Верховный суд определяется с разумностью. Требования разумности и справедливости при компенсации морального вреда

Верховный суд определяется с разумностью

Размер компенсаций за моральный вред будут высчитывать по специальной методике

В помощь российской Фемиде разработают таблицу с примерными суммами компенсаций. Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

На пятом заседании Клуба им. Д.Н. Замятнина, посвященному продолжению реформ судебной системы, было предложено разработать вспомогательную методику подсчета компенсаций за моральный вред. Сегодня проблема заключается в расплывчатости требований разумности и справедливости, которые должны служить ориентиром для судей. В результате на практике от истцов в судах требуют детально обосновывать заявленные суммы, хотя четкие критерии оценки таких доказательств отсутствуют.

Для восстановления справедливости потерпевшему должна присуждаться разумная денежная сумма, такая, чтобы она «стабилизировала его внутреннее состояние», считают эксперты. По их словам, моральный вред сложно высчитать чисто арифметически, да и окончательное решение все равно остается на усмотрение судьи.

При этом, по словам главы Совета судей РФ, секретаря Пленума Верховного суда (ВС) Виктора Момотова, судьям при назначении размера компенсации морального вреда нужно руководствоваться экономической целесообразностью. Суть в том, чтобы сделать правонарушения экономически невыгодными: «Обязанность возместить потерпевшему не только моральный вред, но и судебные издержки – неустойку и судебные расходы – снижает экономическую привлекательность противоправных действий и стимулирует правомерное поведение».

Однако, по словам Момотова, к сожалению, в российской судебной практике стала преобладать идеологическая функция, выражающаяся в несущественных компенсациях, что в корне неправильно. Суды, подчеркнул он, часто занижают первоначальные требования истцов. В результате средний размер компенсаций варьируется в пределах 15 тыс. руб. «Мизерные суммы не позволяют истцу загладить перенесенные страдания и восстановить социальную справедливость, а также не способны удержать ответчика от противоправного поведения, поскольку экономические риски слишком малы», – заявил судья.

Кстати, ВС уже работает в этом направлении: «Недавно гражданская коллегия самостоятельно определила размер компенсации морального вреда. Нижестоящие суды сочли, что достаточной суммой компенсации за незаконное содержание истца под стражей в течение трех лет и двух месяцев являются 150 тыс. руб. Однако ВС признал такую компенсацию недостаточной и взыскал в пользу истца 2,4 млн руб., полностью удовлетворив заявленные требования».

Большой проблемой является отсутствие на нормативном уровне унифицированного основания для определения размера компенсации морального вреда, заявил член Научно-консультативного совета при ВС Александр Эрделевский. Из-за чего в похожих случаях присуждаются как очень маленькие, так и высокие суммы. Он предложил разработать специальную таблицу с примерными суммами возмещения морального вреда, на которые смогут ориентироваться судьи. В ее основу могли лечь максимальные финансовые санкции для нарушителей прав граждан, прописанные в соответствующих кодексах. Например, статья КоАП об обмане потребителя предусматривает максимальный штраф в 500 тыс. руб. для компании-продавца. Значит, на аналогичную сумму компенсации физических или нравственных страданий введенный в заблуждение покупатель и сможет рассчитывать в суде.

Как рассказал «НГ» адвокат московской коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Вячеслав Голенев, вопросы компенсации морального вреда с каждым годом становятся острее: «Слишком низкий размер такой компенсации или отказ в ее назначении судом – самая распространенная практическая проблема». «Для обоснования достаточно крупных размеров компенсации – от 100 тыс. и выше – даже в судах Московского региона, которые довольно гибко воспринимают прогрессивные подходы к доказыванию, адвокатам приходится прикладывать большие усилия», – посетовал эксперт. Разработка методики расчета компенсации в рамках разъяснений высшей судебной инстанции – в форме постановления Пленума ВС или обзора судебной практики, с чем согласились участники клуба, может решить проблему».

На его заседании прозвучала и статистика. Например, в прошлом году были заявлены сотни требований к СМИ, связанных с моральным вредом, – на сумму 90 млн руб. по 381 делу. К гражданам же и юрлицам иски рассматривались по 245 делам на сумму в 129 млн руб.

Начальник управления по взаимодействию с общественностью и СМИ Верховного суда Павел Одинцов заявил о правовой эволюции отношения к человеку: «Государство все больше уделяет внимание оценке жизнедеятельности в его морально-нравственных проявлениях. В данном случае когда мы говорим о материальной компенсации морального вреда – это правильный вектор развития». По его словам, если человек позволяет себе грубость по отношению к оппоненту, это должно иметь материальное выражение.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Требования разумности и справедливости при компенсации морального вреда

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Статья 1101 ГК РФ. Способ и размер компенсации морального вреда
    • Гражданский кодекс Российской Федерации:

      Статья 1101 ГК РФ. Способ и размер компенсации морального вреда

      1. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

      2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

      Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

      Вернуться к оглавлению документа : Гражданский кодекс РФ часть 2 в действующей (последней) редакции

      Комментарии к статье 1101 ГК РФ, судебная практика применения

      В п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» содержатся следующие разъяснения:

      Компенсация морального вреда потребителю

      При решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

      Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

      В п. 5 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 2 (2018)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 года содержатся следующие разъяснения:

      В удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано на основании того, что невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

      ..В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

      По аналогии с данным разъяснением объем причиненных телесных повреждений, их характер и степень тяжести для разрешения спора о взыскании компенсации морального вреда тоже должны быть доказаны с разумной степенью достоверности, невозможность установления точного количества, характера и степени телесных повреждений не может являться основанием для отказа в иске о возмещении морального вреда.

      Ссылаясь на то, что вопрос о привлечении ответчика к административной или уголовной ответственности не разрешался, суд апелляционной инстанции не учел, что привлечение причинителя вреда к указанным видам ответственности законом не предусмотрено в качестве обязательного условия для возмещения вреда в гражданском порядке.

      В «Ответах на вопросы о практике применения судами Кодекса РФ об административных правонарушениях, жилищного и земельного законодательства, иных Федеральных законов», утвержденных Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 23.11.2005 года содержатся следующие разъяснения:

      Долевой и солидарный порядок компенсации морального вреда по уголовным делам

      Вопрос: В каком порядке — долевом или солидарном осуществляется компенсация причиненного морального вреда по уголовным делам?

      Ответ: Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (ст. ст. 151 и 1101 ГК РФ).

      По общему правилу ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) возникает, если солидарность обязанности предусмотрена договором или установлена законом.

      Согласно ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие своими преступными действиями вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Суд вправе возложить на таких лиц ответственность в долях только по заявлению потерпевшего и в его интересах.

      Исходя из положений ст. 34 УК РФ, лица, совместно совершившие преступления, т.е. соисполнители должны нести солидарную ответственность за причиненный моральный вред.

      Решение суда о компенсации морального вреда в долевом или солидарном порядке в любом случае должно быть мотивировано в приговоре или ином судебном документе.

      В п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» содержатся следующие разъяснения:

      Причинение морального вреда преступными действиями нескольких лиц. Характер физических и нравственных страданий

      Решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, суду следует исходить из положений статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК РФ и учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, руководствуясь при этом требованиями разумности и справедливости. В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке.

      Характер физических и нравственных страданий устанавливается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, поведения подсудимого непосредственно после совершения преступления (например, оказание либо неоказание помощи потерпевшему), индивидуальных особенностей потерпевшего (возраст, состояние здоровья, поведение в момент совершения преступления и т.п.), а также других обстоятельств (например, потеря работы потерпевшим).

      Вред, причиненный в результате преступных действий, подрывающих деловую репутацию юридического лица, подлежит компенсации по правилам возмещения вреда деловой репутации гражданина (пункт 11 статьи 152 ГК РФ).

      В п. 18 «Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016 года содержатся следующие разъяснения:

      Требования разумности, справедливости и соразмерности компенсации морального вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации

      Присуждение денежной компенсации морального вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации должно отвечать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан. Сумма компенсации морального вреда должна отвечать требованиям разумности, справедливости и быть соразмерной последствиям нарушения.

      Судебная практика свидетельствует о том, что истцы по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, требуя компенсации причиненного им морального вреда, не обосновывали, как правило, заявленную сумму, а ограничивались лишь ссылкой на ухудшение состояния здоровья, душевные волнения и переживания.

      В соответствии со статьей 151, пунктом 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации определяется судом, при этом суд не связан той величиной компенсации, на которой настаивает истец, а исходит из требований разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов, предполагающих баланс интересов, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

      Определяя размер подлежащей взысканию с ответчика денежной компенсации морального вреда, суды обычно принимали во внимание характер и содержание спорной публикации, способ и длительность распространения недостоверных сведений, степень их влияния на формирование негативного общественного мнения о лице, которому причинен вред, то, насколько его достоинство, социальное положение или деловая репутация при этом были затронуты, другие отрицательные для него последствия, а также в некоторых случаях и его индивидуальные особенности (например, возраст и состояние здоровья). Суды учитывали и показатель уровня жизни населения в конкретном регионе — прожиточный минимум в субъекте Российской Федерации ( см. подробнее п. 18 обзора практики).

      В п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» содержатся следующие разъяснения:

      Размер компенсации морального вреда определяется судом в денежном выражении и подлежит взысканию в пользу истца (пункт 1 статьи 1101 ГК РФ).

      Компенсация морального вреда должна отвечать цели, для достижения которой она установлена законом, — компенсировать потерпевшему перенесенные им физические или нравственные страдания (статья 151 ГК РФ). Использование права на компенсацию морального вреда в иных целях, в частности, для создания ситуации, при которой фактически ограничивается право каждого на свободу выражать свое мнение, включая свободу придерживаться своего мнения, свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей, не допускается (статья 29 Конституции Российской Федерации, статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статья 10 ГК РФ).

      Судам следует иметь в виду, что сумма компенсации морального вреда должна быть разумной и справедливой (пункт 2 статьи 1101 ГК РФ) и не вести к нарушению свободы массовой информации.

      Требования разумности и справедливости должны действовать также при определении суммы компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с политических, общественных деятелей и должностных лиц.

      В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» содержатся следующие разъяснения:

      Суд, определяя размер компенсации морального вреда, учитывает характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений

      Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 статьи 151 и пункте 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

      Рекомендуем публикации:

      Исковые заявления о возмещении вреда, в том числе, компенсации морального вреда см. в разделе «исковые заявление о возмещении вреда»

      Реализация принципа справедливости при компенсации морального вреда по делам о защите прав туристов

      Н.В. СИРИК, А.С. КУСКОВ

      Сирик Наталия Валериевна, заведующая кафедрой гражданского права Смоленского гуманитарного университета, кандидат юридических наук, доцент.

      Кусков Алексей Сергеевич, генеральный директор ООО «Правовой центр Юрпрофи».

      В статье Н.В. Сирик и А.С. Кускова проанализировано применение принципа справедливости при определении размера морального вреда по делам о защите прав туристов. Действие принципа справедливости проявляется при определении судом размера компенсации морального вреда исходя из характера физических и нравственных страданий, которые должны оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей туриста.

      Ключевые слова: компенсация, моральный вред, разумность, справедливость, турист.

      В последние годы активно проводится реформа гражданского законодательства, в процессе которой усиливается значимость основных начал гражданского права, играющих порой определяющую роль в ходе реализации прав и обязанностей всех участников гражданских правоотношений — как граждан, так и юридических лиц. В пункте 3 статьи 1 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) принцип добросовестности был закреплен в качестве одного из основных начал гражданского законодательства. Реализация принципа добросовестности в потребительских правоотношениях раскрывается через принципы (требования) разумности и справедливости.

      Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 03.07.2016 N 354-ФЗ ) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

      Проблема справедливости является одной из важных дискуссионных проблем гражданского права. Ее решение осложняется прежде всего отсутствием в современной доктрине единой концепции справедливости в праве, а также наличием разных подходов применительно к существованию самого принципа справедливости в гражданском праве.

      А.Ю. Аракелян выделяет ряд функций принципа справедливости как одного из основных начал гражданского права :

      Аракелян А.Ю. Справедливость: цивилистический аспект // Современное право. 2007. N 10. С. 57 — 61.

      — принцип справедливости выполняет функцию регулирования гражданско-правовых отношений и при отсутствии необходимой нормы права обязанности сторон определяются с учетом аналогии права, требований добросовестности, разумности и справедливости;

      — принцип справедливости призван обеспечивать индивидуализированное и дифференцированное применение норм гражданского законодательства, то есть должен являться критерием дифференциации и индивидуализации гражданско-правовой ответственности и обеспечивать применение указанных норм с учетом индивидуальных особенностей личности;

      — принцип справедливости привносит в гражданское право нравственные начала, то есть важнейшим требованием справедливости является согласованность права и морали, соответствие права нравственным ориентирам;

      — принцип справедливости выполняет также и координирующую функцию, обеспечивая сбалансированность взаимных интересов субъектов гражданских правоотношений, поддержание компромисса в обществе, соизмерение действий субъектов и их последствий;

      — принцип справедливости приводит к формированию распределительной ситуации, при которой процесс распределения и обмена благами происходит на эквивалентно-возмездных началах; он должен с учетом этого обстоятельства быть фактически применимым, что возможно только при учете действующих в гражданско-правовой сфере критериев справедливости;

      — одной из функций данного принципа является обеспечение справедливости путем реализации сторонами их субъективного интереса в приобретении определенных благ, получении не равного, а равноценного удовлетворения, что, в свою очередь, требует использования для характеристики справедливости критериев соразмерности и эквивалентности.

      Подчеркивая фундаментальный и онтологический характер справедливости как принципа гражданского права, А.Ю. Мигачева также отмечает, что «справедливость явилась основой социального регулирования отношений распределения, воздаяния и обмена, оформленного в правовых предписаниях, в целях обеспечения определенной пропорциональности данных отношений. В целях правильного и единообразного применения принципа справедливости… следует установить объективные критерии, ориентир на которые позволит судить о реализации принципа справедливости в гражданско-правовых отношениях» .

      Мигачева А.Ю. Соразмерность как критерий принципа справедливости в гражданском праве // Теория и практика общественного развития. 2014. N 14.

      Одним из критериев, используемых для характеристики принципа справедливости в гражданском праве, является соразмерность, которая: а) определяет меру соблюдения и регламентации гражданских прав и обязанностей как в деловом и общегражданском обороте, так и в ходе правоприменительной практики; б) требует установления оптимального соотношения степени ответственности с реальным материальным и моральным вредом и размером его возмещения; в) служит достижению справедливого баланса распределяемых благ с целью недопущения злоупотребления правом.

      В части компенсации морального вреда соразмерность, в первую очередь, призвана установить справедливый баланс между размером компенсации и реально понесенными физическими и (или) нравственными страданиями, а требование разумности и справедливости в целом следует рассматривать как обращенное к суду требование соблюдения разумных и справедливых (то есть соразмерных) соотношений присуждаемых по разным делам размеров компенсации морального вреда.

      Так, определяя размер компенсации морального вреда в одном из дел, мировой судья указывает, что «требуемая истцами компенсация по 15 000 руб. каждому истцу представляется несоразмерной допущенному нарушению их прав, в связи с чем, с учетом существа нарушенного права и характера правоотношений, исходя из принципа разумности и справедливости и иных заслуживающих внимания обстоятельств по делу, суд определяет размер компенсации морального вреда в размере 1 000 руб. каждому истцу» .

      Решение мирового судьи судебного участка N 4 Заднепровского района г. Смоленска от 18.11.2013 по делу N 2-1052/13-4.

      Т.Н. Пушкина отмечает, что ст. 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно анализировать с учетом п. 2 ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права. Согласно этой норме при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Следует признать, что указанная статья ГК РФ дает возможность суду воспользоваться нормами, содержащимися в ней, в случае отсутствия прямого указания в законе, также для того, чтобы дать дальнейший простор судебному усмотрению при рассмотрении конкретного дела .

      Пушкина Т.Н. Критерии определения размера компенсации морального вреда как основная проблема гражданско-правового института морального вреда // Вестник Удмуртского университета. 2013. Серия «Экономика и право». Вып. 1. С. 171.

      На это же обстоятельство указывает и Е.В. Веретенникова: «Разумность и справедливость заключаются в адекватности страданий пострадавшей стороны и компенсируемой суммы. Данное правило является производным от принципа равенства каждого человека на право компенсации морального вреда. Выражается не только в том, что каждый человек может обращаться с требованиями о компенсации морального вреда, но и в разумности, справедливости решения суда в отношении определения размера суммы для каждого человека. Не должно быть произвольного завышения или занижения суммы компенсации, так как закон данные вопросы отдает целиком на рассмотрение судьи, на его внутреннее убеждение» .

      Веретенникова Е.В. Принципы компенсации морального вреда, причиненного незаконными деяниями сотрудников правоохранительных органов и суда в уголовном судопроизводстве России // Право: теория и практика. 2003. N 6.

      Судейское усмотрение, являясь не только правом, но и обязанностью суда, априори предполагает обеспечение равенства всех участников судопроизводства, а также достижение правовой справедливости. Конституционное право на справедливое судебное рассмотрение спора реализуется, в частности, в требовании законности выносимых судебных постановлений. При этом суд, имея для этого необходимые полномочия и руководствуясь нормами действующего законодательства, конкретизирует те или иные правоотношения с учетом требований разумности и справедливости, выступающих в каждом отдельно взятом случае в качестве ограничителей судейского усмотрения. «Требования разумности и справедливости — это «оценочные категории», которые наполняются смыслом и содержанием в зависимости от личностных установок и «моральности» отдельно взятого человека (судьи)» .

      Угурчиева Х.О. Реализация принципа справедливости в гражданских правоотношениях // Актуальные проблемы экономики и права. 2011. N 4. С. 267.

      Таким образом, рассматривая дела о компенсации морального вреда потребителям-туристам, суд должен применять как нормы ГК РФ о компенсации морального вреда ( ст. ст. 151 , 1099 — 1101 ), так и нормы Закона РФ «О защите прав потребителей» (ст. 15) , Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (ст. 6) , а также Постановление Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» и Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (п. 45) .

      Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 03.07.2016 N 265-ФЗ ) // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

      Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 28.12.2016 N 465-ФЗ ) // СЗ РФ. 1996. N 49. Ст. 5491.

      Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в ред. от 06.02.2007 N 6 ) // Российская газета. 1995. N 29.

      Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 9.

      С. обратилась в суд с иском к ИП Тимченко О.И. и ООО «Пегас Турс» о взыскании денежных средств с начислением на указанную сумму процентов неустойки, компенсации морального вреда и штрафа. С. пояснила, что уведомила турагента о невозможности воспользоваться приобретенным туром и просила вернуть уплаченную сумму. Однако ИП Тимченко О.И. вернула ей лишь незначительную часть от стоимости тура. Ссылаясь на ст. ст. 151 , 1101 ГК РФ, п. п. 2 , 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 17, ст. ст. 15 , 39 Закона РФ «О защите прав потребителей», суд с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий и исходя из принципа разумности и справедливости взыскал с ответчика компенсацию морального вреда .

      Решение Ленинского районного суда г. Смоленска от 23.10.2013 по делу N 2-3625/2013.

      Однако следует отметить, что в ряде случаев судьи, определяя размер компенсации морального вреда туристам, учитывают только нормы либо общего, либо отраслевого, либо специального законодательства. Во многих судебных постановлениях применяются только нормы, содержащиеся в ст. 6 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», тогда как необходимо указывать на то, что базовые критерии определения размера компенсации морального вреда (в том числе и требования разумности и справедливости) определяются только в ст. ст. 151 и 1101 ГК РФ, а не в отраслевом и специальном законодательстве.

      Так, К. обратилась в суд с иском к ООО «ПОЛАР ТУР» о взыскании ущерба, о взыскании стоимости турпродукта, неустойки, компенсации морального вреда, в обоснование которого указала, что по вине ответчика, утратившего паспорта и визы, была сорвана оплаченная ею туристская поездка. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в части компенсации морального вреда, сославшись на ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», и указал следующее: установлен факт нарушения со стороны ответчика прав истца как потребителя, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда, исходя из установленных по делу обстоятельств, в размере 15 000 руб. .

      Решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 09.11.2011 по делу N 2-2396/11.

      Аналогичное решение было принято Ленинским районным судом г. Смоленска.

      Д. обратился в суд с иском к ООО «Библио-Трэвел» о расторжении договора, возврате уплаченных денежных средств, неустойки за несвоевременный ответ на претензию, неустойки за невыполнение требования потребителя, компенсации морального вреда, пояснив, что ответчик в одностороннем порядке изменил условия размещения на отель более низкой категории. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, в том числе и в части компенсации морального вреда, указав, что в силу ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» и с учетом установленных обстоятельств, требований разумности и справедливости компенсация морального вреда определяется в размере 10 000 руб. .

      Решение Ленинского районного суда г. Смоленска от 11.07.2014 по делу N 2-2395/14.

      Суммируя изложенное, можно сделать вывод о том, что справедливость при компенсации морального вреда по делам о защите прав туристов может рассматриваться, с одной стороны, как равный подход в решении дел, с другой стороны — как индивидуальный подход, учитывающий конкретные обстоятельства. Действие принципа справедливости проявляется при определении судом размера компенсации морального вреда исходя из характера физических и нравственных страданий, которые должны оцениваться судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего, выражающихся в болезни, преклонном возрасте, и т.д.

      Таким образом, справедливость размера компенсации морального вреда выражается в его адекватности объему физических и моральных страданий, которые испытал турист в результате неоказанной или ненадлежаще оказанной ему туристской услуги. Думается, что эта «адекватность» каждый раз будет устанавливаться индивидуально относительно конкретного потребителя, конкретных обстоятельств дела, и зависеть от особенностей туристского продукта и программы обслуживания, соотношения реально оказанных услуг по их набору и качеству с теми услугами, которые предусмотрены в программе обслуживания.

      Аракелян А.Ю. Справедливость: цивилистический аспект // Современное право. 2007. N 10.

      Веретенникова Е.В. Принципы компенсации морального вреда, причиненного незаконными деяниями сотрудников правоохранительных органов и суда в уголовном судопроизводстве России // Право: теория и практика. 2003. N 6.

      Мигачева А.Ю. Соразмерность как критерий принципа справедливости в гражданском праве // Теория и практика общественного развития. 2014. N 14.

      Пушкина Т.Н. Критерии определения размера компенсации морального вреда как основная проблема гражданско-правового института морального вреда // Вестник Удмуртского университета. 2013. Серия «Экономика и право». Вып. 1.

      Трофимова Г.А. Расширение границ принципа судейского усмотрения // Российский судья. 2014. N 1.

      Угурчиева Х.О. Реализация принципа справедливости в гражданских правоотношениях // Актуальные проблемы экономики и права. 2011. N 4.

      Источник — журнал «Адвокат», 2017, №3

      Кассация запретила назначать символическую компенсацию морального вреда

      Немотивированное снижение апелляционной инстанцией размера компенсации морального вреда стало причиной отмены судебного определения президиумом Верховного суда Мордовии в кассационном порядке.

      Как следует из материалов дела, К. обратился в суд с иском к П. о компенсации морального вреда. Разрешая вопрос о размере компенсации морального вреда, суд первой инстанции признал установленным факт причинения истцу морального вреда в виде физических и нравственных страданий. Определяя размер компенсации морального вреда, суд сослался на установленные фактические обстоятельства дела, а также на принцип разумности и справедливости, учёл характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и имущественное положение ответчика, в связи с чем взыскал в пользу К. 120 000 руб.

      Изменяя это решение, апелляционная коллегия ВС РМ указала, что судом первой инстанции не учтены в достаточной степени требования разумности и справедливости, характер и тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий, продолжительность амбулаторного лечения, его возраст на момент ДТП, а также возраст, состояние здоровья и имущественное положение ответчика. В связи с этим размер взыскиваемой суммы был снижен до 60 000 руб.

      Президиум ВС РМ счел, что вывод суда апелляционной инстанции в части определения размера денежной компенсации морального вреда сделан без учета фактических обстоятельств дела, норм материального и процессуального права.

      Как указала кассация, закон (ст. 1101 ГК РФ) обязывает в каждом конкретном случае принимать во внимание характер причиненных потерпевшему страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральный вред, степень вины ответчика, когда она является основанием возмещения вреда, учитывать при определении размера компенсации морального вреда требования разумности, справедливости и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

      При этом возмещение морального вреда “должно быть реальным, а не символическим”.

      По мнению президиума ВС РМ, признавая завышенным размер определенной судом первой инстанции компенсации, апелляционный суд, по существу, берет на себя обязанность обосновать размер суммы, которая, по его мнению, подлежит взысканию с ответчика. Такое уменьшение не может быть произвольным и должно учитывать такие факторы, как значимость и ценность защищаемого права, не только с позиции суда, но и стороны истца, чьему здоровью причинен вред и который испытывает связанные с этим страдания.

      В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

      Обязанность доказывания обстоятельств, освобождающих причинителя вреда от ответственности или уменьшающих ее размер, по общему правилу, предусмотренному п. 2 ст. 1064 ГК РФ, лежит на причинителе вреда.

      Суд апелляционной инстанции, разрешая спор, указанные положения закона проигнорировал, значительно снизив размер определенной судом первой инстанции компенсации морального вреда в отсутствие каких-либо объективных оснований.

      Принятое по данному делу апелляционное определение в нарушение требований, предусмотренных ст. 195 и п. 6 ч. 2 ст. 329 ГПК РФ, не содержит мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что суд первой инстанции не учел в достаточной степени требования разумности и справедливости, характер и тяжесть причиненных истцу физических и нравственных страданий, продолжительность амбулаторного лечения, его возраст на момент ДТП, а также возраст, состояние здоровья и имущественное положение ответчика.

      Данные, свидетельствующие о необоснованности, чрезмерности и неразумности размера присужденной судом первой инстанции компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции не установлены и в принятом им судебном постановлении не приведены.

      Обстоятельства, которые суд первой инстанции учел при определении размера компенсации морального вреда, судом апелляционной инстанции не опровергнуты.

      Сославшись на то, что суд первой инстанции не учел состояние здоровья ответчика, суд апелляционной инстанции не привел мотивов, по которым суд первой инстанции должен был учесть состояние здоровья ответчика, и как оно могло повлиять на размер компенсации морального вреда.

      Между тем материалы дела не содержат доказательств, которые характеризовали бы состояние здоровья П. как не позволяющее ему трудиться и выплатить истцу компенсацию в размере 120 000 руб.

      Напротив, из материалов дела следует, что П. работает автокрановщиком в ООО «Техторг-Сервис».

      Не указал суд апелляционной инстанции и причины, по которым возраст ответчика, 2 октября 1958 года рождения, на момент дорожно-транспортного происшествия и возраст истца, 8 октября 1975 года рождения, а также продолжительность амбулаторного лечения истца должны повлечь за собой уменьшение определенного судом первой инстанции размера компенсации.

      Основания для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке определены в ст. 330 ГПК РФ, однако в вынесенном апелляционном определении не приведено указаний на то, какие конкретно нарушения норм материального или процессуального права допущены судом первой инстанции при разрешении вопроса о размере компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу К.

      Как отметила кассация, значительно уменьшив размер компенсации морального вреда, взысканной судом первой инстанции, суд апелляционной инстанции принял во внимание лишь доводы ответчика о его материальном положении на день рассмотрения дела и о его состоянии здоровья, при этом по существу не привел обоснований снижения размера компенсации морального вреда, причиненного истцу, сославшись на те же фактические обстоятельства по данному делу. Каких-либо новых обстоятельств, позволяющих снизить определенную судом первой инстанции сумму компенсации морального вреда, апелляционным судом установлено не было, в связи чем правовых оснований для изменения решения суда первой инстанции в данном случае не имелось.

      В связи с этим президиум отменил апелляционное определение в части изменения размера компенсации морального вреда, оставив в силе в данной части решение суда первой инстанции.

      научная статья по теме АНАЛИЗ КРИТЕРИЯ РАЗУМНОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА Государство и право. Юридические науки

      Цена:

      Авторы работы:

      БАТЫРОВ АЛИХАН СУЛЕЙМАНОВИЧ

      Научный журнал:

      Год выхода:

      Текст научной статьи на тему «АНАЛИЗ КРИТЕРИЯ РАЗУМНОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА»

      ?АНАЛИЗ КРИТЕРИЯ РАЗУМНОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

      БАТЫРОВ Алихан Сулейманович,

      соискатель Северо-Осетинского государственного университета, преподаватель. E-mail: [email protected]

      Краткая аннотация: в работе автор предполагает возможность изменения конструкции и содержания нормы, определяющей способ и размер компенсации морального вреда, а также исследует вопрос правильного применения судами критерия разумности и справедливости.

      In work the author assumes possibility of change of provisions which regulate a way and the size of indemnification of moral harm, and also investigates a question of correct application of criterion of a rationality and justice by courts.

      Ключевые слова: критерий разумности и справедливости; компенсация; моральный вред; гражданское законодательство.

      Criterion of a rationality and justice; indemnification; moral harm; the civil legislation.

      Прежде чем вести разговор об этом критерии, напомним определение разумности и справедливости. Если под разумностью понимается способность логически и творчески мыслить, обобщать результаты познания, поступать целесообразно1, то под справедливостью понимается свойство права, его необходимый компонент, воплощающий одинаковую и равную для всех правильность, формально-равную для всех правомерность. То есть справедливость воплощает смысл правового принципа всеобщего равенства и свободы. В процессе практической деятельности следует всегда помнить, что термин «справедливость» и «право» (jus, justitia) этимологически тождественен справедливости. В гражданском праве этот принцип выражает свою социальную сущность и выполняет соответствующую социальную роль, которая должна свестись к соответствию между действиями и их социальными последствиями.2

      При анализе ч. 2 ст. 1101 ГК РФ обращается внимание не только на обобщенность критериев определения размера компенсации морального вреда, но и на разделение предложений. Согласно этой норме, размер компенсации морального вреда определяется судом в

      1 Юридическая энциклопедия / Под ред. Б.Н. Топорнина М.: Юристъ, 2001. С. 928.

      2 Там же. С. 1037.

      зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда. И здесь же отдельно излагается учет требований разумности и справедливости. Видимо законодатель определил строгую императивную причинно-следственную связь между причинением морального вреда и необходимости ее компенсации (в зависимости) и требования разумности и справедливости, которые должны учитываться. Обратим внимание на то, что на первое место поставлены реальные объективные обстоятельства. То есть диспозиция в первую очередь направлена на практическое применение, а требования разумности и справедливости отражены чуть ли не в качестве оговорки. Между тем, как было выше указано, справедливость и право — это понятия тождественные. Понятно, что в реальности и на практике этот перечень критериев имеет равное применение. Но, тем не менее, отнесение его на вторую очередь может незаметно изменить общую психологическую направленность правоприменителя. А отнесение характера физических и нравственных страданий, оцениваемый судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред и индивидуальных особенностей потерпевшего в последний абзац также может оказать суду такую же сомнительную услугу. И действительно в судебной практи-

      АГРАРНОЕ И ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО. 2010. № 5(65)

      ке можно встретить отдельные примеры. Так, при рассмотрении искового заявления по поводу обращения гр. Х к Узловой больнице Томск-2 Западно-Сибирской железной дороги о возмещении ущерба и компенсации морального вреда, в результате некачественно проведенной операции первоначально определенная судом компенсация в размере 50000 рублей была сокращена Президиумом Томского областного суда до 25000 рублей. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ последнее решение отменила, оставив в силе первоначальное решение районного суда.

      При этом, в определении было указано, что в результате некачественно проведенной операции потерпевшему пришлось перенести еще одну операцию, длительное время истец испытывал физические страдания, передвигался на костылях. Кроме того занимаясь с детских лет спортом намеревался стать профессионалом, но в результате операции был лишен такой возможности. Во время лечения у него родился ребенок, которому он не мог оказать ни материальной, ни физической помощи.1

      Судебная коллегия Верховного суда РФ при отмене решения кассационного суда обратила внимание на фактические обстоятельства, при которых был причинен вред. Но на те же фактические обстоятельства, должен был обратить внимание и Президиум Томского областного суда. И если Судебная коллегия Верховного суда, руководствовалась требованиями как разумности, так и, особенно в данном случае, справедливости, то Президиум Томского областного суда последний критерий, который, кстати, определяет этимологически содержание права, не приняла во внимание.

      Мы предполагаем, что кассационная инстанция в силу специфики ее деятельности рассматривает жалобы, при дефиците времени и потому не всегда имеет возможность надлежащим образом вникнуть в проблему той или иной жалобы. Но, как нам кажется, рассматривая материалы о возмещении ущерба, равно как и все остальные дела, судебные органы должны автоматически на первое место ставить

      1 Новая судебная практика по спорам о компенсации морального вреда и защите деловой репутации / Сост. Д.А. Ждан-Пушкина. М., 2007. С. 31-33.

      принцип разумности и справедливости.

      При этом, понятно, что не может быть принижено положение ч. 2 ст. 1101 об определении судом размера компенсации морального вреда в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и мучений, степень вины причините-ля вреда, учет фактических обстоятельств при которых был причинен моральный вред и индивидуальных особенностей потерпевшего. Невыполнение уже одного из этих требований приводит к неразумному и несправедливому решению суда. Но суд, обладая свободой в рассмотрении дела, все же должен всегда ставить на первое место логико-психологическую сторону — разумность и справедливость.

      В ч. 1 ст. 1 ГК РФ не указан в качестве руководящего начала принцип справедливости. Но не потому, что он забыт. Он как синоним права не нуждается в отдельном закреплении. В современном законодательстве руководящие идеи и правила поведения возводятся в закон как презюмируемые принципы. Принцип социальной справедливости имеет морально-правовое содержание. Он обеспечивает соответствие между практической ролью индивидов в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между трудом и вознаграждением, преступлением и наказанием, заслугами человека и их общественным признанием. Посредством права достигается наиболее оптимальная соразмерность между возможным и должным поведением и оценкой его результатов. Справедливость является также одним из ведущих начал в практике правового регулирования, при решении конкретных юридических дел (например, при назначении размера пенсии, выделении жилья, определении меры уголовного наказания)2.

      В гражданском законодательстве он также разлит по всем нормам. Но если законодатель счел необходимым внести эту общую норму в содержание нормы особенной, то понятно, что положение разумности и справедливости необходимо здесь было необходимо выделить особо. Тем более что категория моральный ущерб — это новый институт в российском

      2 Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Изд-во: ОМЕГА-Л, 2008. С. 5.

      законодательстве. Ранее считалось, что в социалистическом обществе моральный вред возмещению не подлежит. При этом, в качестве основания неприемлемости возмещения приводился фарисейский довод, что личность советского человека находится на столь недосягаемой высоте, что ее нельзя оценивать на деньги.1 Понятно, что подобный вздор сейчас не может приниматься во внимание и лучшей компенсации, чем материальное возмещение людьми не придумано. Перефразируя известную остроту У. Черчилля можно сказать, что денежное возмещение морального вреда худшее из решений за исключением всех остальных.

      Но это требование разумности и справедливости, несмотря на ее изложенную повышенную актуальность, имеет оборотную сторону. Она заключается в недобросовестном использовании ее сторонами. Приведем определение Конституционного суда РФ по рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав п. 2 ст. 1101 Гражданского кодекса РФ. В рассмотрении жалобы было отказано, поскольку разрешение вопроса о том, является ли обоснованным тот или иной размер компенсации морального вреда, взыскиваемый в пользу заявительницы, требует установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела, что к компетенции Конституционного суда РФ не относится.

      Согласно материалам в пользу гражданки А.А. Веретенниковой были взысканы денежные средства в возмещение вреда, причиненного ей в результате незаконных действий органов предварительного расследования, прокуратуры и суда; суд, учитывая фактические обстоятельства дела, индивидуальные особенности и характеристику личности А.А. Веретен-никовой, тяжесть нравственных страданий, понесенных ею, а также исходя из положений ст. 1101 ГК РФ о необходимости учета требований разумности и справедливости, компенсировал А.А. Веретенниковой причиненный моральный вред в сумме 10000 рублей. В своей жалобе в Конституционный суд РФ А.А. Веретенникова оспаривает конституционность положения п. 2 ст. 1101 ГК РФ, согласно которому при опреде-

      1 Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Т. 1. М.: Проспект, 2003. С. 378.

      лении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. По мнению заявительницы, данным положением, как неопределенным по своему содержанию, а потому не обеспечивающим равенство прав граждан в отношениях с государством, в частности, при определении судом размера компенсации морального вреда, причиненного гражданам незакон

      Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

      Разъясняем законодательство

      О компенсации морального вреда в результате преступления

      Вопрос: У меня была совершена квартирная кража, похищены дорогие для меня вещи. В результате преступления я испытал сильные душевные волнения и переживания. Материальный ущерб мне был возмещен. Могу ли я заявить иск на возмещение морального вреда?

      Отвечает старший помощник прокурора Железнодорожного административного округа г.Курска Евдокимова О.Н.: Нет, не можете.

      Согласно ст. 151 Гражданского кодекса РФ моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину действиями, нарушающими его личные или неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага, может быть возмещен в виде денежной компенсации указанного вреда. В результате совершения кражи моральный вред причиняется действиями, нарушающими имущественные права гражданина, а не личные или неимущественные права. В соответствии с ч. 2 ст. 1099 Гражданского кодекса РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Действующим законодательством не предусмотрена компенсация морального вреда за причиненный в результате хищения имущественный вред.

      Однако, если при совершении открытого хищения имущества (грабежа или разбоя) к потерпевшему было применено насилие и при этом потерпевшему причиняется физическая боль или телесные повреждения, то за причиненные физические страдания в соответствии со ст.ст. 151, 1101 Гражданского кодекса РФ может быть взыскана денежная компенсация в счет возмещения морального вреда, причиненного потерпевшему, с учетом характера причиненных физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

      Здание прокуратуры Курской области 305000, г. Курск, ул. Ленина, 21
      схема проезда

      Публикации

      Пленум Верховного суда (ВС) РФ готов выработать новые разъяснения о назначаемых судами размерах компенсаций морального вреда — последний раз постановление по этому вопросу было выпущено 25 лет назад, сообщил секретарь Пленума ВС РФ, глава Совета судей РФ Виктор Момотов.

      «Рассматривая требования о компенсации морального вреда, суды руководствуются в том числе правовыми позициями, изложенными в постановлении ВС, которое было принято 20 декабря 1994 года – то есть почти 25 лет назад. За это время существенно изменились и законодательство, и социально-экономическая ситуация; серьезный путь становления и развития прошло российское гражданское общество. В связи с этим в Верховном суде будет проработан вопрос о возможности подготовки новых разъяснений по вопросу о компенсации морального вреда», — сказал Момотов.

      При этом он призвал с осторожностью относиться к идеям разработать формулы и арифметические алгоритмы, позволяющие в каждом случае точно рассчитать размер компенсации морального вреда, или установить нижний порог выплаты за нравственные страдания.

      Судейское усмотрение

      «Очевидно, что нравственные страдания не могут иметь точной денежной оценки: не существует такой денежной суммы, которая позволит полностью возместить последствия причиненной человеку душевной и физической боли. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда (в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда). При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего», — поясняет Момотов.

      Таким образом, при определении размера компенсации применяется целый ряд оценочных критериев, что свидетельствует о широкой сфере судейского усмотрения, указывает он. Однако глава Совета судей не видит в этом ничего удивительного, на его взгляд, широкое судейское усмотрение является признаком развитого правового государства, в котором закон не стремится детально урегулировать каждую жизненную ситуацию, а предусматривает общие «рамочные» нормы, рассчитанные на их содержательное наполнение в судебной практике.

      «Судейское усмотрение не может быть абсолютно свободным – оно имеет свои рамки, как правовые, так и нравственные. Определяя размер компенсации морального вреда, судья исходит из требований разумности, справедливости, адекватности и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов права и баланса интересов сторон.

      Крайне низкие размеры

      Вместе с тем нельзя не признать, что суды нередко взыскивают компенсацию морального вреда в крайне низком размере, в результате чего этот институт перестает выполнять свои функции – как правило, речь идет о суммах, исчисляемых несколькими тысячами рублей. Подобные компенсации не позволяют потерпевшему загладить последствия перенесенных страданий и не способны удержать виновника от противоправного поведения», — отмечает Момотов.

      По его словам, результатом широкого судейского усмотрения также стал значительный «диапазон» компенсаций, взыскиваемых судами в сходных ситуациях. Например, в 2018 году минимальная компенсация морального вреда потерпевшему от преступления составила около 3 тысяч рублей, а максимальная – более 8 миллионов рублей, минимальная компенсация морального вреда в связи со смертью составила 5 тысяч рублей, а максимальная – 8,5 миллионов рублей.

      «Сама по себе идея повышения определенности и экономической значимости компенсации морального вреда, безусловно, заслуживает поддержки. Однако следует учитывать, что компенсация морального вреда по своей природе изначально является оценочной категорией, требующей учета не только объективных, но и субъективных факторов.

      Например, в силу закона при определении адекватного размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать индивидуальные особенности потерпевшего, включая его возраст, пол, состояние физического и психического здоровья, чувствительность к боли, характер его деятельности и другие факторы, которые не вписываются в математические алгоритмы», — указывает председатель Совета судей.

      Он также напомнил, что судьи учитывают ещё и фактические обстоятельства. Например, при взыскании компенсации за распространение порочащих сведений необходимо установить сферу распространения этой информации, ее содержание, свойства культуры общения в соответствующей социальной среде и иные факторы, которые не могут быть учтены в арифметических расчетах. Один и тот же словесный оборот может восприниматься по-разному в зависимости от того, в каких обстоятельствах он озвучен: на рынке или на научной конференции, на спортивных состязаниях или в парламентских стенах, поясняет Момотов.

      Минимальный предел

      «Определяя размер компенсации морального вреда, судья учитывает критерии справедливости и разумности, а также принимает во внимание собственную оценку потерпевшим понесенных им страданий. Именно с этих позиций, а не с позиций неких «минимальных пределов», должна оцениваться достаточность компенсации.

      Следует учитывать и то, что закрепление минимального размера компенсации морального вреда может привести к обратному эффекту. Нередко установление в законе минимальной границы или размера приводит к использованию его без дальнейшего увеличения: такая граница будет восприниматься как некая «безапелляционная основа», повышение которой потребует, в том числе от суда, дополнительного обоснования», — подчеркивает он.

      Глава Совета судей сослался на практику Европейского суда по правам человека, который учитывает, что задача расчета размера компенсации морального вреда является сложной, ибо личное страдание, физическое или нравственное, невозможно стандартизировать для целей такой оценки.

      «Поэтому представляется, что в вопросе унификации подхода к определению размера компенсации морального вреда следует соблюдать осторожность. Думаю, что развитие этого правового института должно происходить не по пути внесения изменений в положения Гражданского кодекса о компенсации морального вреда, а по пути повышения общего уровня социальной ответственности и совершенствования правоприменительной практики», — отмечает Момотов.

      При этом он констатировал, что в целом судебная практика по требованиям о компенсации морального вреда складывается в пользу граждан: в 2018 году суды рассмотрели более 21 тысячи дел о компенсации морального вреда, причиненного жизни и здоровью, при этом требования граждан удовлетворены почти по 16 тысячи дел на сумму 2,7 миллиарда рублей. Это почти втрое выше показателей 2016 года, когда были взысканы компенсации на сумму чуть выше 1 миллиарда рублей, указал глава Совета судей. По его словам, средняя сумма взысканной компенсации составляет примерно 170 тысяч рублей.

      Читайте так же:  Заявление работодателю о невыплате заработной платы. Заявление о погашении задолженности по зарплате

    Добавить комментарий

    Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.