Возврат порта, диктофон в колонии и неустойка по ОСАГО: важные дела ВС. Адвокат шухардин в.В

Возврат порта, диктофон в колонии и неустойка по ОСАГО: важные дела ВС

Адвокат Валерий Шухардин не первый раз в Верховном суде оспаривает правила внутреннего распорядка исправительных учреждений и отдельные действия сотрудников ФСИН. На следующей неделе судебная коллегия по административным делам рассмотрит его жалобу об оспаривании действий (бездействия) сотрудников ФКУ ИК-28 УФСИН России по Волгоградской области (дело № 16-КА19-2). Ранее Ленинский районный суд (№ 2а-186/2018) отказал в иске. Из материалов дела известно, что в ноябре 2017 года адвокат приехал в колонию для свидания с подзащитной. После того, как он получил пропуск, на КПП от защитника потребовали сдать на временное хранение мобильные средства связи, диктофон и фотоаппарат, которые были необходимы ему для оказания юридической помощи. В итоге в колонию он не попал. Техника была нужна, чтобы зафиксировать нарушения прав осужденной (телесные повреждения и внешний вид) и записать на диктофон её показания, они должны были указать на нарушение законных прав и свобод осужденных. В итоге «было сорвано его свидание с осужденной, чем было нарушено конституционное право осужденной на защиту и его право, как её защитника, на оказание юридической помощи», – указывал истец в иске.

Денис Саушкин, управляющий партнер АБ ЗКС Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг I группа Уголовное право и процесс Профайл компании ? , вспоминает, что Шухардин «в свое время проделал огромную работу, добившись признания недействующим п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений». Этот пункт запрещал адвокатам пронос техники на территорию колонии. «Судя по всему, это очередное дело, связанное с нарушением прав адвоката в части применения технических средств с хорошими перспективами. Настораживает только одно обстоятельство – суд указывает в решении, что нет доказательств отказа в пропуске на территорию колонии с телефоном, диктофоном и прочим. Представитель ФСИН на заседании заявила: пропуск был выдан и никто не препятствовал. Из чего суд сделал вывод о том, что права адвоката нарушены не были», – отмечает он и добавляет, что наверняка Шухардин зафиксировал недопуск и его причину, а при рассмотрении ВС эти обстоятельства установит. Его коллега, партнер «ЗКС» Алексей Буканев, отмечает, что вызывает удивление обоснованность решения Ленинского районного суда Волгоградской области, «поскольку суд определяет, что адвокат может проносить электронные устройства в учреждение, если ему действительно необходимо их использовать». «Другими словами, сотрудникам ФСИН дано право на определение необходимости или необходимости оргтехники в работе адвоката», – комментирует Буканев.

Управляющий партнер МКА Солдаткин, Зеленая и Партнеры (SZP Law) МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) Федеральный рейтинг II группа Уголовное право и процесс III группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции Профайл компании ? Дмитрий Солдаткин также заметил: фактически спор сводится к определению содержания квалифицированной юридической помощи.

Может ли адвокат оказать квалифицированную юридическую помощь без технических средств? Безусловно, может, но стоит отличать лишение права и ограничение права. В данном случае права адвоката и его подзащитного существенно ограничиваются, что недопустимо.

11 апреля (дело № АПЛ19-81) апелляционная коллегия рассмотрит жалобу бывшего судьи Сергея Сидорова. Карьеру судьи он начал в 2008 году. В мае 2017 года на него напали: неизвестные проникли в квартиру судьи и избили его. После этого судья написал заявление о добровольной отставке, а ККС его удовлетворила.

В 2018 году он попросил пересмотреть решение об отставке по вновь открывшимся обстоятельствам, мотивируя это тем, что в 2017 году его принудило уйти с поста судьи руководство Железногорского городского суда. Но его заявления не удовлетворили ни в ККС, ни в ВККС. Судебная коллегия по административным делам 15 февраля вернула материал заявителю. Теперь дело рассмотрит апелляционная коллегия.

Также апелляционная коллегия 11 апреля рассмотрит жалобы Эльдара Гусейнова (дело № АПЛ19-88 и № АПЛ19-87). Он пытается оспорить некоторые положения инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органы прокуратуры. Документ был утвержден приказом от 2013 года. В прошлом году Гусейнов обращался в Конституционный суд и пытался признать, что ст. 8 УПК – «Осуществление правосудия только судом» – нарушает его конституционные права. Тогда он заявлял, что норма нарушает права, поскольку Конституция позволяет проводить выездные судебные заседания. КС в принятии жалобы отказал. Всего в картотеке Верховного суда находится и в разное время находилось 104 жалобы от Эльдара Гусейнова (или его полного тезки).

11 апреля судебная коллегия по административным делам рассмотрит дело № АКПИ19-123, жалобу подали участники ОПГ «Казаевские» – Дмитрий Бикбулатов и Алексей Тарасов, ответчиком стал Минфин. Они будут добиваться присуждения компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. По делу ОПГ были осуждены шестеро человек (в том числе Тарасов и Бикбулатов) в общей сложности на 122 года. Банда была основана в 1980-х годах. Самый большой срок получил Дмитрий Бикбулатов – 24,5 года лишения свободы с ограничением свободы на два года и с отбыванием первых 10 лет в тюрьме (дальше – исправительная колония). По делу также осуждены его сыновья.

Судебная коллегия по административным делам 9 апреля рассмотрит дело № АКПИ19-46. Сергей Кирюхин подал жалобу, в которой пытается признать частично не действующими «Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде», а именно части п. 12.5 и 12.6. Они касаются порядка выдачи копий решений суда, а также права на снятия копий с материалов дела за свой счет. Ответчиком по делу выступает Судебный департамент при ВС. Другие подробности пока остаются неизвестными.

Судебная коллегия по гражданским делам 9 апреля рассмотрит дело № 14-КГ19-2. Сергей Расовский* подал жалобу о взыскании неустойки по закону об ОСАГО, судебных издержек и компенсации морального вреда к СПАО «Ингосстрах». Дело рассматривал Бобровский районный суд. (2-34/2018), но в иске было отказано. Как следует из материалов дела, после аварии «Ингосстрах» выплатил неоспоримую часть страхового возмещения 16 ноября 2015 года, а доплату провел только 22 августа 2016. «Со дня выплаты страхового возмещения в неоспоримой части, а именно с 16 ноября 2015 года по день доплаты страхового возмещения (22.08.2016) прошло 280 дней. В связи с этим необходимо возместить неустойку в размере 284 760 руб. 00 коп. (101 700 х 1% х 280 дней)», – посчитал истец. Вопрос разберет ВС.

Иван Сушкин* пожаловался, что на прежнем месте работы ему не проиндексировали заработную плату, ВС рассмотрит дело № 89-КГ18-14 13 апреля. Ранее Центральный районный суд Тюмени в требованиях Сушкину отказал (№ 2-8768/2017). Истец требовал проиндексировать заработную плату, взыскать индексацию, а также компенсировать моральный вред. «В настоящее время нормативно-правовой акт, определявший порядок индексации ранее, а именно Закон РСФСР от 24 октября 1991 года № 1799-1 «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», утратил силу с 1 января 2005 года. В связи с чем в настоящее время порядок индексации заработной платы ни трудовым законодательством, ни иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, не установлен», – указывалось в материалах дела. Спор изучит судебный состав по трудовым и социальным делам гражданской коллегии. Ксения Риф, юрист адвокатского бюро А2 Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг IV группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании ? , подчеркивает, что обязанность работодателя, не являющегося государственной организацией, по индексации заработной платы не является безусловной. Она отмечает, что в рассматриваемом споре коллективным договором предусмотрено, что индексация проводится не реже одного раза в год. При этом механизм индексации не установлен. Суд посчитал, что это является объективным препятствием для выполнения ответчиком своей обязанности, но, по ее мнению, такой вывод является спорным.

Тот факт, что трудовым законодательством не предусмотрено единого порядка индексирования заработной платы, дает работодателю право самостоятельно определять способ проведения индексации путем принятия локального акта, а не освобождает от исполнения требований ст. 134 ТК РФ. Работник узнает о том, что индексации не произошло, в момент получения заработной платы, а значит, право является нарушенным.

Спор, который судебная коллегия по экономическим спорам рассмотрит 8 апреля, возник вокруг банкротства ООО «Ресурс» (дело № А76-25957/2016). В 2014 году государственная транспортная лизинговая компания предоставила «Ресурсу» заём в размере 4,8 млрд руб. Еще одним договором было закреплено, что заемные отношения трансформировались в правоотношения финансовой аренды. Позже договор лизинга расторгли, а у «Ресурса» остался долг в 465,7 млн руб. Права требования установил «Лоджик Ленд», а после начала банкротства «Ресурса» компания вступила в реестр кредиторов. Еще один кредитор «Энекса» посчитал, что «лизинговая компания и общество «Лоджик Ленд» заключили прямой договор аренды по ставкам в несколько раз ниже тех, которые были согласованы в договоре лизинга с должником». Также общество посчитало, что эти и другие факты указывают на фиктивность спорного договора лизинга и его направленность на формирование искусственной кредиторской задолженности перед аффилированным лицом. Вопрос рассмотрит ВС.

Еще один спор 9 апреля касается порта в Перми: ФАС пытается оспорить передачу актива под контроль иностранных лиц (дело № А50-10758/2017). ФАС ссылается на № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства». Сделки, которые антимонопольное ведомство пытается оспорить, «привели к приобретению акций порта (дополнительный выпуск) компанией «Грилусон СЕ» (затем – Сайгиной А. А.), компанией «Босворт СЕ», компанией «Амагер» и установлению через указанных лиц контроля над хозяйствующим субъектом, имеющим стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, иностранным инвестором – гражданином Великобритании Чарлзом Батлером».

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Служба исполнения наказаний оставила адвоката без телефона

Компания МТС заблокировала телефон адвоката Валерия Шухардина по требованию Тамбовского УФСИН. Сотрудничающий с «Гражданским содействием» по проекту помощи жертвам дискриминации в тюрьмах Валерий Шухардин, который никогда не был в тамбовских колониях, уже написал жалобу директору ФСИН и заявление в столичный районный суд.

Адвокат Валерий Шухардин заметил неполадки со связью 6 мая. Когда он обратился за разъяснениями к оператору МТС, оказалось, что его телефон заблокирован по постановлению заместителя начальника УФСИН России по Тамбовской области от 29 апреля 2015 года.

Поразительно, что Валерий Шухардин ранее в тамбовских колониях не был. В этом году он только собирался посетить колонию №1 УФСИН по Тамбовской области — там находится Н., один из заявителей проекта защиты от дискриминации в тюрьмах.

«Несколько лет назад, года четыре, у меня был подзащитный в одной из тамбовских колоний. Тогда я первый и единственный раз посетил Тамбов, но попасть в колонию мне не удалось, — рассказывает адвокат Шухардин. — Сейчас я собрался туда во второй раз, но я никому ничего не писал, никаких документов еще не готовил. Я даже не знаю, с чем связано это абсурдное постановление, с этим делом или с чем-нибудь еще: например, у кого-то из заключенных обнаружили мой номер или в интернете он кому-то попался на глаза. Я запросил у МТС копию постановления УФСИН, но пока не получил ее, поэтому не знаю подробностей. Но действия замначальника УФСИН Тамбовской области явно выходят за рамки его полномочий».

Своим номером Валерий Шухардин пользуется с 2007 года, он указан у него на сайте и в адвокатских базах данных, именно этот телефон указан основным контактом Адвокатского бюро «Реальное право». Таким образом, постановление замначальника УФСИН лишило Шухардина возможности осуществлять адвокатскую деятельность в соответствии с ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ».

Согласно ст. 8 ч. 3 названного закона проведение оперативно-­розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.
Согласно ст. 18 ч. 1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» вмешательство в адвокатскую деятельность либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.

Валерий Шухардин направил жалобу директору ФСИН России и заявление об оспаривании постановления в Коптевский районный суд. «Постановление зам. начальника УФСИН России по Тамбовской области от 29 апреля 2015 года немотивированно, необоснованно и незаконно, нарушает законные интересы заявителей по осуществлению права на пользование услугами мобильной связи и абонентским номером, препятствует осуществлению Шухардиным В. В. адвокатской деятельности», — говорится в заявлении адвоката.

Вступил в силу оправдательный приговор всем фигурантам «макового дела»

На днях вступил в законную силу приговор Брянского областного суда от 24 января (выписка имеется в распоряжении «АГ»), которым были полностью оправданы фигуранты так называемого макового дела, возбужденного в 2010 г.: 13 человек обвинялись во ввозе и распространении 146 т наркотических средств под видом пищевого мака и (или) замаскированных в нем, а также в организации преступного сообщества. Оправдательный приговор был вынесен на основании вердикта присяжных заседателей.

Адвокат АБ «Реальное право» Валерий Шухардин, защищавший интересы Сергея и Романа Шиловых, которые являлись основными фигурантами дела, рассказал «АГ» о его обстоятельствах.

История «макового дела»

Сергей Шилов был директором ООО «МКМ», которое занималось поставками кондитерского мака из Европы в Россию. Пищевой мак закупали в Испании, очищали в Голландии и затем поставляли на склад в Подмосковье, откуда реализовывали, в том числе на хлебобулочные комбинаты.

Осенью 2010 г. при пересечении таможенной границы в г. Брянске эксперты ФСКН обнаружили в пробах партии следовые количества наркотических веществ – 0,00069% морфина и 0,00049% кодеина, что для пищевого мака является естественным. Несмотря на это, было возбуждено уголовное дело, в рамках которого партию мака пытались уничтожить, однако Брянский областной суд отказал в этом, поскольку выделить морфин из пищевого мака не представлялось возможным, и уголовное дело было прекращено.

Читайте так же:  Ежемесячное пособие по уходу за ребенком с рождения и от 1, 5 (полутора) до 7 лет из бюджета Санкт-Петербурга в 2020 году. Детское пособие в спб документы

Когда мак был арестован на таможенном складе, Сергей Шилов обратился в НИИ сельского хозяйства с запросом о том, возможна ли более полная очистка. В письме от 29 сентября 2011 г., подготовленном заведующей химико-аналитической лабораторией НИИ Ольгой Зелениной, отмечалось, что пищевой мак в естественном состоянии всегда содержит следовые количества морфина, и его невозможно выделить и использовать с целью наркотизации. Как отметил Валерий Шухардин, уголовное дело было прекращено еще до получения экспертного заключения Зелениной.

Однако в 2012 г. на складе в г. Пушкине были обнаружены 200 т пищевого мака с аналогичными примесями. ФСКН возбудила новое уголовное дело, к которому было присоединено и прекращенное в 2010 г., в связи со вновь открывшимися обстоятельствами.

В июле того же года Сергей Шилов и его сын Роман были задержаны. Сергею Шилову были предъявлены обвинения в приготовлении к сбыту наркотических веществ, создании преступного сообщества в целях совместного совершения нескольких тяжких и особо тяжкий преступлений, а также руководство им и входящим в его состав структурным подразделением. Роману Шилову и еще четырем фигурантам дела – руководство подразделением, входящим в состав преступного сообщества, и приготовление к незаконному сбыту наркотических веществ в особо крупном размере организованной группой. Остальным, включая эксперта Ольгу Зеленину, – участие в преступном сообществе.

По словам Валерия Шухардина, после задержания практически все фигуранты дела были заключены под стражу, впоследствии мера пресечения была изменена. В итоге на момент вынесения приговора 9 обвиняемых находились под подпиской о невыезде, двое под домашним арестом и двое – отпущены под залог. Как сообщил адвокат, обвинение включало 25 эпизодов, уголовное дело насчитывало свыше 2 тыс. томов.

Является ли пищевой мак наркотиком?

Как пояснил Валерий Шухардин, критерием отнесения вещества к наркотическому является его свойство оказывать специфическое влияние на центральную нервную систему человека и вызывать негативные последствия в виде привыкания, физической и психической зависимости, расстройства здоровья и т.п.

По его словам, из материалов дела, а также выступлений участников процесса, особенно Ольги Зелениной, следовало, что пищевой мак всегда содержит в составе наркотически активные алкалоиды опия в очень незначительном количестве и они не оказывают наркотического воздействия на организм человека.

Валерий Шухардин подчеркнул, что согласно заключениям экспертов от 8 августа 2013 г., которые в рамках эксперимента попытались изготовить из пищевого мака наркотическое средство, в полученном веществе такового обнаружено не было.

Также сторона защиты отмечала, что морфина в семенах и некоторых других частях мака настолько мало и он соединен с другими веществами, что делает практически невозможным его выделение и использование в целях наркотизации. «Поэтому семена мака и не признаны во всем мире, в том числе в России, наркотическим средством, как и маковая солома, которая признана наркотическим средством только в России», – подчеркнул адвокат.

При этом он добавил, что от технологической примеси можно избавиться, только тщательно промыв пищевой мак, но в таком случае он сразу должен быть использован – в частности, в выпечке, – поскольку промытые семена быстро становятся непригодными для использования в пищу. «В этом и заключается причина наличия технологической примеси в пищевом маке, – пояснил Валерий Шухардин. – В ГОСТе указано, что если сорная примесь составляет менее 0,05% от общей массы семян, значит, ее нет. То есть пищевой мак считается чистым и безопасным для потребления».

По словам Валерия Шухардина, весь пищевой мак, изъятый в рамках уголовного дела, соответствовал национальному и межгосударственному стандарту, установленному Законом о техническом регулировании. Более того, согласно ст. 53 ч. 3 Конституции РФ любые права граждан, в том числе на продажу пищевого мака, могут быть ограничены только федеральным законом и только в конституционно значимых целях – в частности, если речь идет о безопасности населения. Так, пищевой мак с естественным содержанием алкалоидов опия безопасен для потребления населением, что подтверждает ГОСТ, т.е. наркотическим средством не является.

Кроме того, отметил защитник, сторона обвинения утверждала, что подсудимые импортировали и реализовали в России несколько десятков килограмм опия. Однако, по словам адвоката, в пищевом маке опий отсутствует, так как это свернувшийся сок опийного мака, который собирают из недозрелой коробочки растения. Как полагает защитник, эксперты ФСКН, скорее всего, обнаружили в пробах налеты масла, смыв пыли, песка, водорастворимых белков, полипептидов и аминокислот, но точно не алкалоиды, которые должны быть в опии.

В отношении обнаруженных в маке морфина, кодеина и тебаина Валерий Шухардин отметил, что эти вещества входят в состав многих лекарственных препаратов, причем их процентное содержание значительно превышает их содержание в пищевом маке.

По словам адвоката, обвинение утверждало, что Шиловы не задекларировали наркотические средства при перемещении груза пищевого мака через таможенную границу РФ. Однако, пояснил он, поскольку пищевой мак не является наркотическим средством, поэтому не требует декларирования. То есть отсутствует и контрабанда как таковая.

Обвинение в создании ОПС

Валерий Шухардин также рассказал, что доводы обвинения в организации преступного сообщества и участия в нем были также голословными. По его словам, представленные суду доказательства не подтверждали наличие единого руководства и устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами, а также совместное планирование и участие в совершении одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений. Также не было подтверждено совместное выполнение иных действий, связанных с функционированием такого объединения.

Адвокат добавил, что суду не были представлены такие характерные для ОПС признаки, как наличие организационно-управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной в том числе из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных ими правил взаимоотношения и поведения участников преступного сообщества и т.д.

По словам Валерия Шухардина, сторона обвинения лишь указала, что всех подсудимых объединял единый умысел на совершение преступлений, при этом не пояснив, что большинство подсудимых были знакомы друг с другом только выборочно.

При этом он добавил, что до 2012 г. Роман Шилов фактически проживал в Австралии и помогал отцу в качестве переводчика при общении с поставщиками из Европы. В частности, в 2009 и 2010 гг. он помогал отцу установить нормы по кадмию в пищевом маке, однако, по словам адвоката, сторона обвинения пыталась преподнести переписку как касающуюся наркотических средств, а не кадмия.

Сторона обвинения, также отметил Валерий Шухардин, убеждала присяжных в том, что члены ОПС целенаправленно предоставляли для проверки чистый чешский мак. Однако, по словам адвоката, из материалов дела и заключения экспертов следовало, что пищевой мак производства Чехии, поступивший на склад в июле 2012 г., – т.е. на день ареста Шиловых, – также имеет следы алкалоидов опия, а маковой соломы содержит даже больше, чем испанский. Адвокат полагает, что эти доводы обвинения были созданы искусственно, чтобы ввести в заблуждение суд о наличии в действиях обвиняемых преступных намерений и создания формальных признаков конспирации.

19 декабря 2018 г. вердиктом присяжных все подсудимые были полностью оправданы по всем эпизодам обвинения, и 24 января суд вынес оправдательный приговор за неустановлением события преступления, отменил меры пресечения и признал за оправданными право на реабилитацию.

Комментируя приговор, Валерий Шухардин отметил, что вердикт присяжных был практически единодушным, они ответили об отсутствии как такового события преступления – сбыта наркотических средств. «Надеюсь, что именно мои доводы о том, что пищевой мак не является наркотическим средством, поскольку не обладает наркотическим воздействием, не вызывает наркотического опьянения, и из него невозможно выделить морфин, кодеин и тебаин и использовать их с целью наркотизации, были услышаны», – подчеркнул он.

В заключение адвокат добавил, что сторона обвинения не стала обжаловать его и он уже вступил в законную силу.

Биография

Валерий Владимирович Шухардин (родился 25 октября 1967 года в городе Ижевск)

— Управляющий партнер в Адвокатском Бюро города Москвы «Реальное право»,

— член экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации,

— член Общественного Совета при прокуроре города Москвы.

Адвокат

Валерий Владимирович пришел в адвокатуру из правозащитного движения. Правозащитную деятельность начал в 2003 году в городе Омск. С 2007 года является юристом в Общероссийском Общественном Движении «За права человека» , а также экспертом Фонда «В защиту прав заключенных».

В 2009 году им был получен статус адвоката. В настоящее время Шухардин является управляющим партнером Адвокатского Бюро города Москвы «Реальное право».

Принимал участие в качестве адвоката в уголовных делах политзаключенных:

Среди его клиентов также были:

— участник оппозиционный акции»День гнева», активист «Левого фронта» Григорий Торбеев;

Валерий Шухардин неоднократно выигрывал социально значимые дела в Верховном Суде РФ, такие как:

— «Дело о проносе техники», значимое дело для российской адвокатуры, разработчики проекта предлагали запретить пронос защитниками на территорию места содержания под стражей средств связи, компьютеров, а также видеокамер и диктофонов.

— отстаивание интересов Совета Старейшин балкарского народа КБР, в июле 2010 года организация Совет Старейшин КБР исключена из списка экстремистских организаций и полностью реабилитирована Верховным судом РФ.

В настоящее время Шухардиным выйграно несколько дел в ЕСПЧ (Европейский Суд по Правам Человека), также несколько дел коммуницированы в ЕСПЧ и находятся на стадии вынесения решения.

Специализация: уголовное право, уголовный процесс, уголовно-исполнительное право, конституционное право, международное право, оспаривание действий «бездействия» должностных лиц и органов власти в судах и других органах власти, оспаривание нормативно правовых актов, представление интересов граждан в Европейском Суде по Правам Человека.

Валерий Шухардин имеет опыт оправдательных решений по уголовным делам.

Образование

С отличием окончил МГУ им Ломоносова (факультет ВМиК по специальности прикладная математика). Второе высшее образование было получено в Экономико Гуманитарном Институте города Москвы по специальности юриспруденция. В 2012 году закончил обучение в аспирантуре Московской Академии управления и права.

Спортивная деятельность

В возрасте 16 лет выполнил норматив кандидата в мастера спорта и стал чемпионом Удмуртской АССР по конькобежному спорту среди старших юношей. В 1986 стал призером спартакиады города Москвы на отдельных дистанциях по конькобежному спорту среди юниоров. В том же году, победив на соревнованиях на первенстве Центрального совета спортивного общества «Буревестник» в городе Свердловск выполнил норматив мастера спорта по конькобежному спорту. С 1986 по 1988 входил в состав сборной вооруженных сил СССР (ЦСКА). В настоящее время принимает активное участие в соревнованиях среди ветеранов, является призером среди ветеранов конькобежного спорта.

Валерий Шухардин: Длительное время я, как юрист и адвокат, занимаюсь защитой прав граждан в делах о пытках и унижающих достоинство обращениях в местах лишения свободы, осуществляю защиту прав обвиняемых в уголовных процессах, в том числе право на свободу и личную неприкосновенность и право на справедливое судебное разбирательство, гарантированные ст.ст. 5 и 6 Конвенции о защите прав человека, защиту прав граждан на свободу собраний и свободу слова, от дискриминации по широкому кругу оснований и т.д. Защищаю интересы граждан и общественных организаций в связи с незаконным применением законодательства об экстремизме. Имею опыт оспаривания в Верховном Суде РФ нормативно-правовых актов в связи с несоответствием федеральным законам, а также опыт по обращениям в Конституционный Суд РФ. Большое количество дел направлено в Европейский Суд по правам человека по ст.ст. 2, 3, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 13, 18 и др. Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней. По роду деятельности сотрудничаю с региональными юристами, адвокатами, членами Общественных наблюдательных комиссий. Участвую в проведении обучающих семинаров по применению Конвенции о защите прав человека и других программах СЕ. Выезжаю в различные неблагополучные точки РФ, в том числе на Северном Кавказе (г. Грозный, г. Нальчик).

Верховный Суд поддержал адвоката

Частично удовлетворен иск Валерия Шухардина к Минюсту об оспаривании положений Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений

10 ноября Судебная коллегия Верховного Суда РФ по административным делам под председательством судьи Николая Романова рассмотрела административное исковое заявление адвоката Валерия Шухардина к Министерству юстиции РФ, в котором он требовал признать частично недействительными положения Приказа Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений». Суд признал недопустимость распространения на адвокатов положений Правил, не допускающих пронос и использование при свиданиях с осужденным мобильных средств связи, фотоаппаратов, видео- и аудиотехники. При этом возлагать на Минюст обязанность внести в документ изменения в связи с этим ВС РФ не стал.

Напомним, что адвокат поставил под сомнение правомерность п. 77 раздела XIV Правил, регламентирующего порядок предоставления осужденным свиданий, а также п. 17 Приложения № 1 к Правилам, устанавливающего перечень запрещенных для осужденных предметов. Валерий Шухардин оспаривал документ в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным мобильных средств связи, фотоаппаратов, видео- и аудиотехники.

Адвокат мотивировал свое обращение в Верховный Суд тем, что в течение только 2017 г. он несколько раз столкнулся с тем, что сотрудники колоний ставили перед ним не предусмотренные УИК РФ дополнительные условия для свидания с осужденными и оказания им квалифицированной юридической помощи, а именно – сдать на временное хранение мобильный телефон, фотоаппарат и диктофон.

При этом ранее ВС РФ уже рассматривал по существу подобные расхождения права, когда действовала иная редакция Правил, утвержденных Приказом Минюста России от 3 ноября 2005 г. № 205. Тогда нормы Правил в части, допускающей их распространение на защитников, были признаны недействующими. Причем в своих доводах Верховный Суд обращался также к позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 25 октября 2001 г. № 14-П, о недопустимости регулирования, а тем более ограничения конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами.

Читайте так же:  Флюорография срок действия для беременных. Флюорография срок действия для беременных

В ходе судебного заседания Валерий Шухардин ходатайствовал о приобщении полученных им ответов УФСИН России по Владимирской и Волгоградской областям на жалобы по поводу запрета проноса телефона и иных технических средств на свидание с осужденными. В этих документах запрет обоснован тем, что ссылки на прежние решения Верховного Суда РФ несостоятельны, так как Суд высказывался относительно старого порядка, в то время как был принят новый.

Адвокат констатировал, что неправомерный недопуск защитника с техническими средствами, необходимыми ему в работе, нарушил как право адвоката, так и право его доверителя, закрепленные в ст. 48 и 55 Конституции РФ. При этом он настаивал на том, что в оспариваемой части прежний документ тождественен новому.

Представители Минюста пытались оспорить факт тождественности документов, отметив, что в действующих Правилах п. 77 дополнен еще одним абзацем. То, что это дополнение никак не регулирует право адвоката на пронос и использование технических средств, они во время заседания никак не прокомментировали, несмотря на неоднократные попытки судьи Николая Романова получить пояснения по данному вопросу.

По итогу рассмотрения дела Верховный Суд частично удовлетворил требования Валерия Шухардина, признав недействующими оспариваемые положения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений в части, допускающей их распространение на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным мобильных средств связи, фотоаппаратов, видео- и аудиотехники. Однако при этом Суд не стал возлагать на Минюст обязанность принять новый нормативный правовой акт о внесении изменений в Правила.

В комментарии «АГ» адвокат Сергей Андропов, представлявший интересы Валерия Шухардина в Верховном Суде РФ, отметил, что решение можно оценить положительно, несмотря на то, что Суд и уклонился от рассмотрения части заявленных требований. Он добавил, что после вопрос о том, обжаловать ли решение в этой части, или нет, будет рассмотрен после изучения мотивировки. При этом Сергей Андропов добавил, что как таковая практика, когда Верховный Суд понуждает органы исполнительной власти внести какие-то изменения в свои нормативно-правовые акты, не очень распространена.

Кассационное определение ВС РФ о предоставлении свидания адвоката с подзащитным с использованием технических средств

Кассационное определение ВС РФ вынесено по иску адвоката Адвокатской палаты города Москвы Шухардина Валерия Владимировича.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 12 апреля 2020 г. № 16-КА19-2

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зинченко И.Н.,

судей Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Шухардина Валерия Владимировича на решение Ленинского районного суда Волгоградской области от 11 апреля 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Волгоградского областного суда от 14 июня 2018 года по делу по административному исковому заявлению Шухардина В.В. об оспаривании действий (бездействия) федерального казенного учреждения «Исправительная колония N Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Волгоградской области» (далее — ФКУ ИК- УФСИН России по Волгоградской области), временно исполняющего обязанности начальника названного учреждения и о возложении обязанности устранить допущенные нарушения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., объяснения представителя Шухардина В.В. Клинникова Р.В., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

30 ноября 2017 года административный истец, являющийся адвокатом, прибыв в ФКУ ИК- УФСИН России по Волгоградской области для оказания юридической помощи осужденной Халиковой С.М., обратился к начальнику учреждения с заявлением о предоставлении свидания с осужденной для оказания юридической помощи наедине и конфиденциально, на основании которого были выданы разовый пропуск N 10123 и контрольный талон N 10123.

На контрольно-пропускном пункте сотрудники исправительной колонии потребовали от Шухардина В.В. сдать на временное хранение мобильные средства связи, диктофон и фотоаппарат, указав, что в противном случае ему не будет предоставлено свидание с подзащитной. Ввиду отказа административного истца сдать на хранение поименованные технические устройства адвокат Шухардин В.В. не был допущен сотрудниками ФКУ ИК- УФСИН России по Волгоградской области на свидание с осужденной.

Полагая, что сотрудниками ФКУ ИК- УФСИН России по Волгоградской области перед ним поставлены незаконные дополнительные условия для соответствующего допуска на свидание, Шухардин В.В. обратился к руководству колонии в устной форме с просьбой о предоставлении встречи с подзащитной, однако временно исполняющим обязанности начальника ФКУ ИК- УФСИН России по Волгоградской области ему было отказано в пропуске на свидание с упомянутыми техническими средствами, необходимыми для оказания юридической помощи осужденной.

Считая указанные выше действия (бездействие) незаконными Шухардин В.В. обратился в суд с административным исковым заявлением к ФКУ ИК- УФСИН России по Волгоградской области, временно исполняющему обязанности начальника данного учреждения об оспаривании действий (бездействия), выразившихся в непредоставлении адвокату Шухардину В.В. свидания с его подзащитной Халиковой С.М. с использованием технических средств (телефона, диктофона, компьютера и фотоаппарата), а также о возложении обязанности предоставить указанное свидание с использованием перечисленных технических средств.

Решением Ленинского районного суда Волгоградской области от 11 апреля 2018 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Волгоградского областного суда от 14 июня 2018 года, в удовлетворении требований отказано.

Определением судьи Волгоградского областного суда от 26 сентября 2018 года Шухардину В.В. в передаче кассационной жалобы для ее рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2018 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, определением от 25 февраля 2020 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

В кассационной жалобе Шухардин В.В. просит Верховный Суд Российской Федерации отменить состоявшиеся по делу судебные акты ввиду неправильного применения норм материального и процессуального права.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия считает, что судебными инстанциями допущено такого характера существенное нарушение норм материального и процессуального права.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, сославшись на положения Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон об адвокатской деятельности), в котором определены понятие квалифицированной юридической помощи, права и обязанности адвоката, а также проанализировав положения статьи 89 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее — УИК РФ), устанавливающей в части 4 условия оказания юридической помощи лицам, отбывающим наказание, пришел к выводу, что оспариваемые Шухардиным В.В. действия (бездействие) соответствуют требованиям действующего законодательства и не нарушают права административного истца.

Оставляя без изменения по существу решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на обоснованность заявленных требований административного истца ввиду отсутствия в уголовно-исполнительном федеральном законодательстве запрета для адвоката проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи в целях оказания квалифицированной юридической помощи, констатировав, что решением Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2017 года N АКПИ17-867 признаны не действующими со дня вступления в законную силу решения суда пункт 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 16 декабря 2016 года N 295 (далее — Правила) и пункт 17 приложения N 1 к Правилам в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу.

Однако, учитывая, что названное выше решение вступило в законную силу 6 февраля 2018 года, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что приведенные нормы Правил являются недействующими с указанной даты, а поскольку, с учетом обязательности исполнения Правил в силу их пункта 3, оспариваемые административным истцом действия совершены должностными лицами исправительного учреждения 30 ноября 2017 года, то есть до вступления решения суда в законную силу, оснований для признания их незаконными не имелось.

Между тем судебными инстанциями не учтено следующее.

В соответствии с частью 1 статьи 82 УИК РФ режим в исправительных учреждениях — установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

Согласно части 3 приведенной статьи в исправительных учреждениях действуют Правила, регламентирующие и конкретизирующие соответствующие вопросы деятельности исправительных учреждений, в том числе порядок предоставления осужденным свиданий (глава XIV).

Как следует из содержания статьи 89 УИК РФ, законодатель, регламентируя порядок предоставление свиданий осужденным к лишению свободы, различает, с одной стороны, свидания, которые предоставляются в целях сохранения социально полезных связей с родственниками или иными лицами, и с другой — свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа, устанавливает различные условия реализации данного права в зависимости от вида свидания (части 3 и 4).

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 25 октября 2001 года N 14-П «По делу о проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», анализируя правовой режим свиданий с адвокатом, признал не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 48 (часть 2) и 55 (часть 3), положение пункта 15 части второй статьи 16 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката (защитника) ведомственными нормативными актами.

В постановлении от 26 декабря 2003 года N 20-П Конституционный Суд Российской Федерации констатировал, что именно с учетом различий в правовой природе и сущности названных выше видов свиданий, законодатель, хотя и использует для их обозначения один и тот же термин, вместе с тем по-разному подходит к их регламентации исходя из того, что, если режим свиданий осужденного с родственниками и иными лицами предполагает нормативную определенность в части, касающейся продолжительности, частоты, порядка их предоставления и проведения, а также возможных ограничений, то правовой режим свиданий с адвокатами, как обеспечиваемый непосредственным действием права, закрепленного в статье 48 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, не требует подобного урегулирования.

Сравнительный анализ правового регулирования свиданий, содержащегося в УИК РФ, и предписаний Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» по названному вопросу свидетельствует о том, что он является различным.

Так в силу прямого указания федерального законодателя, содержащегося в части 1 статьи 18 поименованного закона, защитнику запрещается проносить на территорию места содержания под стражей технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись. Данные ограничения обусловлены режимом содержания под стражей, обеспечивающим безопасность следственного изолятора, соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, включая нарушения тайны следствия.

Между тем УИК РФ таких ограничений и запретов не устанавливает в отношении свиданий с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи.

Наряду с УИК РФ порядок предоставления свидания с осужденными регламентирован Правилами, которые в пунктах 69 — 78 определяют условия свиданий с лицами, прибывшими не для оказания юридической помощи, предписывая в пункте 77 таким лицам сдать запрещенные к использованию в исправительном учреждении вещи, деньги и ценности на хранение, относя к таковым, в частности, фотоаппараты, видео-, аудиотехнику, электронные носители и накопители информации, средства мобильной связи и коммуникации либо комплектующие к ним, обеспечивающие их работу (пункт 17 приложения N 1 к Правилам).

Что касается свиданий осужденного с адвокатом, то пункт 79 Правил о предоставлении осужденному свиданий с адвокатом без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов, а также по его заявлению свидания с адвокатом наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания, таких обязанностей на адвоката не возлагает, предусматривая возможность немедленного прекращения свидания в случае передачи либо попытки передачи осужденному запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания.

До января 2017 года действовали Правила внутреннего распорядка, утвержденные приказом Минюста России от 3 ноября 2005 года N 205, содержащие в пункте 76 нормы аналогичные предписаниям пункта 77 Правил, который решениями Верховного Суда Российской Федерации от 15 апреля 2009 года по делу N ГКПИ09-13 и от 7 февраля 2012 года по делу N ГКПИ11-2095 признан не действующим в части, допускающей распространения положений этого пункта на пронос и использование в исправительных учреждениях адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео- и аудиотехники, средств связи.

Одним из принципов административного судопроизводства является законность и справедливость при рассмотрении и разрешении судами административных дел, которые обеспечиваются соблюдением положений, предусмотренных законодательством об административном судопроизводстве, точным и соответствующим обстоятельствам административного дела правильным толкованием и применением законов и иных нормативных правовых актов, в том числе регулирующих отношения, связанные с осуществлением государственных и иных публичных полномочий, а также получением гражданами и организациями судебной защиты путем восстановления их нарушенных прав и свобод (пункт 4 статьи 6 и статьи 9 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Читайте так же:  Льготное начисление пенсии. Льготы по подземному стажу

Если при разрешении административного дела суд установит несоответствие подлежащего применению нормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, он принимает решение в соответствии с законом или иным нормативным правовым актом, имеющим большую юридическую силу (статья 15 названного выше кодекса).

Однако приведенные требования процессуального законодательства при рассмотрении настоящего дела судом первой и второй инстанции не выполнены, вместо правовых предписаний, содержащихся в УИК РФ, применены нормы подзаконного нормативного правового акта, которым дано толкование без учета правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, изложенных выше.

При таком положении вывод о соответствии оспариваемых действий (бездействия), выразившихся в непредоставлении адвокату Шухардину В.В. свидания с его подзащитной для оказания квалифицированной юридической помощи с использованием технических средств, требованиям действующего законодательства, является неправильным, нарушающим право административного истца как адвоката на оказание квалифицированной юридической помощи осужденному, у судебных инстанций отсутствовали законные основания для отказа в удовлетворении заявленных требований, следовательно, обжалуемые судебные акты подлежат отмене, а административное исковое заявление Шухардина В.В. удовлетворению.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

решение Ленинского районного суда Волгоградской области от 11 апреля 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Волгоградского областного суда от 14 июня 2018 года отменить.

Принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска Шухардина В.В.

Признать незаконными действия (бездействие) федерального казенного учреждения «Исправительная колония N Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Волгоградской области» и временно исполняющего обязанности начальника названного учреждения, выразившиеся в непредоставлении свидания адвокату Шухардину В.В. с его подзащитной Халиковой С.М. с использованием технических средств, а именно: телефона, диктофона, компьютера и фотоаппарата.

Обязать федеральное казенное учреждение «Исправительная колония N Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Волгоградской области» устранить нарушение и предоставить свидание адвокату Шухардину В.В. с его подзащитной Халиковой С.М. с использованием поименованных технических средств.

Адвокат Валерий Шухардин обжаловал в КС «Перечень наркотических средств»

Ни для кого не секрет, что сегодня очень часто поднимается тема наркотиков и непосильной борьбы с ними же. Решение едино — конечно с ними необходимо бороться. А вот далее, полет фантазии обычного гражданина, смотрящего на все это через экран телевизора, навряд ли может постичь высоты, которых достигают ведомства, призванные осуществлять эту борьбу.

Из нашего обихода давно исчезла марганцовка, которую еще наши бабушки и дедушки хранили в аптечке, как неизменный атрибут. Погибло культивация конопли, в которой мы были первые в 1928 по всему миру.
И все это делалось исключительно во благо, что бы «этим наркоманам» наркотики не из чего было делать. Но такова уж природа человека, что пытливость ума всегда находит выход. И на сегодня таблица запрещенных веществ (Постановление правительства 1002) разрослась на 27 страниц мелким шрифтом. Обычному гражданину, далекому от мира наркотиков, заглянув в нее, не понять, что скрывается за сложными названиями в строках химических веществ, но он вполне может в это вникнуть, оказавшись на скамье подсудимых. Именно так и произошло с 51-летней Ириной Дортман из села Топчиха Алтайского края.

Адвокат Валерий Шухардин обратился с Жалобой в Конституционный суд РФ, в порядке ст. 96 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» с доводами на нарушение прав его подзащитной Дортман Ирины Владимировны, нормативными положениями Постановления Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», как не соответствующими Конституции РФ.

Выжимка из жалобы:

«…Признать нормативные положения Постановления Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ» в части включения «маковой соломы», как частей фрагментов плодов-коробочек растения рода Мак снотворный, являющихся сорной (органической) примесью пищевого мака, и отвечающего ГОСТ Р 52533-2006 «Мак пищевой. Технические условия» (менее 0,05%), то есть не представляющей опасности для народного здоровья и благополучия, не отвечающими «качеству закона», не отвечающими конституционному принципу правовой определенности, не соответствующими ст.ст. 1, 2 п. 5, 39 Единой конвенции, ст.ст. 19, 46, 55 ч. 3 Конституции РФ, Преамбуле и ст.ст. 6, 7, 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как нарушающие конституционные права обвиняемой в совершении преступления Дортман И.В…»

Поводом обращения в Конституционный суд РФ послужила очередная галочка в борьбе против вселенского зла – наркотиков — арест и десятилетний срок для предпринимателя Ирины Дортман.

У семьи Дотрман был небольшой магазинчик. Реализовали товары повседневного спроса: продукты питания, бытовую химию. В конце ноября 2013 года в дом к Ирине ворвалась полиция. В ходе обыска оперативники изъяли пять килограммов обыкновенного, пищевого мака, в который она приобрела в таком же магазинчике для реализации. Было заведено уголовное дело по преступлениям, предусмотренных ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по фактам незаконного сбыта наркотических средств 19.07.2013 г. Сазонову А.Ю.- покупателю магазина) и 17.11.2013 г. Кирову А.В.- покупателю магазина, ч. 1 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по фактам изъятия 26.11.2013 г. у Дортман И.В. в ходе обысков маковой соломы, содержащейся в пищевом маке под видом пищевого мака. Примечательно то, что мак полностью соответствовал ГОСТУ и предметом исследования экспертов по этому уголовному делу, был «пищевой мак».

Национальным стандартом РФ ГОСТ Р 52533-2006 установлены Технические условия для «Пищевого мака»., а вот ГОСТ у нас почему то не соответствует постановлению Правительства 1002, и Уголовному Кодексу Российской Федерации….

Поэтому, с легкой руки, предпринимательнице вменили действия в составе организованной преступной группы. Ее «подельниками» оказались такие же владельцы магазинчиков, которые по стечению обстоятельств покупали мак на продуктовой базе «Роял Фуд». Они даже не были знакомы между собой. Ирина Дортман общалась по телефону только с хозяйкой магазина Ольгой Ляпуновой, у которой покупала пищевой мак для продажи в своем магазинчике, а Ольга в свою очередь также оказалась на скамье подсудимых.

Приговором Алейского городского суда Алтайского края от 07.09.2016 г. Дортман И.В. была признана виновной и ей было назначено по совокупности преступлений наказание в виде лишения свободы сроком 10 лет и 4 месяца

Мак, за который Ирина Дортман получила десять лет, продается фабрикой «Роял Фуд» в Казахстане как кулинарная добавка. Продукцию на этой фабрике закупают тысячи предприятий розничной торговли по всей стране. Под суд, однако, идут лишь «избранные». Но, этот факт нисколько не повлиял на решение суда. Равно как многочисленные не состыковки в деле.

Не обратил суд внимание и на то, что оперативники, которые формировали дело, сами потом попали за решетку как раз за фальсификацию дел. В суде выступали сотрудники ФСБ, которые расследовали преступления наркополицейский, но суд не стал их слушать, посчитав, что это не относиться к делу:

В этой истории действительно все очень неоднозначно. Так, со слов адвоката Дортман, один из фигурантов «макового дела» Александр К. еще до разбирательства заявил на сотрудников регионального ГУ МВД России в полицию за то, что те вымогают у него деньги «за молчание». Якобы стражи закона обещали, что за вознаграждение проигнорируют наличие на его прилавке «наркотика». В итоге и эти работники, и Александр К. находятся под следствием (двое из оперативных работников участвовали и в деле Дортман. — «МК».). Однако этот щекотливый нюанс, по словам защиты, на суде не стали даже рассматривать: просьбу выслушать свидетеля, человека, подтверждающего уголовное настоящее следователей, почему-то отклонили.

Речь идет о сотруднике полиции Сергее Мастюкове, который, как сообщает защита, участвовал в деле Дортман. Как сообщает официальный сайт Генпрокуратуры РФ (от 14 апреля 2015 года), есть обвинительное заключение прокурора Алтайского края, согласно которому Мастюков и еще восемь его коллег занимались фальсификацией дел. Всех их (в зависимости от степени участия) обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и специальных средств, с причинением тяжких последствий), п.п. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки в особо крупном размере), ч. 3 ст. 228.2 УК РФ (сбыт наркотических средств в особо крупном размере). Следствие предполагает, что наркополицейские занимались фальсификацией доказательств, которые служили основанием для возбуждения уголовных дел в отношении невиновных людей, вследствие чего пострадали 11 человек.

Вместе с ним в неприятной истории «засветился» и Александр Тарасов. Его фамилия также значится в деле о фальсификации документов. И, кстати, объяснение, в котором бывший наркозависимый сообщает о том, что происходит в 100 км от места его проживания (по прописке), принято за его (Тарасова) подписью. Он же руководил контрольной закупкой, с результатами которой категорически не согласна сама Дортман. К тому же, как сообщил ее адвокат Александр Шапошников, на видеозаписи с «контрольной закупки» практически отсутствует звуковое сопровождение, а значит, и доказательств, что продавец говорила о наркоманах, нет. Более того, он настаивает, что на видео вышеуказанный наркозависимый приобрел не пищевой мак, а обычную пачку сигарет красного цвета.

Ирину Дортман осудили на основании показаний свидетелей, покупателей пищевого мака, которые приобретали кондитерскую добавку в рамках проверочной закупки. Один из свидетелей-закупщиков проходил под псевдонимом «Киров А.В». Личностные данные этого свидетеля не были доступны Ирине Дортман и ее защитнику, в суде не исследовались, не были понятны и основания для его засекречивания.

Не понятно почему, у Дортман был арестован автомобиль «GREAT WALL HOVER»2007 года, приобретенный задолго до произошедшего. И денежные средства в сумме 173830 рублей. Наркополицейские посчитали, что автомобиль использовался для осуществления преступных замыслов, а деньги были нажиты преступным путем. Хотя в материалах дела отражено, что мака в рамках проверочной закупки было приобретено на сумму немногим больше 800-ста рублей.

Сейчас защитой интересов Ирины Дортман занимается Московский адвокат Валерий Шухардин.

— «Считаю, что нормативные положения Постановления Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», как составной части уголовного закона, в части включения «маковой соломы», как частей фрагментов плодов-коробочек растения рода Мак снотворный, являющихся сорной (органической) примесью пищевого мака, и отвечающего ГОСТ Р 52533-2006 «Мак пищевой. Технические условия» (менее 0,05%), то есть не представляющей опасности для народного здоровья и благополучия, не отвечают «качеству закона», не отвечают конституционному принципу правовой определенности, не соответствуют ст.ст. 1, 2 п. 5, 39 Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 года о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года (далее — Единой конвенции), ст.ст. 19, 46, 55 ч. 3 Конституции РФ, Преамбуле и ст.ст. 6, 7, 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В настоящем деле в заключениях судебных экспертиз эксперты-химики установили, что представленное на исследование вещество является смесью семян мака, которые не являются наркотическим средством, и фрагментов плодов-коробочек растений рода Мак (Papaver), которые содержат неустановленное (следовое) количество морфина, что позволило экспертам их квалифицировать, руководствуясь Постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ», как «маковая солома» – наркотическое средство (Список I), содержание которой в пищевом маке менее 0,04%.»

В настоящее время, пищевой мак также можно купить практически в любом магазине. Но до сих пор остается не понятным, при соблюдении каких условий можно спокойно заниматься его розничной продажей.

Ведь, как известно в природе не существует идеально чистых веществ, и очистить мак полностью от примесей невозможно, так EFSA — Европейское агентство по безопасности пищевых продуктов, вынесло решение, что безопасным является содержание наркотических веществ не более 4 мг/кг.». Но как показывает российская практика, это правило на наших борцов с распространением наркотиков, не распространяется.

А если так, то любой и каждый не только продавец, но и покупатель может легко стать фигурантом уголовного дела. Скажем, увидит «доброжелательная» соседка у меня в кухонном шкафчике пакетик мака и донесет куда следует. И если не распространение, то хранение мне легко припишут. А вдруг эта самая соседка по поручению уполномоченных органов придет и попросит пакетик мака в долг, чтобы булочки испечь. Я по доброте душевной, разумеется, дам. Все. Факт сбыта на лицо. Ведь безвозмездная передача по уголовному кодексу РФ также является распространением. Да что там говорить, были случаи, когда 40-6 летнего водителя едва не лишила прав за то, что он съел булку с маком. Тест на наркотики оказался положительным. Пришлось даже следственный эксперимент проводить, чтобы доказать, что виной всему оказалась булочка щедро сдобренная маком.

Поэтому, скоро мы лишимся и мака, а за ним последует уксус, который также включен в перечень, что из черного списка содержится в продуктах, которые мы ежедневно принимаем в пищу, или используем по хозяйству, не известно…

В прочем, как и то, кто завтра окажется на скамье подсудимых в делах по наркотикам.

Адвокат Валерий Шухардин сотрудничает с Движением «За права человека»

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.