевидностью напрашивалась логика указанного выше Постановления КС РФ, что вне зависимости от того, в рамках какой процессуальной процедуры обследуются помещения адвокатского образования, адвокатская тайна должна быть обеспечена надлежащим образом», – заметил Андрей Сучков.

Исполнительный вице-президент ФПА также сообщил, что Федеральная палата адвокатов намерена вести мониторинг случаев, аналогичных изложенным в жалобе Максима Пугачёва, с тем чтобы при наличии правовых оснований вновь поставить перед Конституционным Судом РФ вопрос о необходимости защиты адвокатской тайны от неправомерного вмешательства: «В этой связи призываем коллег сообщать о случаях проведения ОРМ по месту работы или месту жительства адвоката в рамках Закона об ОРД и без соблюдения гарантий, предусмотренных ст. 450.1 УПК РФ».

Рекомендуемые действия по обеспечению гарантий независимости адвокатов при наиболее распространенных нарушениях их прав

Приложение №1

Наиболее распространенные нарушения Установленные законом гарантии прав адвоката Действия по обеспечению гарантий независимости адвоката
Возбуждение уголовного дела в отношении адвоката Статья 447, п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

Решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по субъекту Российской Федерации.

1. Получить копию постановления о возбуждении уголовного дела, вынесенного руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по субъекту Российской Федерации и ознакомиться с ним.

2. При наличии оснований полагать, что уголовное дело возбуждено незаконно и необоснованно, обжаловать данное постановление Председателю Следственного комитета при прокуратуре РФ, прокурору, а также в судебном порядке.

3. Информировать адвокатскую палату субъекта РФ о происшедшем.

4. Адвокатская палата субъекта РФ направляет информацию о происшедшем в Федеральную палату адвокатов РФ.

Вызов и допрос в качестве свидетеля по обстоятельствам, связанным с адвокатской деятельностью. Пункт 2 ст. 8; п. 3 ст. 18 Федерального закона.

Запрещены вызов и допрос адвоката по обстоятельствам, связанным с адвокатской деятельностью. Истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается.

1. Потребовать повестку о вызове на допрос и выяснить причины и основания вызова.

2. При наличии оснований полагать, что целью вызова на допрос является получение информации, ставшей известной адвокату в связи с оказанием юридической помощи:
– информировать совет соответствующей адвокатской палаты о вызове для принятия ею решения о запрете явки на такой допрос;
– направить руководителю следственного органа письменное заявление, обосновывающее незаконность вызова для допроса в соответствии с положениями Федерального закона;
– обжаловать вызов на допрос со ссылкой на Федеральный закон.

Обыск по месту работы адвоката и в его жилище в связи адвокатской деятельностью. Пункт 3 ст. 8 Федерального закона.

Проведение оперативными и следственными органами оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий в отношении адвоката допустимы только на основании судебного решения.

1. Истребовать у лиц, прибывших для производства обыска, судебное решение о производстве данного следственного действия.

2. В целях предотвращения возможных вторжений сотрудников оперативных и следственных органов места, определенные для выполнения адвокатом своей деятельности, должны иметь соответствующее оформление: на двери кабинета должна быть установлена табличка с обозначением места работы адвоката.

3. Место работы адвоката в офисе фирмы указывается в соответствующем соглашении между адвокатским образованием и доверителем.

4. В приказе руководителя необходимо указать, что на все документы, передаваемые адвокату, распространяется режим конфиденциальности.

5. Перед началом обыска сотрудники следственных и (или) оперативно-розыскных органов должны быть предупреждены о том, что они собираются производить обыск в помещении, используемом адвокатом, и о том, что в данном помещении содержатся документы, подпадающие под защиту как содержащие адвокатскую тайну.
В случае изъятия таких документов соответствующее заявление должно быть зафиксировано в протоколе обыска.

6. Обжаловать действия органов, проводивших незаконный обыск.

7. Информировать адвокатскую палату субъекта РФ о проведении обыска.

8. В случае, если в результате обыска была нарушена адвокатская тайна, информировать об этом доверителя (доверителей).

Личный досмотр адвоката при посещении места лишения свободы, где находится его доверитель 1. Сослаться на определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2008 г. № 428-О-П, согласно которому решение о проведении личного досмотра в отношении адвоката может быть принято на основании ч. 6 ст. 82 УПК РФ и п. 6 ст. 14 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» только в случае, если администрация исправительного учреждения располагает данными, позволяющими предполагать наличие у адвоката запрещенных к проносу на территорию исправительного учреждения предметов. При этом необходимость личного досмотра должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения, а ход и результаты – письменно фиксироваться.

2. Потребовать составления протокола досмотра и выдачи его копии адвокату.

3. В случае если работниками исправительных учреждений будут допущены действия, противоречащие указанному решению Конституционного Суда РФ, обжаловать эти действия.

4. Информировать адвокатскую палату субъекта РФ о происшедшем.

Осмотр органами дознания и следствия помещений адвокатских образований 1. Истребовать у лиц, прибывших для производства осмотра, судебное решение о производстве данного следственного действия.

2. Предупредить перед началом осмотра сотрудников следственных и (или) оперативно-розыскных органов о том, что они собираются осмотреть помещение, используемое адвокатом, и о том, что в данном помещении содержатся документы, подпадающие под защиту как содержащие адвокатскую тайну.

3. Сослаться на определение Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. № 673-О-О, согласно которому, несмотря на то, что УПК РФ прямо не предусматривает судебную санкцию на производство такого неотложного следственного действия, как осмотр места происшествия, подлежит применению п. 3 ст. 8 Федерального закона, предусматривающий предварительный судебный контроль. Обосновать это тем, что адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией адвокатом своих прав в различных видах судопроизводства и оказанием гражданам консультативной помощи. Следовательно, осмотр помещения может быть проведен только по решению суда.

4. В случае изъятия документов, содержащих адвокатскую тайну, соответствующее заявление должно быть зафиксировано в протоколе осмотра.

5. Обжаловать действия органов, проводивших незаконный осмотр.

6. Информировать адвокатскую палату субъекта РФ о проведении осмотра.

7. В случае если в результате осмотра была нарушена адвокатская тайна, информировать об этом доверителя (доверителей).

Сокрытие от адвоката места нахождения подзащитного Пункт 1 ст. 18 Федерального закона.
Вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.
1. Направить запрос в соответствующие органы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ.

2. Запросить о месте нахождения подзащитного у его родственников, которым в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 46, ч. 1 ст. 96 и ч. 12 ст. 108 УПК РФ сообщается о месте нахождения арестованного.

3. Обжаловать действия по сокрытию от адвоката места нахождения подзащитного.

Изменения в УПК РФ: адвокаты v. следователи

ОБЫСК У АДВОКАТОВ

Часть 2 ст. 29 УПК РФ «Полномочия суда» дополнена п. 5.2. Только суд, в том числе в ходе досудебного производства, правомочен принимать решения о производстве обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката в соответствии с новой ст. 450.1 «Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката».

НЕДОПУСТИМЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ИЗЪЯТЫЕ У АДВОКАТА

Часть 2 ст. 75 УПК РФ «Недопустимые доказательства» дополнена п. 2.1. К недопустимым доказательствами отнесены: предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий. Эти предметы и документы могут быть признаны допустимыми доказательствами, если следователь признает их вещественными доказательствами (ст. 81 УПК РФ).

В части 2 ст. 49 УПК РФ «Защитник» слово «допускаются» заменено на слово «участвуют». Это значит, что адвокат обладает всеми процессуальными правами с момента вступления в дело, а не с момента допуска.

Часть 4 ст. 49 УПК РФ изложена в новой редакции:

«Адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. С этого момента на адвоката распространяются правила, установленные частью третьей статьи 53 настоящего Кодекса».

Введена новая ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ:

«В случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера».

Абзац 1 ч. 1 ст. 53 УПК РФ «Полномочия защитника» изложен в новой редакции. Слово «допуск» защитника заменено на слова «вступление в дело».

ПРИВЛЕЧЕНИЕ «КАРМАННЫХ» АДВОКАТОВ

Часть 3 ст. 50 УПК РФ «Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда» после слов «по назначению защитника» дополнена словами «в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов».

Часть 4 той же статьи после слов «по назначению защитника» дополнена также словами «в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов».

УПК РФ обязывает органы расследования и суд назначать адвоката в порядке участия в уголовных делах в качестве защитника по назначению в случаях:

— неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника;

— невозможности явки приглашенного защитника в течении 24 часов с момента задержания или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу.

— привлекает адвоката по назначению в нарушение положений частей 3,4 ст. 50 УПК РФ, то есть в нарушение установленного графика дежурств.

— оспоривает допустимость доказательств, полученных с участием «карманного» адвоката.

Часть 5 ст. 49 УПК РФ изложена в новой редакции. Защитник по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, не только обязан дать подписку об их неразглашении, но и «принимать меры по недопущению ознакомления с ними иных лиц, а также соблюдать требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне при подготовке и передаче процессуальных документов, заявлений и иных документов, содержащих такие сведения».

Расширена и дополнена ст. 161 УПК РФ «Недопустимость разглашения данных предварительного расследования».

Теперь запрет на предание гласности данных предварительного расследования не распространяется на сведения (ч. 4):

1) о нарушении закона органами государственной власти и их должностными лицами;

2) распространенные следователем, дознавателем или прокурором в средствах массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» или иным публичным способом;

3) оглашенные в открытом судебном заседании.

Не является разглашением данных предварительного расследования (ч. 6):

1) изложение сведений по уголовному делу в ходатайствах, заявлениях, жалобах и иных процессуальных документах по этому делу, а также в заявлениях и иных документах, подаваемых в государственные и межгосударственные органы по защите прав и свобод человека;

2) предоставление сведений по уголовному делу лицу, привлекаемому к участию в этом деле в качестве специалиста, при условии дачи им письменного обязательства о неразглашении указанных сведений без согласия следователя или дознавателя.

— представляет законные действия адвоката как разглашение тайны следствия, нарушение отобранной подписки. Нельзя исключить случаи возбуждения уголовных дел по ст. 310 УК РФ.

— получает предварительное письменное согласие доверителя и других указанных в ст. 161 УПК РФ лиц на оглашение переданных доверителем сведений.

Часть 1 и п. п. 2, 3 ч. 3 ст. 56 УПК РФ «Свидетель» дополнены. Согласно изменениям адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежит допросу в качестве свидетеля, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует сам адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого с согласия и в интересах подозреваемого, обвиняемого.

Не подлежит допросу также адвокат об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, за исключением случаев, если о допросе в качестве свидетеля ходатайствует адвокат с согласия лица, которому он оказывал юридическую помощь.

В части 2 ст. 58 УПК РФ «Специалист» слова «в уголовном судопроизводстве» заменены словами «в следственных и иных процессуальных действиях, судебных заседаниях».

В эту же статью введена новая ч. 2.1, согласно которой «стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу в порядке, установленном настоящим Кодексом, специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию, за исключением случаев, предусмотренных статьей 71 настоящего Кодекса».

— мотивирует отказ в удовлетворении ходатайства стороны защиты о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста традиционно ссылкой на:
— некомпетентность специалиста;
— незначимость для уголовного дела тех вопросов, для разъяснения которых его намерен вызвать защитник;
— неотносимость заключения специалиста для данного уголовного дела.

— оспоривает отказ следователя в привлечении специалиста к участию в деле со ссылкой на ч. 21 ст. 58 УПК РФ.

Опровергнуть довод о некомпетентности специалиста можно путем представления соответствующих документов (дипломов, сертификатов и т. п.). Значимость вопросов (обстоятельств), для разъяснения которых вызывается специалист, обосновать ссылками на фабулу или квалификацию обвинения, содержание доказательств, известных защите, и т. п.

УЧАСТИЕ АДВОКАТА В СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЯХ

В статью 159 УПК РФ введена новая ч. 2.1, согласно которой «защитнику не может быть отказано в участии в следственных действиях, производимых по его ходатайству либо по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, за исключением случая, предусмотренного частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса. Неявка защитника, своевременно извещенного о месте и времени производства следственного действия, не является препятствием для его производства».

В эту же статью введена новая ч. 2.2, согласно которой следствие и суд не могут отказать подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям «в приобщении к материалам уголовного дела доказательств, в том числе заключений специалистов, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами».

— проводит следственное действие со ссылкой на ч. 2.1 ст. 159 УПК РФ (неявка). При этом следователь может составить рапорт о надлежащем уведомлении защитника, даже если в реальности такого уведомления не было.

— подает заявление следователю, в котором должны быть указаны контактные данные адвоката-защитника, с указанием возможности проверить, действительно ли следователь направлял уведомление (например, номер телефона секретаря, ведущего журнал телефонограмм, факс и т. д.).

ОБЫСК, ВЫЕМКА И ОСМОТР У АДВОКАТОВ

Несмотря на положения ст. 450.1 УПК РФ, на практике следователи могут нарушить порядок обыска, осмотра или выемки в отношении адвоката.

Ссылка на исключительные обстоятельства. Следователи могут произвести обыск (выемку, осмотр) в отношении адвоката в режиме исключительных случаев, когда производство следственного действия не терпит отлагательств, то есть в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Этот порядок устанавливает возможность производства обыска (выемки) без предварительного получения судебного решения, что нуллифицирует практически все гарантии, заложенные в процедуру производства указанных следственных действий в отношении адвоката ст. 450.1 УПК РФ.

Редакция ч. 1 ст. 450.1 УПК РФ указывает на невозможность проведения обыска (осмотра, выемки) в отношении адвоката в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 165 УПК РФ. В части 1 указанной статьи перечислены процессуальные гарантии, соблюдение которых обязательно при производстве обыска (осмотра, выемки) у адвоката. Такое возможно только в случае:

— возбуждения в отношении адвоката уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого;

— наличия постановления судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки;

— присутствия члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, обеспечивающего неприкосновенность предметов и сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Аналогичная позиция отражена в постановлении Конституционного Суда РФ от 17.12.2015 № 33-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с жалобой граждан А. В. Баляна, М. С. Дзюбы и других» 1 (далее — Постановление КС № 33-П). КС РФ отметил, что смысл норм об обыске (выемке, осмотре) связанном с доступом к материалам адвокатского производства, в системе действующего правового регулирования, …предполагает, что обыск, связанный с доступом к материалам адвокатского производства, возможен только на основании судебного решения, в котором должны быть указаны конкретные объекты поиска и изъятия в ходе данного следственного действия и сведения, служащие законным основанием для его проведения.

Поэтому если следователь попытается произвести обыск (осмотр, выемку) у адвоката в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 165 УПК, адвокат должен использовать установленные законом механизмы обжалования этих незаконных действий (ст.ст. 124, 125 УПК РФ) со ссылкой на Постановление КС № 33.

Манипуляция с адресом. Следователь может произвести обыск (выемку, осмотр) в помещении, которое, по его мнению, не используется адвокатом для адвокатской деятельности, так как адвокатский кабинет (бюро, коллегия) расположены по другому адресу.

Однако законодательство не запрещает адвокату использовать какие-либо помещения для адвокатской деятельности. Адвокат вправе осуществлять эту деятельность не только в помещении адвокатского бюро, кабинета или коллегии, но также и в любом другом месте.

В Постановлении № 33-П КС РФ указывает на специфику обыска в отношении адвоката, связанного с доступом к материалам адвокатского производства, что может иметь место в любом помещении, где адвокат оказывает юридическую помощь.

Именно поэтому подобные действия следователя будут незаконными и адвокат должен использовать установленные законом механизмы их обжалования (ст.ст. 124, 125 УПК РФ).

Ссылка на неинформированность. Следователь может провести обыск (выемку, осмотр) в отношении адвоката в общем порядке, сославшись на отсутствие у него информации о наличии у лица статуса адвоката.

Адвокату нужно помнить, что, осуществляя обыск (выемку) в определенном помещении, следователь, согласно ч. 11 ст. 182 УПК РФ, обязан обеспечить участие в следственном действии лица, в помещении которого оно проводится, то есть адвокат вправе присутствовать в указанном помещении с самого начала обыска (выемки) и получает возможность непосредственно заявить следователю о своем статусе. Как правило, наличие статуса специального субъекта предварительно проверяется следователем самостоятельно, так как отказ от такой проверки обессмысливает производство следственного действия, влечет признание полученных доказательств недопустимыми. В любом случае адвокат вправе собственноручно внести запись о наличии статуса в протокол следственного действия перед его подписанием.

В дальнейшем адвокат должен использовать установленные законом средства обжалования этих незаконных действий (ст. ст. 124, 125 УПК РФ).

«Подглядывание». Следователь может просмотреть (прочесть) материалы адвокатского производства в ходе обыска (осмотра), без фиксации этих данных, то есть с формальным соблюдением ч. 2 ст. 450.1 УПК РФ.

В этой связи отметим, что любые действия следователя в отношении адвокатского производства (досье) могут быть обусловлены только одной целью — изъять конкретные отыскиваемые объекты, указанные в постановлении судьи (ч. 2 ст. 4501 УПК РФ). Именно поэтому следователь не имеет права читать (осматривать) иные документы из адвокатского досье, даже если не фиксирует их в протоколе. Адвокат должен возражать против таких действий. Он вправе собственноручно внести свое заявление в протокол следственного действия перед его подписанием. Аналогичные возражения должны поступить и от члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, присутствующего при производстве данного обыска (выемки).

Ссылка на признаки преступления. Следствие может широко толковать термин «обнаружены признаки совершения преступления» (ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ). Это позволяет произвести осмотр в жилом или служебном помещении адвоката без получения постановления судьи о разрешении производства следственного действия.

Расширительное толкование ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ искажает смысл этих положений.

Во-первых, ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ допускает производство только осмотра жилых и служебных помещений, используемых для осуществления адвокатской деятельности, являющихся местом происшествия, что исключает производство активных поисковых действий, присущих обыску, например вскрытие замков и т. д. Во-вторых, в ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ речь идет о явных признаках преступления (следы крови, оружие и т. п.). По смыслу закона такими «следами» не могут быть следы интеллектуальные, то есть содержание тех или иных документов, находящихся в адвокатском производстве.

В случае незаконного расширительного толкования следователем положений ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ адвокат должен использовать установленные законом средства обжалования этих незаконных действий (ст. ст. 124, 125 УПК РФ).

Следствие может нейтрализовать новацию п. 21 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, если приобщит к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств вообще все предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий. Очевидно, что тайну адвокатского производства нельзя распространить, например, на орудия или средства совершения преступления, деньги и ценности, полученные в результате совершения преступления (п.п. 1–2.1 ч. 1 ст. 81 УПК РФ).

Однако в п. 3 ч. 1 ст. 81 УПК РФ содержится указание на «иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела», а к этой категории вещдоков может быть отнесено вообще все изъятое из производства адвоката.

Положения п. 21 ч. 2 ст. 75 УПК РФ следует толковать системно, в неразрывной связи с положениями ч. 2 ст. 450.1 УПК РФ, согласно которым в постановлении судьи о разрешении производства обыска, осмотра и (или) выемки в отношении адвоката приводятся данные, служащие основанием для производства указанных следственных действий, а также конкретные отыскиваемые объекты. Изъятие иных объектов не допускается, за исключением предметов и документов, изъятых из оборота.

Таким образом, если в постановлении судьи не будет указания на конкретные предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, то их изъятие в ходе следственных или оперативно-розыскных действий будет незаконным. Следовательно, такие доказательства будут признаны недопустимыми в силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ.

Кроме того, нельзя забывать, что обязательным элементом процессуальной формы вещественного доказательства являются его осмотр и вынесение постановления о приобщении к материалам дела в указанном качестве. Отсутствие этих элементов также может свидетельствовать о недопустимости подобных доказательств.

Оспаривание допустимости таких доказательств по указанным основаниям — единственный способ процессуальной борьбы с превращением всего изъятого из производства адвоката в вещественные доказательства.

ВСТУПЛЕНИЕ АДВОКАТА В ДЕЛО

Несмотря на концептуальные поправки в частях 2, 4 ст. 49 УПК РФ, представляется, что сами по себе они не изживут злоупотребление, издавна используемое следователями, чтобы оттянуть вступление адвоката в уголовное дело. Согласно новой редакции ч. 4 ст. 49 УПК РФ адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Именно поэтому следователю достаточно исключить момент контакта с адвокатом, чтобы последнему некому было предъявить удостоверение и ордер, что создает препятствие к вступлению в дело. Проблема усугубляется тем, что в ряде органов предварительного расследования адвокат без звонка следователя физически не может пройти даже в само помещение, где находятся кабинеты следователей.

Противодействие этому злоупотреблению должно выражаться в использовании адвокатом всех установленных законом средств обжалования этого (ст.ст. 124, 125 УПК РФ). Возможность посещать подзащитного в следственном изоляторе (что никак не связано со следователем) позволяет скоординировать с ним тактику на случай, если следователь решит произвести следственные действия без адвоката или с адвокатом по назначению. Заявление о вступлении в дело с приложенной копией ордера можно направить следователю или руководителю следственного органа через канцелярию или почтой.

Привлечение «карманных» адвокатов — скорее проблема взаимодействия адвокатской палаты и следователя, а не взаимодействия адвоката и следователя. Тем не менее, помимо обращения в адвокатскую палату, адвокат может использовать процессуальные способы реагирования на подобные ситуации.

Можно предположить, что в отдельных критичных ситуациях следователь может пойти на привлечение адвоката по назначению в нарушение положений частей 3, 4 ст. 50 УПК РФ, то есть в нарушение установленного графика дежурств адвокатов.

В этом случае защитник, вступив в дело и обнаружив негативные последствия деятельности «карманного» адвоката, может оспорить допустимость доказательств, полученных с участием последнего. Незаконное вступление в дело адвоката, не имеющего права оказывать квалифицированную юридическую помощь в формате защиты по назначению, является нарушением уголовно-процессуального закона, выражающимся в нарушении права подозреваемого (обвиняемого) на защиту. Доказательство, полученное с нарушением этого права, согласно ч. 1 ст. 75 УПК РФ должно быть признано недопустимым.

ЗАПРЕТ НА РАЗГЛАШЕНИЕ ТАЙНЫ СЛЕДСТВИЯ

Можно предположить, что следователи будут пытаться представлять законные действия адвоката как разглашение тайны следствия, нарушение отобранной подписки. Нельзя исключить и случаи возбуждения уголовных дел по ст. 310 УК РФ.

Однако однозначные положения новой редакции ст. 161 УПК РФ позволяют адвокату эффективно обезопасить себя от подобных обвинений. Адвокатам необходимо помнить о положении ч. 5 указанной статьи, согласно которой разглашение данных о частной жизни участников уголовного судопроизводства без их согласия, а также данных о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста 14 лет, без согласия его законного представителя не допускается. Очевидно, что в случае предания гласности подобных сведений, адвокату необходимо получить предварительное (и, желательно, письменное) согласие на это указанных лиц.

ДОПРОС АДВОКАТА

Безосновательное вручение повестки адвокату означает наделение его статусом свидетеля и может рассматриваться как обстоятельство, исключающее его участие в производстве по уголовному делу в качестве защитника (п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ). Можно предположить, что, несмотря на внесение изменений в ст. 56 УПК РФ, следователи будут продолжать вручение подобных повесток адвокатам, намереваясь таким способом вывести их из участия в деле в качестве защитников.

Установленный законом четкий запрет вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля позволяет ему эффективно обжаловать подобные действия следователя во всех предусмотренных УПК РФ режимах (ст. ст. 124, 125 УПК РФ).

ПРИВЛЕЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА ЗАЩИТОЙ

Отказ в удовлетворении ходатайства стороны защиты о привлечении к участию в производстве по уголовному делу специалиста следователь традиционно может мотивировать ссылкой на некомпетентность специалиста, незначимость для уголовного дела тех вопросов, для разъяснения которых его намерен вызвать защитник.

Отказ в приобщении к материалам дела заключения специалиста, представленного защитником, может быть мотивирован также тем, что обстоятельства, подтверждаемые этим заключением, не имеют значения для данного уголовного дела.

Положение ч. 21 ст. 58 УПК РФ позволяет адвокату оспорить отказ следователя в привлечении специалиста к участию в деле. Опровергнуть суждение следователя о некомпетентности специалиста можно, представив документы (дипломы, сертификаты и т. п.) специалиста. Значимость вопросов (обстоятельств), для разъяснения которых вызывается специалист, можно обосновать ссылками на фабулу или квалификацию обвинения, содержание доказательств, известных защите и т. п. Оспаривать отказы следователя можно в порядке обжалования незаконных действий следователя, предусмотренном УПК РФ.

Основание для злоупотреблений следствие может взять из ч. 2.1 ст. 159 УПК РФ, согласно которой неявка защитника, своевременно извещенного о месте и времени производства следственного действия, не является препятствием для его производства. Следователь может составить рапорта о надлежащем уведомлении защитника (хотя в реальности такого уведомления не было), это позволит нейтрализовать указанное право адвоката.

Бороться с подобным обыкновением следствия адвокат может путем подачи следователю заявления с указанием своих контактных данных. Причем контакты следует указать так, чтобы их можно было проверить — действительно ли следователь направлял уведомление (например, номер телефона секретаря, ведущего журнал телефонограмм, факс и т. д.). Если следователь нарушит указанные положения УПК РФ, адвокат вправе оспорить допустимость полученного следователем доказательства, а также обжаловать его действия.

Всего комментариев: 1

1, ст.124 и ст.125 УПК РФ-недействующий декоративный механизм, не знакомый современному зарубежному законодательству.
2. В УПК РФ отсутствуют гарантии соблюдения норм УПК РФ следователями,дознанием и т.д. и т.п. Все российское законодательство построено на таком шатком основании-отсутствии гарантий соблюдения норм УПК РФ в виде санкций за их нарушение.
3. Цель правосудия-установление истины (справедливости)-, она также исчезла из Концепции, доктрины и практики, отсюда коррупция,безответственность и поверхностность права страны.

Москва: силовики проводят обыски у адвокатов, которые защищают крымскотатарских активистов

В Москве сотрудники ФСБ пришли в офис правозащитного проекта «Правовая инициатива». Об этом сообщила пресс-секретарь организации Ксения Бабич, информирует Радио Свобода.

По ее словам, силовики не представились, заявив лишь, что у них есть постановление на обыск всего здания. Они отобрали у сотрудников «Правовой инициативы» телефоны, сфотографировали их паспорта и начали осмотр кабинета, где находится документация.?

Собственник помещения рассказал правозащитникам, что обыск проходит в соседнем офисе, который находится с ними на одном этаже и не относится к проекту.

Российские силовые ведомства пока не комментировали происходящее.

Как сообщает объединение «Крымская солидарность», «Правовая инициатива» оказывает юридическую помощь задержанным возле здания Верховного суда России крымскотатарским активистам.

Адвокаты Рустам Мацев и Ольга Гнездилова заявили, что подобные дела «имеют стратегическое значение».

«Мы посчитали нужным принять участие и довести дела по крымским татарам совместно с нашими коллегами из Крыма до рассмотрения в Европейском суде по правам человека, поскольку считаем, что в отношении крымских татар как минимум было допущено нарушение ст. 11 Конвенции. В том случае, если в апелляции отменят решения суда первой инстанции, то это могло бы дать надежду на здравый и осмысленный подход в судебной системе к сложившейся порочной практике», – отметили адвокаты.

Российская полиция 11 июля в Москве задержала 45 человек, которые пришли под здание Верховного суда России поддержать фигурантов первого бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир» (организация запрещена в России и аннексированном ею Крыму). Активисты находились под зданием суда с плакатами «Наши дети не террористы», «Прекратите репрессии в Крыму».

18 крымскотатарских активистов оштрафовали на 20 тысяч рублей, еще троих на 15 тысяч рублей, а четверых – на 10 тысяч рублей.

«Правовая инициатива» действует с 2000 года. Проект занимается защитой жертв нарушений прав человека, связанных с вооруженным конфликтом и операциями по противодействию терроризму, пытками и гендерным насилием на территории бывшего Советского Союза. Правозащитники представляют интересы пострадавших в Европейском суде по правам человека и занимаются делами из Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Дагестана, а также делами крымскотатарских активистов.

Вопрос 388. Осмотр, его виды. Освидетельствование. Следственный эксперимент.

Вопрос 388. Осмотр, его виды. Освидетельствование. Следственный эксперимент.

Осмотр, его виды. Осмотр представляет собой комплекс действий, заключающихся в непосредственном зрительном восприятии лицом, производящим предварительное расследование, материальных объектов и их связей в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Задачами осмотра являются:

— обнаружение следов преступления;

— выяснение обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела;

— фиксация (отражение) всех действий участников осмотра, производимых ими в процессе следственного действия, и всего обнаруженного в той последовательности и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра;

— перечисление и подробное описание всех материальных объектов, изымаемых при производстве осмотра;

— принятие мер, обеспечивающих сохранность всех материальных объектов, изъятых в ходе осмотра.

Виды осмотра различаются в зависимости от объекта осмотра. Объектами осмотра могут быть:

— место происшествия, местность;

— жилище, иное помещение;

— следы преступления (ст. 176 УПК);

— труп (ст. 178 УПК);

— почтово-телеграфные отправления (ст. 185 УПК).

В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. Осмотр производится с участием понятых, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей статьи 170 УПК(ст. 176 УПК).

В труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей, следственные действия, предусмотренные частью первой ст. 170 УПК, могут производиться без участия понятых, о чем в протоколе следственного действия делается соответствующая запись. В случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства фиксации его хода и результатов. Если в ходе следственного действия применение технических средств невозможно, то следователь делает в протоколе соответствующую запись (ч. 3 ст. 170 УПК).

Осмотр следов преступления и иных обнаруженных предметов производится на месте производства следственного действия, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей ст. 177 УПК. Если для производства такого осмотра требуется продолжительное время или осмотр на месте затруднен, то предметы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписями следователя и понятых на месте осмотра. Изъятию подлежат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу. При этом в протоколе осмотра по возможности указываются индивидуальные признаки и особенности изымаемых предметов (ст. 177 УПК).

Все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено понятым, другим участникам осмотра.

Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 УПК.

Осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации. В случае невозможности обеспечить его участие в осмотре об этом делается запись в протоколе (ч. 6 ст. 177 УПК).

Осмотр трупа. Эксгумация (ст. 178 УПК). Следователь производит осмотр трупа с участием понятых, судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия – врача. При необходимости для осмотра трупа могут привлекаться другие специалисты.

Неопознанные трупы подлежат обязательному фотографированию и дактилоскопированию. Неопознанные трупы также подлежат обязательной государственной геномной регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Кремирование неопознанных трупов не допускается.

При необходимости извлечения трупа из места захоронения следователь выносит постановление об эксгумации и уведомляет об этом близких родственников или родственников покойного. Постановление обязательно для администрации соответствующего места захоронения. В случае, если близкие родственники или родственники покойного возражают против эксгумации, разрешение на ее проведение выдается судом.

Эксгумация и осмотр трупа производятся с участием лиц, указанных в части первой статьи 178 УПК. При необходимости осмотр трупа может быть произведен до возбуждения уголовного дела.

Расходы, связанные с эксгумацией и последующим захоронением трупа, возмещаются родственникам покойного в порядке, установленном статьей 131 УПК.

Освидетельствование (ст. 179 УПК). Для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы, может быть произведено освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний. В случаях, не терпящих отлагательства, освидетельствование может быть произведено до возбуждения уголовного дела.

О производстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое является обязательным для освидетельствуемого лица.

Освидетельствование производится следователем. При необходимости следователь привлекает к участию в производстве освидетельствования врача или другого специалиста.

При освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом.

Фотографирование, видеозапись и киносъемка в случаях, предусмотренных частью четвертой ст. 179 УПК, проводятся с согласия освидетельствуемого лица (ч. 5 ст. 179 УПК).

Следственный эксперимент (ст. 181 УПК). В целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. Производство следственного эксперимента допускается, если не создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц.

При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность произошедшего события и механизм образования следов.

Задачей следственного эксперимента является установление возможности:

— наблюдать или воспринимать какой-либо факт или явление;

— совершить определенные действия;

— восстановить последовательность произошедшего события или его составных частей;

— определить механизм образования следов.

В следственном эксперименте могут участвовать обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель, а в необходимых случаях и специалист. При производстве эксперимента обязательно присутствие понятых. В процессе этого следственного действия могут производиться изменения, фотографирование, киносъемка, составляться планы и схемы.

Следственный эксперимент может быть проведен неоднократно. Доказательственное значение имеют как положительные, так и отрицательные результаты его производства. О производстве следственного эксперимента составляется протокол, в котором подробно описываются его ход и результаты.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

Следователь Адвокат
— проводит обыск (выемку, осмотр), как не терпящий отлагательств, без судебного решения (ч. 5 ст. 165 УПК РФ) и представителя палаты; — подает жалобу в порядке ст. ст. 124, 125 УПК РФ, так как обыск у адвоката по правилам ч. 5 ст. 165 УПК РФ незаконен в силу ч. 12 ст. 450.1 УПК РФ;
— проводит обыск в помещении, которое формально адвокат не использует; — обжалует действия следствия, ссылаясь на постановление КС РФ 17. 12.2015 № 33-П. Адвокат вправе работать не только в помещении адвокатского бюро, кабинета или коллегии, но также и в любом другом месте;
— проводит обыск в общем порядке, сославшись на незнание о наличии у лица статуса адвоката; — присутствует с самого начала обыска (выемки) и имет возможность непосредственно заявить следователю о своем статусе. Может внести заявление о наличии статуса в протокол следственного действия перед его подписанием;
— ознакомился с материалами адвокатского производства в ходе обыска (осмотра), без фиксации этих данных, то есть с формальным соблюдением ч. 2 ст. 450.1 УПК РФ; — возражает против таких действий, собственноручно вносит свое заявление в протокол следственного действия перед его подписанием. Следит, чтобы аналогичные возражения поступили и от члена совета адвокатской палаты субъекта РФ, присутствующего при производстве обыска (выемки);
— широко толкует термин «обнаружены признаки совершения преступления» (ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ) и производит осмотр в жилом или служебном помещении адвоката без получения постановления судьи. — обжалует незаконные действия в порядке ст. ст. 124, 125 УПК РФ), так как ч. 3 ст. 450.1 УПК РФ допускает производство только осмотра жилых и служебных помещений, используемых для осуществления адвокатской деятельности, являющихся местом происшествия, что исключает производство активных поисковых действий, присущих обыску, например, вскрытие замков и т. д.
— признает все предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе ОРМ или следственных действий, вещественными доказательствами. — обжалует в порядке ст. 125 УПК РФ и ходатайствует о признании недопустимыми доказательствами, если в постановлении судьи об обыске, осмотре и (или) выемке в отношении адвоката не приведены основания для производства указанных следственных действий, а также не перечислены конкретные отыскиваемые объекты.
— препятствует контакту адвоката с подозреваемым (обвиняемым), чтобы последнему некому было предъявить удостоверение и ордер. — направляет следователю или руководителю следственного органа через канцелярию или почтой заявление о вступлении в дело с приложенной копией ордера.
— вопреки норме ст. 56 УПК РФ, вручает повестку адвокату о допросе, чтобы вывести его из участия в деле в качестве защитника. — обжалует действия следователя в порядке ст. ст. 124, 125 УПК РФ, ссылаясь на установленный законом строгий запрет вызова адвоката на допрос в качестве свидетеля.