Корпоративные договоры в рамках холдинговых структур. Корпоративный договор понятие значение виды

Корпоративные договоры в рамках холдинговых структур

(Басова Т. Ю.) («Право и экономика», 2011, N 12)

КОРПОРАТИВНЫЕ ДОГОВОРЫ В РАМКАХ ХОЛДИНГОВЫХ СТРУКТУР

Басова Татьяна Юрьевна, специалист по проблемам права собственности, корпоративного права. Аспирант кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного экономического университета. Родилась 28 июня 1984 г. в г. Куйбышеве. В 2006 г. окончила Самарский государственный университет. Автор ряда публикаций: «Проблемы применения норм института приобретательной давности» (Актуальные проблемы правоведения. 2007. N 3 (18)); «К вопросу о самовольном строительстве» (Актуальные проблемы правоведения. 2008. N 1 (19)); «Выкуп акций как форма защиты прав акционера» (Актуальные проблемы правоведения. 2008. N 2 (20)); «Понятие и природа естественной монополии. Реестр субъектов естественной монополии» (Актуальные проблемы частноправового регулирования. Материалы Всероссийского VIII научного форума (Самара, 24 — 25 апреля 2009 г.)) и др.

В статье рассматриваются особенности правового регулирования корпоративных договоров в сфере деятельности холдинговых структур. Критически осмыслены существующие в доктрине и судебной практике подходы. Приведены рекомендации по совершенствованию действующего законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: корпоративный договор (договор между участниками корпорации об осуществлении их корпоративных прав); холдинг; финансово-промышленная группа; корпоративный контроль; акционерное соглашение; акционерное общество; юридическая природа, нормативное определение; права и обязанности акционеров; гражданско-правовая ответственность.

Corporate contracts within holding companies or financial industrial groups T. Yu. Basova

This article considers features of legal regulation of corporate contracts within holding companies or financial industrial groups. It provides a critical review of opinions which exist in doctrine and practice. The article provides recommendations for the improvement of existing legislation in this sphere.

Key words: corporate contract (contracts between corporators concerning corporate rights); holding company; financial industrial group; corporate control; joint-stock company; shareholders agreement; dispositivity of legal regulation; corporative law; legal nature; legal definition; rights and obligations of shareholders; civil liability.

Корпоративные договоры были включены в российское законодательство сравнительно недавно, хотя необходимость в этом назрела давно. Их включение вызвано потребностью в предоставлении участникам хозяйственных обществ дополнительных возможностей, вытекающих из факта обладания пакетом акций или долей в уставном капитале. Правоведы дореволюционного периода обращали внимание на то, что «…рядом с полным признанием того господствующего знания, которое в акционерных компаниях принадлежит капиталу, было бы, однако, неправильно при определении этой формы предприятия упускать из виду, что она представляет из себя не мертвый капитал, а союз лиц, являющихся представителями этого капитала» [1]. В современной юридической литературе также отмечается, что хозяйственные общества (акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью) не могут рассматриваться исключительно как способ концентрации капитала, их функционирование зависит и от деловых качеств, и от намерений их участников, в частности мажоритарных [2]. Термин «корпоративный договор» был предложен авторами проекта изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) по состоянию на 7 декабря 2010 г. (далее — проект). Согласно п. 3 ст. 67.1 проекта участники хозяйственного общества или некоторые из них вправе заключить между собой договор об осуществлении своих корпоративных (членских) прав (корпоративный договор), в соответствии с которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться от их осуществления, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом. Действующее законодательство содержит два вида корпоративных договоров: акционерное соглашение (ст. 32.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон «Об акционерных обществах»)); договор об осуществлении прав участников общества (п. 3 ст. 8 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью»)). Содержание норм, регламентирующих данные договоры, в целом не совпадает: договор об осуществлении корпоративных прав в обществах с ограниченной ответственностью могут заключить также его учредители; нормы, регламентирующие акционерные соглашения, детально и последовательно определяют последствия заключения данных соглашений для третьих лиц. Нет секрета в том, что стороны, заключая корпоративные договоры, преследуют следующие цели: приобретение возможности лица или группы лиц оказывать влияние, осуществлять дополнительный контроль над обществом; предотвращение недружественных поглощений, рейдерских атак; обеспечение прогнозируемого развития компании; согласование интересов партнеров, гарантии их защиты в рамках венчурного финансирования; разрешение тупиковых ситуаций, закрепление более выгодных и специфических условий реализации прав собственности и управления компанией, продиктованных спецификой отношений конкретного бизнеса. На практике заключается такой вид корпоративных договоров, как неформальные (бизнес по понятиям), т. е. без соблюдения установленной законом формы и уведомлений компетентных органов. Условия, которые они содержат, могут противоречить ГК РФ, Закону «Об акционерных обществах», Закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» и уставам компаний. Понятно, что нарушенные права и интересы лиц, их заключивших, не подлежат судебной защите. Использование договорного механизма в корпоративных отношениях позволяет юридически обеспечить согласованный их участниками баланс экономических интересов, который в каждой конкретной ситуации является уникальным и, более того, подвержен постоянным изменениям [3]. Однако следует учитывать, что «…в корпоративных правоотношениях саморегулирование должно играть вспомогательную роль, а воля хозяйственного общества и воля его отдельных участников не должны подменять собой волю законодателя» [2, с. 34]. В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 31 марта 2006 г. N Ф04-2109/2005/14105-А75-11 содержится основополагающий вывод для лиц, решивших заключить корпоративный договор, о том, что автономия воли сторон соглашения не является абсолютной ни в одном правопорядке, выбор закона по воле участников сделки в большинстве стран всегда имеет предпосылкой закон государства, разрешающий такой выбор и определяющий границы дозволенного, в связи с чем со
глашение акционеров было неправомерно в части, поскольку противоречит императивным нормам российского законодательства. Кроме того, учитывая тот факт, что корпоративный договор — гражданско-правовая сделка, которая обязательна только для сторон, представляется ошибочным рассматривать его и устав как однородные понятия, но устав должен содержать положения, которые могут являться предпосылками и условиями заключения корпоративных договоров об осуществлении прав. Вывод о существенности положений устава общества для заключения корпоративного договора подтверждается и судебной практикой . ——————————— Решение Арбитражного суда города Москвы от 24 ноября 2010 г. по делу N А40-140918/09-132-894.

В федеральном законодательстве хотя и закреплено положение, что корпоративный договор обязателен только для его сторон, не стоит упускать из виду тот факт, что опосредованно его заключение затрагивает и иных участников общества . Это является одной из причин необходимости доведения до иных участников и самого общества информации о заключении корпоративного договора. Учитывая, что достоинством корпоративных договоров является их конфиденциальность, полагаем, что иным участникам и третьим лицам необходимо знать только об их наличии, при условии их запроса о данном факте, а сведения о заключении корпоративного договора должны быть представлены обществу, в отношении пакета акций (доли) которого он заключен, в следующем объеме: стороны, существенные условия. При этом необходимо обозначить тот факт, что лица, запрашивающие общество о наличии заключенного корпоративного договора, обязаны обосновать необходимость получения запрашиваемых сведений. Представляется, что законодатель может с учетом судебной практики предусмотреть закрытый перечень оснований предоставления таких сведений, в том числе случаи, когда запрос информации является обязательным для лица. В настоящее время, согласно п. 5 ст. 32.1 Закона «Об акционерных обществах», обязанность уведомления о заключении корпоративного договора предусмотрена только применительно к акционерному обществу, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта. ——————————— Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 марта 2006 г. N Ф04-2109/2005(14105-А75-11).

Для холдинговых структур данная тема является особенно актуальной, так как заключение корпоративного договора об осуществлении прав в конце концов окажет влияние на экономическую деятельность всей совокупности юридических лиц, составляющих данную структуру. Заключение корпоративных договоров об осуществлении прав акционерными обществами и (или) обществами с ограниченной ответственностью, составляющими холдинговую структуру, может потребовать их одобрения как сделки с заинтересованностью или крупной сделки, кроме того в некоторых случаях существует необходимость предварительного согласования корпоративных договоров об осуществлении прав с Федеральной антимонопольной службой и (или) Правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в Российской Федерации . ——————————— См.: Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции». См.: Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. N 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства».

В настоящее время корпоративные договоры об осуществлении прав, в частности акционерные соглашения, являются широко обсуждаемой правоведами темой. В частности, до сих пор нет единого мнения по вопросу, что означает введение норм, регламентирующих данные договоры, для российского законодательства. Некоторые правоведы, и автор статьи к ним присоединяется, указывают на естественность корпоративных договоров об осуществлении прав для гражданского законодательства. Так, совершенно справедливо отмечено, что «…законодатель, обусловивший возможность возникновения отдельных правомочий в рамках того или иного корпоративного права не только категорией или типом акций, но и их количеством, тем самым заложил основу для заключения соглашений об осуществлении корпоративных прав» [4]. По мнению другого специалиста, «. добровольное принятие на себя акционерами (участниками) конкретных обязанностей и ограничений есть не что иное, как проявление субъектами гражданского права своей свободы в осуществлении принадлежащих им прав» [5]. Данная позиция подтверждается положениями п. 2.1.4 гл. 7 Кодекса корпоративного поведения и п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 марта 2010 г. N 135 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст. 5 Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую ГК РФ и отдельные законодательные акты Российской Федерации». ——————————— Распоряжение ФКЦБ России от 4 апреля 2002 г. N 421/р «О рекомендациях к применению Кодекса корпоративного поведения» (вместе с Кодексом корпоративного поведения от 5 мая 2002 г.).

Суды, как известно, весьма осторожно относятся к неизвестным договорным конструкциям, прямо не предусмотренным законом . ——————————— Решение Арбитражного суда города Москвы от 26 декабря 2006 г. N А40-62048/06-81-343.

В юридической литературе даются различные определения корпоративных договоров, особенное внимание уделяется акционерным соглашениям. В условиях современной российской действительности представляется верным следующее мнение: корпоративные договоры «…могут лишь регламентировать процедуру осуществления корпоративных прав, не могут порождать новые корпоративные права, не предусмотренные ни законом, ни уставом.» [4, с. 14]. Полагаем, будет обоснованным, что для достижения целей закрепления в гражданском законодательстве корпоративных договоров применение соответствующих положений должно основываться на общих принципах гражданского законодательства Российской Федерации, предусмотренных в ст. 1 ГК РФ: равенство участников регулируемых им отношений, неприкосновенность собственности, свобода договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебная защита. Редакция статей о корпоративных договорах должна содержать «…перечень юридически возможных (а не юридически дозволенных) условий, которые могут быть предусмотрены в договорах данного вида» . ——————————— См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 9 марта 2010 г. N 13358/09 по делу N А40-4569/08-137-25; Постановление ФАС Московского округа от 16 апреля 2010 г. N КГ-А40/1870-10-П по делу N А40-16629/08-57-120; Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июня 2008 г. N 1176/08 по делу N 14-14857/2004-571/21; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 26 апреля 2010 г. N А32-14548/2009; Постановление Президиума ВАС РФ от 27 января 2009 г. N 10967/08 по делу N А21-5977/2007; Определение ВАС РФ от 31 октября 2008 г. N 10967/08 по делу N А21-5977/2007; Постановление ФАС Поволжского округа от 18 февраля 2011 г. по делу N А55-11455/2010.

Ни у кого не вызывает сомнений, что корпоративные договоры обладают уникальными чертами, основными из которых являются предмет и цель. По мнению автора статьи, акционерные соглашения и договоры об осуществлении прав составляют особую группу гражданских отношений, «.отношений, связанных с правом участия в корпорации, а также соответствующих обязательственных отношений между учредителями (участниками) и корпорацией» [6] и представляют собой в широком смысле реализацию права владения, пользования (управления) и распоряжения принадлежащим активом (пакетом акций или долей) по собственному усмотрению, а в узком — осуществление имущественных и неимущественных и управленческих прав, обеспеченных обладанием пакетом акций (долей) путем согласования воли и интересов сторон гражданско-правовой сделки. Представляется справедливым рассматривать корпоративные договоры как отдельный вид гражданско-правовых договоров ввиду специфики взаимосвязей участников корпорации. Во избежание споров полагаем необходимым дополнить законодательство следующим положением: к корпоративным договорам соответственно применяются общие положения ГК РФ о договорах и сделках, если это не противоречит правилам настоящих статей и их существу. В рамках рассматриваемой темы считаем обоснованным рассмотреть вопрос об участниках корпоративных договоров и остановиться на трех позициях: 1) заключение соглашений (договоров) между акционерами (участниками) общества. При этом участник, формально считающийся миноритарием, может получить возможность определять решения общего собрания и иные прерогативы управления, распределения прибыли. Такая возможность прямо вытекает из редакции ст. 32.1 Закона «Об акционерных обществах», ст. 8 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»; 2) заключение соглашений (договоров) участниками: а) с третьими лицами — потенциальными приобретателями акций (долей). Например, когда переход прав ставится в зависимость от наступления определенного условия или дата заключения договора об отчуждении акций (доли) и дата перехода прав не совпадают по времени и отделены определенным периодом времени; б) с третьими лицами, которые не ставят своей целью в дальнейшем стать участниками общества. В рамках осуществления инвестирования и различных совместных проектов применение корпоративных договоров об осуществлении прав, когда сторонами выступают третьи лица, не являющиеся участниками общества, имеет практический смысл [7, 8]. Возможность заключения подобных договоров в действующем законодательстве прямо не предусмотрена, однако в литературе некоторыми авторами рассматривается как данность, но чаще всего с оговорками. Рассматривая первые две группы, остановимся подробнее на термине «корпоративный контроль». Несмотря на то что действующее законодательство «право корпоративного контроля» не предусматривает, в судебной практике оно активно используется. Суть корпоративного контроля заключается в возможности влияния на деятельность общества и опосредованно на иных его участников, что достигается посредством формирования органов управления, принятия решений на общем собрании о реорганизации, ликвидации, изменении учредительных документов, одобрении сделок, выплате дивидендов, распределения прибыли, определения направлений деятельности общества, блокирования принятия решений и совершения иных действий, направленных на получение материальных благ, в том числе тех, которые могут повлечь значительные изменения существа общества и (или) его участников. Корпоративный контроль реализуется путем осуществления корпоративных прав участника общества, закрепленных законодательством и уставом. Как правило, лицо обладает корпоративным контролем в той или иной степени в зависимости от размера имеющегося в его собственности пакета акций или доли в хозяйственном обществе, числа его участников . ——————————— См., например: Постановление ФАС Поволжского округа от 25 мая 2011 г. по делу N А57-7487/2010.

В юридической литературе было справедливо отмечено, что корпоративный контроль обладает «…известной имущественной ценностью, поскольку предполагает получение прямо или косвенно того, что дает корпорация и чего лишены прочие участники корпоративного образования, не обладающие контрольными полномочиями» [9]. Таким образом, с помощью правовой конструкции «корпоративные договоры» стороны могут фактически осуществить передачу корпоративного контроля над обществом. Приобретение корпоративного контроля может осуществляться «собиранием» корпоративных прав, вытекающих из обладания акциями (долями), путем заключения корпоративных договоров об осуществлении прав с несколькими участниками общества, учитывая отсутствие условия о возможности стороны состоять только в одном корпоративном договоре. Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 6 апреля 2010 г. N 17536/09 по делу N А51-11603/200844-328 указано на связь голоса на общем собрании акционеров с уровнем влияния на управление обществом, т. е. на общем собрании голоса, определяющие реальный объем корпоративных прав акционера, должны соотноситься с предоставлением обществу должного эквивалента в виде надлежащего имущественного вклада. Вместе с тем в результате заключения корпоративного договора об осуществлении прав участник получает возможность обладать корпоративным контролем, неравнозначным своему вкладу в развитие общества, и его риски минимальны. В связи с этим представляются актуальными выводы Конституционного Суда РФ в Постановлении от 24 февраля 2004 г. N 3-П о том, что критерием для оценки юридических действий с акциями является общее для акционерного общества благо. Считаем, что данные выводы могут быть применены по аналогии к обществам с ограниченной ответственностью; 3) стороной корпоративного договора выступает само общество. В настоящее время данное положение является дискуссионным в юридической науке, а действующее законодательство не содержит прямого запрета на этот случай. Анализ положений ст. 24 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и ст. ст. 17, 34, 72, 76 Закона «Об акционерных обществах» приводит к выводу, что права акционерного общества на акции, права общества с ограниченной ответственностью на доли существенно ограничены, но они есть. Так, Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 24 января 2005 г. N А26-5485/04-14 было признано законным распределение акций, принадлежащих обществу, заранее определенной группе акционеров, т. е. признано право общества заключить с любым из участников соглашение о порядке и условиях реализации акций (долей). В связи с изложенным представляется обоснованным вывод о том, что общество также может заключать корпоративные договоры в рамках своих правомочий, определенных действующим законодательством [10]. Исходя из анализа судебной практики на данный момент, можно сделать вывод, что чрезмерно широкая трактовка сторонами положений законодательства о корпоративных договорах, об осуществлении прав может привести к признанию таких соглашений в целом или их отдельных пунктов недействительными. В то же время, комментируя судебную практику, представляется обоснованным согласиться с мнением некоторых юристов о правомерности включения в данные договоры условий о перераспределении имущественных выгод от участия в корпорации [11, 12]; так, получение прибыли от участия в корпорации является правом ее участника. К тому же в некоторых случаях позиция, занимаемая судами, фактически лишает сторону корпоративного договора защиты в случае нарушения ее прав и интересов. Например, в Постановлении ФАС Московского округа от 30 мая 2011 г. N КГ-А40/4971-11-П по делу N А40-140918/09-132-894 указано, что право на участие в управлении делами общества является неотъемлемым правом участника общества и утрата права собственности на долю в уставном капитале не может выступать мерой ответственности за осуществление такого права. Множество вопросов вызывают виды мер ответственности за нарушение корпоративных договоров об осуществлении прав. Основной принцип, положенный в основу данных отношений законодателем в проекте изменений ГК РФ, заключается в том, что неисполнение или ненадлежащее исполнение корпоративного договора влечет ответственность нарушившего его участника и не является основанием для признания недействительными решений органов общества и совершенных обществом сделок. Основные положения об ответственности сторон корпоративных договоров в действующем законодательстве сформулированы в п. 4 ст. 32.1 и п. 7 ст. 32.1 Закона «Об акц
ионерных обществах» применительно к акционерным соглашениям. Законодатель оставляет перечень видов мер ответственности открытым. Учитывая, что это новелла для российского законодательства, введенная в целях повышения его конкурентоспособности, будет весьма некорректным не обеспечить данную конструкцию надлежащей правовой защитой, к тому же, учитывая специфичность данных отношений, просто необходимым дифференцированным подходом. Рассмотрим возможные виды ответственности за нарушение корпоративных договоров. Возмещение убытков и взыскание неустойки — меры ответственности, прямо предусмотренные законодателем для случаев нарушения акционерного соглашения. Следует отметить, что определить, а тем более доказать размер убытков достаточно сложно для стороны корпоративного договора об осуществлении прав, так как предмет данного договора специфичен. В частности, как определить понесенные убытки при голосовании контрагента договора за кандидатуры в органы управления общества не в соответствии с теми условиями, которые были прописаны в нем? Конечно, можно предусмотреть в данных случаях выплату компенсации, но это вряд ли сможет удовлетворить нарушенные интересы стороны корпоративного договора. Установление компенсации в твердой денежной сумме как меры ответственности за нарушение корпоративного договора четко обозначит, что теряет нарушившая его сторона, но в некоторых случаях не может в полной мере компенсировать понесенный ущерб другой стороны, к тому же существует вероятность снижения такой компенсации судом. В английском, германском, французском правопорядке широко распространены иски, в которых стороны просят суд при рассмотрении спора понудить к исполнению соглашения в натуре, в том числе к возврату в первоначальное состояние, при этом суды, разрешая конкретное дело, исходят из рассматриваемого обязательства. Судом может быть принято решение об исполнении обязательства в натуре и в тех случаях, когда взыскание убытков может быть присуждено как соразмерное наказание, но из всех средств правовой защиты именно исполнение обязательства в натуре будет наиболее обоснованным [13]. Представляется, что в некоторых случаях вполне допустимо предъявление стороной корпоративного договора требования о понуждении к исполнению обязательства в натуре (например, приобретать или отчуждать акции при наступлении определенных обстоятельств). В английском праве закреплен такой способ правовой защиты, как запретительное решение суда, т. е. нарушитель обязывается прекратить свои действия (бездействие). В российском законодательстве существует норма ст. 12 ГК РФ, определяющая, что защита гражданских прав осуществляется путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Как негативный момент реализации данного способа защиты прав может быть создана ситуация, когда компания не сможет полноценно осуществлять свою деятельность. В самом деле, как определить суду, что действия стороны, нарушившей договор, были коммерчески верными и целесообразными в данной ситуации? Суды разрешают юридические споры, «…а не определяют, какое из решений является оптимальным для компании с коммерческо-экономической точки зрения» [14]. Достаточно действенным средством защиты прав и интересов сторон корпоративного договора представляется закрепление обязанности стороны в случае нарушения ею договором продать свою долю в уставном капитале по рыночной цене (обусловленной договоре цене) или, наоборот, права требовать выкупа доли контрагента по рыночной цене (обусловленной договором цене) и, таким образом, прекратить действие корпоративного договора об осуществлении прав и партнерство. Учитывая то обстоятельство, что корпоративные договоры об осуществлении прав являются гражданско-правовыми сделками, в соответствии со ст. ст. 450 — 453 ГК РФ возможно изменение и расторжение договора на основании соглашения сторон или судебного решения в случаях его существенного нарушения и (или) затруднительности исполнения договорного обязательства, когда оно становится экономически обременительным для одной или всех участвующих сторон договора по причине существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Приведенный перечень возможных мер ответственности за нарушение корпоративных договоров об осуществлении прав не является исчерпывающим, в иных научных трудах предлагаются другие ви
ды. В юридической литературе обращается внимание на возможность включения в корпоративные договоры об осуществлении прав способов обеспечения исполнения обязательств (залога, поручительства, банковской гарантии, задатка). Некоторые авторы, исходя из положения о проблематичности отнесения возникающих обязательств к денежным, полагают, что законодатель должен прямо предусмотреть, что положения об обеспечении обязательств, в частности задатка, применяются к корпоративным договорам как случай, установленный законом [15]. Другие правоведы относят данные договоры к возмездным, и, по их мнению, необходимость дополнительного указания отсутствует [16]. Представляется, что сущность и значение корпоративных договоров предполагают их возмездность. На практике достаточно трудно представить, что данные договоры будут заключены безвозмездно, поэтому следует исходить из того, что корпоративный договор об осуществлении прав — возмездный, если в самом договоре не указано иное. На основании проведенного анализа автором делается вывод, что ни одна из рассмотренных мер ответственности не является безупречно подходящей для каждого из случаев нарушения корпоративного договора об осуществлении прав, в настоящее время отсутствует процессуальный порядок для некоторых видов ответственности за нарушение корпоративных договоров об осуществлении прав. Введение института корпоративных договоров об осуществлении прав — важный шаг в правовом регулировании корпоративных отношений, который повлек пересмотр позиций судов относительно подобных соглашений. Однако в настоящее время многие вопросы, имеющие существенное значение для их применения на практике, остались без ответа. Полагаем, что дальнейшими совместными усилиями юридического сообщества корпоративные договоры об осуществлении прав станут эффективным инструментом корпоративного законодательства.

Читайте так же:  Все интернет-ресурсы Департамента. Заявление в департамент природопользования

1. Каминка А. И. Очерки торгового права. М.: Статут, 2002. С. 362. 2. Ломакин Д. В. Основные тенденции развития современного законодательства о хозяйственных обществах // Право и бизнес в условиях экономического кризиса: опыт России и Германии / Отв. ред. Е. Р. Губин, Е. Б. Лаутс. М.: Юрист, 2010. 3. Костырко А. Б. Акционерные соглашения: проблемы и перспективы // Закон. 2007. N 12. 4. Ломакин Д. В. Договоры об осуществлении прав участников хозяйственных обществ как новелла корпоративного законодательства // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. N 8. 5. Сергеев А. Юридическая природа и исполнимость акционерных соглашений по российскому праву // Корпоративный юрист. 2007. N 10. С. 72. 6. Концепция развития гражданского законодательства РФ (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 ноября 2009 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. N 11. С. 56. 7. Рублев В. В. Понятие и правовая характеристика акционерного соглашения как гражданско-правового договора, регулируемого гражданским законодательством РФ // Адвокат. 2010. N 10. 8. Степкин С. П. Гражданско-правовое регулирование акционерных соглашений: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. 9. Степанов Д. И. Феномен корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2009. N 3. С. 151. 10. Распутин М. Договор об осуществлении прав участников ООО как инструмент защиты интересов миноритариев // Корпоративный юрист. 2009. N 8. С. 34 — 38. 11. Поваров Ю. С. Последствия нарушения акционерного соглашения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 5 // СПС «КонсультантПлюс». 12. Никифоров И., Булгаков И., Нохрина М. Соглашения между акционерами в российском праве: есть ли альтернатива? // www. epam. ru. 13. Chitty on Contract. General Principles. Volume 1, 30th end. General editor Beale H. G. Published by Sweet and Maxwell. Para 27.005. P. 1719. 14. Куделин А. Акционерное соглашение по российскому праву. Ч. 2 (окончание) // Корпоративный юрист. 2009. N 11. 15. Поваров Ю. С. Последствия нарушения акционерного соглашения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 5 // СПС «КонсультантПлюс». 16. Фроловский Н. Г. К вопросу об отдельных элементах корпоративных соглашений // Цивилист. 2010. N 2.

Корпоративный договор

Корпоративный договор необходим для нормального функционирования хозяйствующих субъектов.

Корпоративный договор пришел в отечественную юриспруденцию из западного права. Он необходим для нормального функционирования хозяйствующих субъектов.

Понятие корпоративного договора

Понятие и правовая природа корпоративного договора представляет собой соглашение, где все участники приходят к единому согласованному порядку, по которому происходит регулирование корпоративных прав.

В связи с этим важно отметить следующие особенности его заключения, применения, а также содержания:

  • заключение происходит на договорных началах;
  • участниками такого соглашения могут быть все или определенная часть коллектива;
  • для реализации прав внутри соглашения оговариваются конкретные действия, направленные на достижение вышеуказанной цели;
  • в обязательном порядке необходимо уведомлять о таком соглашении общество;
  • в подписании могут участвовать третьи лица;
  • в судебном порядке могут быть оспорены решения органов субъекта, которые идут в разрез данному соглашению, если порядок реализации прав и выполнения обязанностей в нем оговорен;
  • предусматривается возможность более широкой трактовки вопросов, регулирование которых было обобщено уставами в обществах.
  • Предмет и функции корпоративного договора

    Предмет договора изучает порядок осуществления участниками своих корпоративных прав и обязанностей.

    Разграничивают корпоративные и имущественные права участника юридического лица.

    Важно учесть, что корпоративный договор не есть документ, благодаря которому возникают какие-то новые права участников, несуществующие до приятия этого соглашения. Все они заранее определены уставом и законом.

    Данный договор предписывает порядок их реализации определенным способом. Имущественное (вещное) право в таком соглашении касается распоряжением акциями, правом приобретения и продажи. Исходя из этого, корпоративный договор определяет зависимость сторон:

    • акционер может потребовать продать ему акции по оговоренной цене при определенных обстоятельствах. Чтобы была возможность у акционера реализовать это право, соответственно, предписывается и обязанность другого лица продать акции такому человеку;
    • акционер имеет право потребовать купить его акции по оговоренной цене и при определенных обстоятельствах. Соответственно, у другого лица возникает обязанность приобрести их на условиях, указанных выше;
    • акционер, владеющий малым пакетом акций, который не позволяет ему напрямую участвовать в управлении юридическим лицом, имеет право реализовать свои акции по той же, цене, по которой продает их мажоритарий.
    • При этом если лицо имеет желание приобрести ценные бумаги у акционера, который владеет большим пакетом акций, дающим ему право напрямую участвовать в управлении, тогда он обязан будет приобрести их по той же цене, как и у миноритария.

      Корпоративный договор юридического лица может определить правила участия миноритариев в «единой команде» во внутренних вопросах управления. Как следствие, это также касается внешних хозяйственных отношений.

      Договор может содержать в себе обязанности участников, подписавших его: голосовать на собрании определенным образом, покупать или продавать акции и т.д.

      Корпоративный договор юридического лица выполняет свою основную функцию – корпоративное управление. В данном смысле этот документ выступает своеобразным инструментом.

      Кроме того, благодаря ему, повышается уровень корпоративного контроля. Договор осуществляет регулирование, в том числе, в тупиковых ситуациях, не позволяет допустить блокировки деятельности юридического лица.

      Ограничения предмета корпоративного договора:

    • Он не может противоречить требованиям действующего законодательства.
    • Указания органов управления в части голосования не могут быть обязательными для участников.
    • Общество не может выступать стороной данного соглашения.
    • Корпоративный договор создает механизм реализации прав и обязанностей только для лиц, подписавших его, и не создает обязанностей для всех остальных.
    • Размер дивидендов также находится за рамками данного соглашения.

    Порядок заключения корпоративного договора. Соглашения между участниками и иными лицами

    Корпоративный договор принимается между участниками, их частью и третьими лицами, как правило, в начале деятельности юридического лица путем голосования сторон.

    Но не обязательно заключать данное соглашение сразу после регистрации общества. В процессе деятельности может сложиться ситуация, которая «подтолкнет» к необходимости его принятия.

    Во избежание тупиковых ситуаций, может быть предписана необходимость в реорганизации общества путем разделения или выделения, введение в совет директоров «независимого» лица и т.д.

    Содержание такого соглашения может быть расширено по необходимости. Письменная форма его заключения обязательна, он должен быть подписан всеми сторонами.

    Составление такого документа не терпит суеты, в нем надо учесть возможность возникновения конфликтных ситуаций и пути их предотвращения.

    Третьи лица могут стать стороной соглашения при определенных обстоятельствах. Так, кредиторы общества могут быть участниками такого соглашения в силу финансовых интересов.

    Цель привлечения кредиторов в качестве стороны договора — обеспечение их интересов. Это же касается и залогодержателей. В таком случае в соглашении решаются вопросы реализации участниками своих прав предписанным образом (например, принятие определенного решения путем голосования).

    Потенциальные покупатели акций (долей) также могут выступать в качестве стороны корпоративного договора

    Последствия нарушения корпоративного договора

    С целью обеспечения выполнения условий соглашения, участники договариваются о санкциях, налагаемых на нарушителя (возмещение убытков, взыскание неустойки, выплата компенсации, банковская гарантия).

    Последствиями нарушения договора как раз и могут стать взыскание неустойки, выплата компенсации, возмещение убытков.

    В судебной практике часто встречаются случаи частичного удовлетворения или неудовлетворения требований за счет данных обеспечительных мер.

    Это происходит, из-за того, что признаки причинения материальных убытков мало проявлены и трудно доказуемы, или из-за изначально большой суммы финансовой санкции, предусмотренной в договоре, несоизмеримой с потерями или последствиями нарушения соглашения стороной и т.д.

    Условия корпоративного договора могут предполагать более ощутимые последствия: по требованию одного участника суд может признать сделку, которая нарушает договор, недействительной или лишить нарушителя права голоса на внеочередном общем собрании.

    При наличии достаточных оснований, виноватая сторона может даже потерять право на долю в уставном капитале. Одной из наиболее жестких мер может быть решение о переходе доли одного участника в залог к другому. Такие виды санкций подстегнут стороны к дисциплине.

    Цели, которые можно достичь путем заключения корпоративного договора

    Подытоживая вышеизложенное, можно конкретизировать цели, которые достигаются благодаря действию (наличию) такого юридического документа как корпоративный договор, и какие проблемы с его помощью можно решить:

    Читайте так же:  Требования вкладчиков-физлиц при банкротстве банков предлагается удовлетворять до требований АСВ и Банка России. Банкротство кредитной организации очередь кредиторов
  • минимизация возможных проявлений тупиковых ситуаций, а в случае их возникновения – пути решения;
  • установление правил согласованного взаимодействия;
  • реализация своих прав по определенному сценарию для защиты интересов другой стороны;
  • обеспечение интереса третьих лиц;
  • нормальное функционирование в обществах (заключение сделок, продолжение хозяйственных отношений, принятие внутренних решений и т.д.).
  • Институт корпоративного договора был закреплён в российском праве в 2014 году (ФЗ 05.05.2014 № 99). Однако по сути рассматриваемый институт уже существовал в правовом регулировании корпоративных отношений. Ярким примером служит ст. 32.1 Закона об АО, ст. 8 Закона об ООО, закрепляющие положения об акционерном сообщении и о договоре об осуществлении прав. Однако корпоративные юристы неоднократно подчёркивали необходимость распространения единой практики на все хозяйственные общества.

    В отличие от учредительных документов, без которых невозможно существования юридического лица, корпоративный договор является проявлением диспозитивного регулирования корпоративных отношений. Согласно ст. 67.2 ГК РФ предметом договора является осуществление корпоративных прав. Во исполнение корпоративного договора участники, его подписавшие, определённым образом осуществляют или воздерживаются от осуществления своих корпоративных прав акционеров (участников ООО). Это может выражаться в установлении особенностей продажи корпоративных прав и иных способов отчуждения, в определении стратегии голосования на общих собраниях и т.п. При этом корпоративный договор не подменяет учредительные документы, соответственно не касается вопросов структуры органов, их компетенции. Кроме того, стратегия голосования не подразумевает голосование под диктовку управляющих органов.

    Недействительность корпоративного договора

    Во-первых, признаются ничтожными условия договора, касающиеся структуры юрлица, а также компетенции органов. Помимо этого, корпоративные юристы отмечают, что судебная практика к недопустимым условиям относит те, которые изменяют порядок и способы управления обществом. Во-вторых, стоит подчеркнуть, что противоречие уставу общества является недопустимым доказательством сторон о недействительности корпоративного договора. Наконец, недействительность договора не влияет на законность и легитимность решений органов управления юридического лица, кроме случаев, когда корпоративный договор подписан всеми участниками общества.

    Конфиденциальность корпоративного договора

    Фактически одной из новел 99-ФЗ стал вопрос конфиденциальности корпоративного договора. С одной стороны, корпоративный договор не может регулировать корпоративные права акционеров (участников ООО), не подписавших этот договор, однако в то же время стороны договора обязаны уведомить общество о заключении такого соглашения без раскрытия его содержания. Полностью конфиденциальным он остаётся в ситуации заключения в рамках непубличного АО. Отдельные положения корпоративного договора в публичных АО подлежат разглашению в части публичной информации АО.

    Участие третьих лиц

    Наконец, стоит отметить, что по сравнению с предшествующим правовым регулированием корпоративных отношений, действующее законодательство предусматривает возможность заключения договора с лицами, не обладающими долями или акциями общества (например, кредиторы). Данное нововведение поддерживается многими корпоративными юристами, поскольку позволяет защищать права кредиторов юридического лица.

    12.1. Понятие корпоративного договора

    В настоящее время институт договора является межотраслевым, поскольку выделяют договоры частные и публичные. К публичным договорам относятся договоры между субъектами публичного права и между субъектами частного права и публичного, когда одной из сторон договора является публичный субъект (государство, государственные органы, представляющие государство и др.).

    Под корпоративным договором вообще понимается договор, стороной по которому выступает корпорация. В узком смысле под корпоративным договором может пониматься только договор гражданско-правового характера.

    Договор в гражданском праве — это соглашение двух или большего количества лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав или обязанностей.

    В отношении корпоративного договора действуют те же принципы, что и в отношении общегражданских договоров. Правовое регулирование гражданских договоров осуществляется ГК РФ, а в случае, если договор является международным, могут применяться нормы права различных государств на основе коллизионных норм международного частного права.

    Термин «контракт» является синонимом договора и обычно применяется в международной практике.

    Договор, направленный на возникновение корпоративных правоотношений, может быть обозначен как самостоятельный тип гражданско-правового договора — корпоративный договор, порождающий правоотношения вещно-относительного характера.

    Не все договоры, направленные на возникновение корпоративных правоотношений (корпоративные договоры), могут рассматриваться в качестве локальных корпоративных актов, содержащих нормы корпоративного права.

    Корпоративный договор, как и другие договоры в гражданском праве, — акт индивидуального поднормативного регулирования отношений между его участниками. Корпоративный договор тяготеет к нормам права, но не сводим к ним. Корпоративно-нормативным регулятором данный договор становится только тогда, когда это позволяет суть отношений, складывающихся внутри корпоративного объединения. Например, учредительный договор относится к корпоративным договорам, поскольку он регулирует корпоративные отношения между учредителями, юридическим лицом и управляющим, а также выполняет функцию закрепления правового статуса самого юридического лица.

    Корпоративный договор является основанием возникновения относительных корпоративных правоотношений, при помощи которых опосредуется перераспределение между субъектами объемов экономических возможностей присвоения, владения, пользования и распоряжения.

    С экономической точки зрения, в корпоративном договоре посредством перераспределения правовых возможностей между его участниками устанавливается особый режим имущественных объектов, по поводу которых возникают корпоративные правоотношения, — режим объединения этих объектов.

    При помощи корпоративного договора через ограничение поведенческих (волевых) актов его участников по отношению к объединенному имуществу происходит объединение их деятельности. Объединение деятельности участников, в свою очередь, предполагает общецелевой характер такой деятельности, в силу чего корпоративный договор может быть обозначен как общецелевой договор.

    Корпоративный договор конкретизирует для участников права и обязанности, причем последние суть способы обеспечения прав и необходимы для их реализации.

    Корпоративный договор — договор возмездный, поскольку перераспределение прав и обязанностей между его участниками, по общему правилу, происходит взаимно.

    Содержанием корпоративного договора является совокупность условий, на которых он заключен. Вместе с тем из корпоративного договора возникают корпоративные правоотношения, содержание которых составляют права и обязанности участников, предусмотренные этим договором. Условия корпоративного договора регулируют поведенческие акты субъектов-участников и находят юридическое выражение через их права и обязанности. Из сказанного усматривается, что ни корпоративный договор, ни корпоративные правоотношения как таковые «не заключают» в себе имущественных объектов. При их помощи лишь опосредуется воздействие субъектов на эти объекты, закрепляется режим последних. Следовательно, предмет корпоративного договора и объект корпоративных правоотношений — явления однопорядковые, поскольку то, по поводу чего заключается договор и складываются правоотношения, есть поведение субъектов-участников. Имущественный объект — объект только в том смысле, что он противопоставляется субъектам-участникам в своей вещественной форме.

    Таким образом, корпоративный договор — источник корпоративного права, представляющий собой соглашение, заключаемое между корпорацией и ее участниками, направленное на организацию различных сторон жизнедеятельности корпорации.

    Корпоративный договор: понятие, признаки и виды

    Термин «договор» является одним из ключевых в гражданском праве. Вместе с тем он имеет несколько значений.

    Во-первых, под договором понимается соглашение, достигаемое участниками гражданского оборота, о возникновении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. В этом смысле договор представляет из себя разновидность сделок, которые, в свою очередь, являются видом юридических фактов. Будучи разновидностью юридического факта, договор выступает в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

    Во-вторых, гражданско-правовой договор означает то правоотношение, которое возникает между сторонами в связи с заключением ими договора. В данном случае, говоря о договоре, имеют в виду гражданско-правовые обязательства, вытекающие из достигнутого сторонами соглашения.

    В-третьих, договором обозначают документ (причем как письменный, так и электронный), которым оформляются взаимоотношения сторон, связанных соответствующим соглашением. Такой документ выступает в качестве доказательства, удостоверяющего факт заключения договора, а также фиксирует условия заключенной сделки.

    Действующий ГК РФ использует термин «договор» во всех трех значениях.

    С 1 сентября 2014 года, наряду с многочисленными изменениями, касающихся правового регулирования ЮЛ, ГК РФ вел в действие нормы о корпоративном договоре. Однако корпоративный договор и до изменений был известен отечественному праву (например, ФЗ “Об акционерных обществах” предусматривал акционерное соглашение; ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” также предусматривал подобный договор).

    Акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, закрепленных акциями, по которому его стороны обязуются осуществлять определенным образом права по акциям, или воздерживаться от осуществления указанных прав (это и обязанность акционеров голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене, воздерживаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией акционерного общества).

    Похоже, что новая статья ГК РФ ставила своей целью объединить положения указанных выше законов под единым понятием «корпоративный договор» (собственно, заключен он может быть только в хозяйственных обществах) и несколько прояснить некоторые аспекты.

    Однако и акционерное соглашение, и корпоративный договор – это не результат правотворческого процесса законодателя. Подобное явление пришло к нам из США, и там такое явление называется соглашение акционеров.

    Таким образом, все или некоторые участники хозяйственного общества (акционеры в АО, члены в ООО) вправе заключить между собой договор об осуществлении своих корпоративных (членских) прав (т.е. корпоративный договор), в соответствии с которым они обязуются осуществлять эти права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в частности:

    — голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;

    — согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом;

    — приобретать или отчуждать доли (акции) в его уставном капитале по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств воздерживаться от отчуждения доли (акций).

    В корпоративном договоре не могут быть предусмотрены:

    — обязанность участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества;

    — определение структуры органов общества и их компетенции.

    В таких случаях корпоративный договор считается ничтожным.

    Для корпоративного договора определена специальная форма. Он должен заключаться путем составления одного документа, подписанного сторонами (участниками).

    Установлена обязанность участников хозяйственного общества, заключивших корпоративный договор, уведомить это общество о факте заключения договора. Его содержание при этом раскрывать не требуется. Т.е. получается, что корпоративный договор носит конфиденциальный характер, и ни третьи лица, ни само общество, ни его органы не могут знать о содержании договора. Из этого я могу сделать вывод, что такой договор является фидуциарным, ведь его сторонами являются участники общества, знающие друг друга и доверяющие друг другу, т.е. он основан на личном доверительном отношении.

    Законодатель затронул ситуацию, когда действительность корпоративного договора оспаривается по мотиву его противоречия уставу хозяйственного общества. Согласно новой статье ГК РФ стороны такого договора не вправе ссылаться на его недействительность в связи с тем, что он противоречит положениям устава общества.

    Разрешена проблема выхода участника (стороны корпоративного договора) из хозяйственного общества (путем отчуждения акций, доли в обществе и т.д.). Как указано в ГК РФ, прекращение права одной стороны корпоративного договора на долю (акции) в уставном капитале хозяйственного общества не влечет прекращения действия корпоративного договора в отношении остальных его сторон, если иное не предусмотрено этим договором.

    Корпоративный договор (понятие, виды). Отличие от соглашений об индивидуальном партнерстве

    Статья 67.2. Корпоративный договор

    1. Впервые в ГК появилась статья, регулирующая отношения, связанные с заключением и исполнением корпоративного договора. Следует отметить, что в течение долгого времени практика заключения корпоративных договоров в отечественной юрисдикции с подчинением действия таких договоров российскому праву отсутствовала. Судебная система также отрицательно относилась к заключению подобного рода соглашений по мотиву, в частности, противоречия их публичному порядку (см., например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 31 марта 2006 г. N Ф04-2109/2005 (14105-А75-11) по делу N А75-3725-Г/04-860/2005 (СПС «КонсультантПлюс»)). Данные обстоятельства вынуждали участников гражданского оборота обращаться при необходимости заключения корпоративного договора и регулирования таким образом внутрикорпоративных отношений к иностранным юрисдикциям, прежде всего к англосаксонской правовой системе, что, однако, лишало их правовой защиты в Российской Федерации.

    Впервые аналогичные комментируемой норме положения появились в 2008 г. в Законе об обществах с ограниченной ответственностью. Согласно п. 3 ст. 8 названного Закона учредители (участники) общества вправе заключить договор об осуществлении прав участников общества, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласовывать вариант голосования с другими участниками, продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества.

    В 2009 г. близкая по правовому смыслу норма была включена в Закон об акционерных обществах. Согласно ст. 32.1 данного Закона акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав.

    С целью унификации имеющихся правил о порядке и условиях заключения и исполнения корпоративного договора законодателем были сформулированы общие нормы о корпоративном договоре в целом, содержащиеся в ст. 67.2 ГК.

    2. Комментируемая статья определяет корпоративный договор как договор об осуществлении участниками хозяйственного общества своих корпоративных (членских) прав. В действительности дефиниция корпоративного договора, определяемая его содержанием и особенностями, должна быть, по нашему мнению, несколько иной. Корпоративным следует считать договор (соглашение) участников корпоративных правоотношений об условиях и порядке осуществления такими участниками принадлежащих им корпоративных и некоторых иных имущественных прав, а также исполнения обязанностей, сопряженных с участием в корпоративных организациях и (или) с управлением ими. Согласно ст. 67.2 ГК такой договор может быть заключен только в рамках хозяйственных обществ, т.е. сводится к акционерному соглашению (корпоративный договор в акционерных обществах) и соглашению участников ООО.

    Вместе с тем принято считать, что чертами и признаками корпоративного договора обладает также и соглашение об управлении партнерством, упоминаемое законодателем применительно к такому виду юридических лиц, как хозяйственные партнерства. Так, ст. 6 Закона о хозяйственных партнерствах предусматривает, что, помимо прав и обязанностей, предусмотренных указанным Законом, иные права и обязанности участников партнерства, а также права и обязанности лиц, не являющихся участниками партнерства, порядок и сроки осуществления прав и исполнения обязанностей регулируются соглашением об управлении партнерством, которое заключается при учреждении последнего. Такое соглашение, в отличие, например, от учредительного договора хозяйственных товариществ, не выполняет функцию учредительного документа. Некоторые положения, нашедшие сегодня закрепление в комментируемой статье применительно к корпоративному договору в целом, первоначально появились именно в Законе о хозяйственных партнерствах. Поэтому представляется, что ограничение ГК в части возможности заключения корпоративного договора только в хозяйственных обществах не отвечает реалиям действующего законодательства.

    Корпоративный договор существенно отличается от устава хозяйственного общества как его учредительного документа. Такие отличия можно провести по ряду пунктов:

    а) устав как учредительный документ общества обязателен для всех участников последнего, корпоративный договор является обязательным только для его сторон;

    б) в хозяйственном обществе могут быть только один устав и одновременно несколько корпоративных договоров, заключенных различными участниками между собой;

    в) устав хозяйственного общества в той или иной мере всегда публичен: он либо размещен в открытом доступе (для публичных обществ), либо имеется в распоряжении органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц и всех участников непубличного общества. Корпоративный договор, особенно в случае, если его сторонами являются не все участники хозяйственного общества, конфиденциален.

    Противоречие положений корпоративного договора уставу хозяйственного общества не влечет за собой недействительности корпоративного договора.

    3. Сторонами корпоративного договора согласно п. 1 комментируемой статьи могут быть прежде всего участники хозяйственного общества, все или некоторые из них. Это, в частности, означает, что корпоративный договор может быть заключен только между частью участников хозяйственного общества, в то время как другие его участники могут ничего не знать о содержании соответствующего договора. Представляется, что данное положение не вполне соответствует принципу предоставления равной защиты прав и законных интересов всем участникам хозяйственного общества, так как создает возможность для злоупотреблений (например, для злонамеренного соглашения одних участников общества против других и т.п.).

    Читайте так же:  Правила оформления трудового договора с менеджером по продажам. Договор подряда для менеджера

    Стороной корпоративного договора не может быть само хозяйственное общество. Это представляется совершенно логичным, поскольку хозяйственное общество участником соответствующих корпоративных правоотношений не является. В отличие от хозяйственного общества в хозяйственном партнерстве последнее может быть стороной в соглашении об управлении этим же хозяйственным партнерством в случае, если такая возможность закреплена уставом партнерства (п. 2 ст. 6 Закона о хозяйственных партнерствах). Безусловно, такое нормативное решение не является обычным для российского корпоративного и договорного права. Видимо, поэтому в комментируемой статье реализован иной подход.

    В п. 9 комментируемой статьи установлено правило, согласно которому участниками корпоративного договора (или договора, к которому применяются правила о корпоративном договоре, что в итоге одно и то же) могут быть также кредиторы общества и иные третьи лица. Таким образом, стороной корпоративного договора могут быть также банки, иные кредиторы как общества, так и его участников, другие лица, законные интересы которых могут быть связаны с порядком и условиями осуществления участниками хозяйственного общества своих корпоративных (членских) прав (например, действующие или потенциальные инвесторы, покупатели акций или долей в уставном капитале и т.п.). Некоторое ограничение субъектного состава, как представляется, недостаточно определенно выраженное, состоит в том, что такие третьи лица должны иметь некий охраняемый интерес и при его отсутствии не могут быть стороной корпоративного договора. Конечно, приведенная формулировка закона, согласно которой участниками корпоративного договора может быть такой широкий, по сути, неограниченный, круг лиц, не должна оцениваться положительно, поскольку создает потенциал для передачи фактического контроля над управлением хозяйственным обществом от его участников неопределенным третьим лицам, что может повлечь за собой возникновение разного рода злоупотреблений и нарушений прав учредителей (участников) хозяйственного общества.

    В соответствии с п. 5 комментируемой статьи корпоративный договор не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, что полностью соответствует содержанию п. 3 ст. 308 ГК, согласно которому обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Вместе с тем согласно той же норме в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства. С учетом того, что корпоративный договор, являясь по своей правовой природе соглашением двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей, т.е. договором, подчиняется общим правилам обязательственного и договорного права, можно сделать вывод о том, что и корпоративный договор может создавать для лиц, в нем не участвующих, права в отношении одного или нескольких участников корпоративного договора. И хотя осуществление такого права в любом случае зависит от воли самого уполномоченного третьего лица, риск нарушения прав учредителей (участников) хозяйственного общества имеет место и в данном случае, особенно с учетом того, что корпоративный договор может быть заключен только некоторыми учредителями (участниками).

    4. Требования к форме корпоративного договора ограничиваются тем, что такой договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Никаких особых последствий несоблюдения данной письменной формы сделки законом не установлено. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (п. 1 ст. 162 ГК). Несоблюдение простой письменной формы сделки для корпоративного договора не влечет его недействительности.

    Вместе с тем требование комментируемого положения о том, что корпоративный договор должен быть заключен путем составления одного документа, исключает возможность его заключения путем обмена документами (офертой и акцептом), в том числе посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, а также посредством совершения лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (п. 2 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК).

    В отличие от общих правил о корпоративном договоре, содержащихся в комментируемой статье, соглашение об управлении партнерством заключается в письменной форме, подлежит обязательному нотариальному удостоверению и хранению у нотариуса по месту нахождения партнерства. Как само соглашение, так и любые изменения к нему вступают в силу для участников соглашения об управлении партнерством и третьих лиц с момента такого удостоверения (п. 2 ст. 6 Закона о хозяйственных партнерствах).

    5. Предметом корпоративного договора являются порядок и условия осуществления такими участниками принадлежащих им корпоративных и некоторых иных имущественных прав, а также исполнения обязанностей, сопряженных с участием в корпоративных организациях и (или) с управлением ими. Согласно комментируемой статье предмет корпоративного договора может включать обязанность участников хозяйственного общества:

    1) осуществлять определенным образом права на доли в уставном капитале (акции) (например, приобретать или отчуждать доли в уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств);

    2) осуществлять определенным образом права, вытекающие из долей в уставном капитале (акций), в том числе, например, голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом;

    3) воздерживаться от осуществления прав на доли в уставном капитале (акции) (в том числе воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств) или прав из долей в уставном капитале (акций);

    4) отказаться от осуществления всех или отдельных прав на доли в уставном капитале (акции) или прав из долей в уставном капитале (акций).

    Перечень указанных выше условий, которые может содержать корпоративный договор, не является закрытым. Корпоративный договор может также содержать: перечень вопросов, решения по которым должны предварительно согласоваться участниками; вопросы, по которым все или отдельные участники могут голосовать только с согласия другого участника или участников; порядок выдвижения и выбора кандидатур в органы управления; порядок начисления дивидендов и условия их выплаты (например, выплата дивидендов только одному участнику); условия продажи долей в уставном капитале (акций), в том числе недопустимость продажи до достижения обществом определенных финансовых показателей, достижения рыночной стоимости акций определенного уровня на открытом рынке; продажа долей (акций) по заранее определенной цене; опционы на покупку (продажу) долей в уставном капитале (акций) (так называемые put-option, call-option, в рамках которых один из участников может потребовать выкупить принадлежащие ему доли в уставном капитале (акции) или выкупить их у другого участника сам) и т.п. С учетом особенностей содержания корпоративного договора в ряде случаев его заключение может рассматриваться как приобретение долей (акций) и, соответственно, требовать в связи с этим предварительного согласия компетентных государственных органов, в частности Федеральной антимонопольной службы. Так, согласно п. 16 ст. 4 Закона о защите конкуренции под приобретением акций (долей) хозяйственных обществ понимается покупка, а также получение иной возможности осуществления предоставленного акциями (долями) хозяйственных обществ права голоса на основании договоров доверительного управления имуществом, договоров о совместной деятельности, договоров поручения, других сделок или по иным основаниям.

    6. В силу прямого указания п. 2 комментируемой статьи предмет корпоративного договора не может включать:

    1) обязанность участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества;

    2) определение структуры органов общества и их компетенции. Для данного ограничения комментируемая статья содержит оговорку о том, что корпоративным договором может быть установлена обязанность его сторон проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав общества положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если в соответствии с ГК и законами о хозяйственных обществах допускается изменение структуры органов общества и их компетенции уставом общества.

    Условия корпоративного договора, противоречащие указанным выше ограничениям, ничтожны.

    Кроме того, в судебной практике встречались примеры признания корпоративного договора (акционерного соглашения) недействительным, если в нем изменены установленные законом порядок и способы управления акционерным обществом (см., в частности, Постановление ФАС Поволжского округа от 25 мая 2011 г. N А57-7487/2010 (СПС «КонсультантПлюс»)).

    Вместе с тем, несмотря на довольно широко сформулированный предмет корпоративного договора, в практике часто возникают конкретные вопросы о возможности или невозможности включения отдельных положений о порядке и условиях осуществления корпоративных прав в корпоративный договор. Так, неоднозначным является вопрос о возможности включения в корпоративный договор условий о запрете отчуждения долей в уставном капитале (акций) третьим лицам, являющимся конкурентами хозяйственного общества или участников общества. Несмотря на то что комментируемая статья не содержит прямого соответствующего положения, подтверждающего или опровергающего такую возможность, согласно п. 1 ст. 67.2 ГК корпоративный договор может предусматривать обязанность участников воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств (но не определенным лицам). Другими словами, в законе нет прямого ответа на вопрос о том, повлечет ли включение в корпоративный договор положений о невозможности продажи долей в уставном капитале (акций) третьим лицам — конкурентам общества или других участников признание корпоративного договора в соответствующей части недействительным как противоречащего Закону о защите конкуренции.

    В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 31 марта 2006 г. N Ф04-2109/2005 (14105-А75-11) по делу N А75-3725-Г/04-860/2005 суд, признавая соглашение акционеров ничтожным по мотиву противоречия публичному порядку по ряду оснований, в частности, указал: «. ст. 11 Соглашения (запрет конкуренции) противоречит ст. ст. 1, 9 ГК РФ, ст. 55 Конституции; подп. а п. 11.1 Соглашения, запрещающий осуществление передачи акций без согласия на то всех акционеров какому-либо лицу, которое является непосредственным или косвенным конкурентом Общества, и налагающий запрет на представительство в правлениях указанных лиц, противоречит ст. 97 ГК РФ, ст. ст. 7, 69 Закона об АО и п. 7.1 Устава».

    Представляется, что подобные вопросы необходимо решать на уровне законов о хозяйственных обществах.

    7. Одной из особенностей корпоративного договора в непубличном хозяйственном обществе является его конфиденциальный характер. Участники непубличного хозяйственного общества, заключившие корпоративный договор, обязаны сообщить обществу лишь о факте его заключения, не раскрывая содержания такого корпоративного договора. Это означает, что о содержании корпоративного договора другие участники непубличного общества, не являющиеся стороной корпоративного договора, а также третьи лица могут и не знать. Это существенно повышает риски нарушения прав таких участников (и третьих лиц), а также злоупотреблений со стороны тех участников, которые подписали корпоративный договор.

    В случае неисполнения участниками общества обязанности по уведомлению хозяйственного общества о заключении корпоративного договора те участники, которые не являются сторонами корпоративного договора, вправе требовать возмещения причиненных им убытков.

    Информация о корпоративном договоре, заключенном акционерами публичного АО, должна быть раскрыта в пределах, в порядке и на условиях, которые предусмотрены Законом об акционерных обществах. До внесения изменений в действующее законодательство к раскрытию информации публичным акционерным обществом должен применяться Приказ ФСФР России от 4 октября 2011 г. N 11-46/пз-н «Об утверждении Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг» (ред. от 24 апреля 2014 г.) (СПС «КонсультантПлюс»).

    8. В п. 6 комментируемой статьи установлены последствия нарушения корпоративного договора, однако не исчерпывающим образом. Так, нарушения корпоративного договора могут повлечь за собой ответственность участников такого договора, например, в форме возмещения причиненных таким нарушением убытков, взыскания неустойки (штрафа, пеней), выплаты компенсаций (твердой денежной суммы или суммы, подлежащей определению в порядке, указанном в акционерной соглашении) или применения иных мер ответственности (см. ст. 32.1 Закона об акционерных обществах).

    Комментируемая же статья, обходя вопросы ответственности участников, концентрируется на правовых последствиях нарушения корпоративного договора для третьих лиц, на юридической судьбе принятых в нарушение такого договора корпоративных решений и заключенных сделок.

    Прежде всего важным является вопрос о том, насколько нарушение корпоративного договора участниками хозяйственного общества при принятии того или иного корпоративного решения или при заключении сделки, в том числе и на основании такого корпоративного решения, влечет за собой возможность оспаривания и первого, и второго.

    Нарушение корпоративного договора может являться основанием для признания решения органа хозяйственного общества недействительным. Следует обратить внимание на то, что в соответствии с п. 4 ст. 32.1 Закона об акционерных обществах нарушение акционерного соглашения не может являться основанием для признания недействительными решений органов общества. С учетом вступления в силу комментируемой статьи приведенное положение Закона об акционерных обществах не подлежит применению.

    Вместе с тем не во всех случаях корпоративное решение может быть признано судом недействительным при нарушении в ходе его принятия корпоративного договора. Согласно п. 6 комментируемой статьи решение органа хозяйственного общества может быть признано недействительным по мотиву нарушения им корпоративного договора только в том случае, если на момент принятия органом хозяйственного общества соответствующего решения сторонами корпоративного договора являлись все участники хозяйственного общества. Это означает, что в случае заключения корпоративного договора только между несколькими участниками хозяйственного общества такая возможность защиты прав и законных интересов участников гражданского оборота, как признание корпоративного решения недействительным по причине нарушения при его принятии положений корпоративного договора, отсутствует у участника общества в принципе, вне зависимости от того, является данный заинтересованный участник стороной корпоративного договора или нет. Право на заявление иска о признании соответствующего решения органа управления хозяйственного общества недействительным принадлежит в рассматриваемом случае участнику — стороне корпоративного договора.

    Второй вопрос, связанный с последствиями нарушения условий корпоративного договора, — это вопрос о возможности признания сделок недействительными по мотиву нарушения при их совершении корпоративного договора. При этом речь в рассматриваемом случае может идти о двух категориях сделок: о сделках самого хозяйственного общества и о сделках его участников (например, о сделках отчуждения долей (акций) хозяйственного общества и т.п.).

    Первая категория сделок может находиться в сфере регулирования корпоративного договора только в случае, если такая сделка совершается обществом в соответствии с корпоративным решением о ее одобрении. В этой части комментируемая статья предусматривает, что признание решения органа хозяйственного общества недействительным в соответствии с п. 6 данной статьи само по себе не влечет недействительности сделок хозяйственного общества с третьими лицами, совершенных на основании такого решения.

    Что касается сделок участников корпоративного договора, то согласно п. 6 комментируемой статьи сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором. С учетом конфиденциального характера корпоративного договора представляется, что доказывание данного обстоятельства, в случае соответствующего спора, может быть сопряжено со значительными трудностями.

    9. Пункт 8 комментируемой статьи регулирует вопросы сохранения корпоративного договора при прекращении у одного или нескольких участников хозяйственного общества прав на долю в уставном капитале (акции) последнего, т.е. прекращении их правового статуса участников хозяйственного общества. Такое прекращение по общему правилу не влечет прекращения действия корпоративного договора в отношении остальных участников корпоративного договора. Вместе с тем данная норма сформулирована как диспозитивная, иное может быть предусмотрено корпоративным договором.

    Следует отметить, что при появлении в хозяйственном обществе новых участников они могут присоединиться к действующему в обществе корпоративному договору, если это предусмотрено самим корпоративным договором. Более того, в некоторых случаях корпоративный договор предусматривает обязанность действующих участников, например, при продаже своей доли в уставном капитале (своих акций) оговаривать с покупателем (новым участником) его обязанность присоединиться к действующему в обществе корпоративному договору, так как последний создает обязанности только для лиц, в нем участвующих.

    10. В п. 10 комментируемой статьи предусмотрено, что правила о корпоративном договоре, соответственно, применяются к соглашению о создании хозяйственного общества, если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений сторон такого соглашения. Условия и особенности заключения договора о создании хозяйственного общества закреплены в ст. ст. 89 и 98 ГК (см. комментарий к этим статьям), а также в специальных законах о хозяйственных обществах.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.