Покушение на дачу взятки должностному лицу. Попытка взятки

Покушение на дачу взятки должностному лицу

Что такое покушение на дачу взятки должностному лицу по УК РФ: попытка и предложение взятки

Для того чтобы найти определение покушения на взятку в УК РФ, нужно начать с понятия дачи взятки как таковой. УК РФ в профильной ст. 291 его не дает, однако сформулировать такое определение исходя из норм о получении взятки не составит труда.

Итак, дача взятки представляет собой действия по личной или через посредника передаче материальных благ, имущественных прав или оказанию услуг должностному лицу с целью получения его покровительства, попустительства по службе, а равно осуществления определенных действий или бездействия в интересах взяткодателя (подробнее о составе такого преступления как взятка – в статье Получение взятки — каковы виды и состав преступления?)

Преступление считается оконченным в тот момент, когда получатель принял хотя бы часть благ или услуг.

Если же говорить о покушении, то в соответствии со ст. 30 и 291 УК РФ это любые действия, направленные на такую передачу, но не завершившиеся по причинам, не зависящим от взяткодателя. Постановление Пленума ВС от 09.07.2013 № 24 (далее — постановление № 24) позволяет сформулировать перечень возможных ситуаций, когда можно говорить о покушении на такие преступления:

  • отказ должностного лица от предложенной взятки;
  • задержание дающего в момент передачи, но до получения благ получателем;
  • задержание посредника при передаче взятки до ее получения должностным лицом.
  • Предложение взятки равно покушению?

    Исходя из разъяснений из п. 12 постановления № 24, можно сделать вывод, что в качестве покушения могут квалифицироваться любые действия, направленные на непосредственную передачу взятки, в том числе и ее предложение.

    ВАЖНО! Для квалификации ситуации как покушения на взятку лицо должно не просто предложить ее, а совершить активные действия. То есть УК РФ попытку дачи взятки должностному лицу напрямую связывает с установлением фактической возможности и намерения совершить преступление.

    В качестве примеров можно представить 2 варианта развития событий:

    1. Предприниматель в ходе проведения обыска в офисе предлагает сотруднику правоохранительных органов договориться за взятку в размере 10 000 руб. При этом денег он не демонстрирует и иных действий, свидетельствующих о намерении передать средства, не совершает. Следователь отказывается. В таком случае говорить о преступлении нельзя.
    2. Остановленный инспектором ГИБДД водитель вкладывает 5-тысячную купюру в водительское удостоверение и предлагает инспектору взять деньги и закрыть глаза на нарушение правил дорожного движения. Инспектор отказывается. В таком случае имеет место попытка дачи взятки, то есть покушение налицо.

    Итак, предложение взятки, не подкрепленное действиями, покушением не является.

    Покушение на дачу взятки при посредничестве

    Еще одним важным моментом при квалификации такого рода преступлений является попытка дать взятку через третье лицо — посредника.

    Как и в случае с личной передачей денежных средств, иных благ, прав или оказания услуг, преступление считается оконченным с момента принятия хотя бы части из них. Но говорить о покушении можно и в тот момент, когда взяткодатель передал предмет посреднику.

    При этом не имеет значения, намеревался ли посредник в итоге передать взятку получателю. Даже если он планировал обмануть взяткодателя и оставить ценности себе, совершив тем самым мошенничество в отношении лица, передавшего средства, речь будет идти о попытке дачи взятки должностному лицу — покушении на взятку.

    Такой подход представляется верным уже потому, что умысел взяткодателя был направлен именно на дачу взятки, возможно, уже даже имело место предложение взятки, но передача не состоялась в связи с обстоятельствами, не зависящими от фигуранта.

    Как квалифицируется покушение на дачу взятки и когда возможно наступление уголовной ответственности

    В ст. 29 УК РФ определено, какие преступления считать неоконченными. В их список включено покушение на совершение преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, наравне с приготовлением к нему.

    Ст. 30 УК РФ установлено, что применять меры уголовно-правовой ответственности за приготовление к преступлению можно только в том случае, если речь идет о потенциальном совершении тяжкого или особо тяжкого уголовно наказуемого деяния, а вот покушение, как более опасная стадия преступления, карается независимо от степени тяжести задуманного.

    Правила квалификации неоконченных преступлений, в том числе покушений, определены в ч. 3 ст. 29 УК РФ. Действия лица, виновного в покушении на дачу взятки, должны быть квалифицированы по соответствующему пункту и части ст. 291 со ссылкой на ч. 3 ст. 30 УК РФ. Таким образом, итоговая квалификация может выглядеть, например, так: ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ.

    Правила назначения наказания за попытку дать взятку

    Мера наказания за покушение на дачу взятки устанавливается исходя из правил ст. 66 УК РФ. К покушению на дачу взятки применимы пп. 1 и 3 ст. 66 УК РФ. В частности, речь идет:

    • об обязанности судей учитывать обстоятельства и причины, по которым дача взятки не была завершена;
    • ограничении верхнего порога наказания 3/4 от самого длительного периода лишения свободы, допускаемого соответствующей частью ст. 291 УК РФ.
    • Эти правила достаточно прозрачны, но в своем постановлении от 22.12.2015 № 58 Пленум ВС дал дополнительные важные разъяснения. Применяя их к рассматриваемому преступлению, можно сказать, что:

    • при определении меры уголовной ответственности за такие деяния должен приниматься в расчет рецидив преступлений (п. 46 постановления № 58);
    • если речь идет о совокупности преступлений, то максимально возможный период лишения свободы не может превышать предельный срок, предусмотренный санкцией за самое тяжкое из неоконченных преступлений, с учетом норм ст. 66 УК РФ, более чем на 50% (п. 50 постановления № 58).
    • Если с учетом всех правил назначения наказания и обстоятельств дела наказание окажется ниже минимальной границы в рамках санкции статьи, то оно применятся без увеличения до минимальных границ (п. 34 постановления № 58).

      При определении срока лишения права вести отдельные виды деятельности и занимать определенные должности для лиц, осужденных за покушение на дачу взятки, не учитываются правила снижения максимального порога наказания, так как эта мера не относится к наиболее строгому виду наказания.

      Учет смягчающих обстоятельств при назначении наказания за покушение на дачу взятки

      Сам факт покушения не отменяет необходимости дополнительно учитывать наличие смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК РФ, если они будут усмотрены в деле. Говорить о смягчении вины с точки зрения УК РФ можно, если:

    • осужденный не достиг совершеннолетия;
    • преступление совершено беременной женщиной;
    • установлено, что на иждивении виновного есть малолетние дети;
    • виновный активно способствовал следствию и т. д.
    • Ч. 1 ст. 62 УК РФ определено, что при отсутствии отягчающих обстоятельств и наличии явки с повинной, активном способствовании расследованию максимальный срок наказания не может превышать 2/3 от максимально строгой меры по санкции соответствующей части ст. 291 УК. При этом максимум следует отсчитывать от 3/4 срока, установленного санкцией соответствующей части ст. 291 УК РФ.

      Правила определения наказания при особом порядке рассмотрения дела

      На основании ст. 62 УК РФ и статей гл. 40 УПК РФ в случае, когда обвиняемый осознает и признает виновность своих действий по покушению на дачу взятки, он может ходатайствовать о рассмотрении дела судом в особом порядке. Важное ограничение особого порядка в том, что оно возможно, только когда максимальный срок наказания, грозящего осужденному, не превышает 10 лет лишения свободы.

      ВАЖНО! При расчете наказания за покушение на взятку нужно учитывать правила ст. 66 УК РФ о верхнем пределе наказания, который составляет 3/4 от максимального срока лишения свободы. Это значит, что дела по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 291 УК РФ рассматриваются только в общем порядке, поскольку максимум лишения свободы в данном случае — 11 лет 3 месяца (3/4 от 15 лет, предусмотренных санкцией нормы).

      Особый же порядок актуален для разбирательства дел о покушениях на преступления, квалифицируемых первыми 4 частями ст. 291 УК РФ. Это вполне соответствует требованиям УПК, так как даже за покушение на преступление, подпадающее под ч. 4 нормы, грозит максимум 9 лет изоляции от общества.

      Итак, покушение на взятку должностному лицу выражается в действиях лица, направленных на передачу взятки любым способом. При этом ее словесное и даже письменное предложение преступлением с точки зрения УК не является.

      Что расценивается как попытка дачи взятки?

      Мой муж был остановлен сотрудниками ГИБДД за административное правонарушение. В машине ГИБДД, где была установлена камера видеонаблюдения, мой муж предложил договориться, сказал фразу: «Давай договоримся», на листочке бумаги указал сумму и показал сотруднику ГИБДД, на что сотрудник отказался. Никаких денег муж не доставал. Можно ли расценивать это как попытку дачи взятки, какое наказание ему грозит?

      Под покушением на дачу взятки должностному лицу следует расценивать ситуации, при которых ее передача по независимым от дающего лица обстоятельствам не состоялась. Для инкриминирования попытки в даче взятки следует исходить из общих намерений лица и возможности их реализации.

      Отказ от принятия взятки сотрудником ГИБДД также расценивается в качестве покушения на дачу взятки, а видеозапись с камеры видеонаблюдения, установленной в служебном автомобиле, будет являться непосредственным доказательством покушения на дачу взятки должностному лицу.

      Покушение на дачу взятки должностному лицу квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 291 Уголовного кодекса РФ и наказывается штрафом в размере до 500 тыс. руб., или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, или в размере от пятикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо исправительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере от пятикратной до десятикратной суммы взятки или без такового.

      При покушении на дачу взятки должностному лицу наказание применяется не в полном размере и составляет три четвертых от размера ответственности за совершенное преступление.

      Во Владимире вынесен приговор молодому человеку за попытку дать взятку сотруднику полиции

      Приговором Фрунзенского районного суда города Владимира 22 -летний местный житель, студент медицинского колледжа признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч.3 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки).

      Судом установлено, что 03 июня 2017 года молодой человек в компании друзей во дворе одного из домов на улице Добросельской отмечал возвращение знакомого из армии.

      Около трех часов ночи 04 июня его подруга, находившаяся с ним, в состоянии алкогольного опьянения села за руль своего автомобиля и вместе с юношей направилась в ночное бистро для покупки шаурмы.

      Нетрезвую девушку заметили таксисты и сообщили в органы полиции. Инспекторы Государственной инспекции безопасности дорожного движения остановили автомобиль, зафиксировали факт нарушения правил дорожного движения и начали процедуру оформления документов об административном правонарушении.

      В этот момент молодой человек, желая урегулировать создавшуюся ситуацию, неожиданно направился в патрульный автомобиль и положил в бардачок 14 тыс. рублей, предварительно закрыв мобильным телефоном видеорегистратор.

      Полицейские немедленно проинформировали свое руководство о данном инциденте, после чего на место прибыли сотрудники отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД по городу Владимиру.

      Увидев это, молодой человек бросился к патрульному автомобилю, забрал деньги и положил их в рукав куртки. Все обстоятельства произошедшего были зафиксированы сотрудниками полиции.

      Соглашаясь с позицией стороны государственного обвинения по делу, суд назначил молодому человеку наказание в виде штрафа в размере 90 тыс. рублей.

      Прокурор
      Владимирской области

      Обращение прокурора к жителям Владимирской области

      Уважаемые посетители сайта!
      Рад приветствовать Вас на сайте прокуратуры Владимирской области.
      Вот уже почти три столетия прокуратура стоит на страже закона, являясь надежным защитником интересов граждан и государства.
      Решение поставленных перед нами задач невозможно без участия общественности.
      Официальное представительство прокуратуры Владимирской области в сети Интернет дает возможность оперативного получения информации о нашей работе, а также позволяет Вам обращаться со своими заявлениями о нарушениях закона.
      Уверен, что наше эффективное взаимодействие послужит укреплению правопорядка и законности.

      С уважением,
      прокурор Владимирской области,
      И.С. Пантюшин

      Вынесен приговор директору салона красоты за попытку дать взятку следователю

      Октябрьский районный суд города Владимира вынес приговор 40-летнему местному жителю, являющемуся генеральным директором ООО «Медико-эстетический центр «Аэстетик»» Борису Мельнику. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ (покушение на дачу взятки должностному лицу через посредника, совершенное в крупном размере, если это преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам).

      Судом установлено, что в конце декабря 2016 года предприниматель, будучи подозреваемым по уголовному делу о хищении денежных средств в значительном размере, опасаясь задержания и последующего осуществления его уголовного преследования, решил через своего адвоката передать взятку следователю.

      Адвокат, будучи посредником в передаче взятки, встретился со следователем и предложил последнему за денежное вознаграждение (взятку) в размере 400 тыс. рублей совершить незаконное действие в пользу предпринимателя, а именно: не задерживать его и не принимать мер для осуществления уголовного преследования в отношении него по уголовному делу.

      Злоумышленник ошибочно полагал, что следователь согласился.

      С корыстной целью адвокат решил 150 тысяч рублей обратить в свою собственность, а передать следователю только 250 тысяч рублей. Согласно задуманному плану он передал указанную часть денег следователю, а часть оставил у себя, однако довести преступление до конца не смог по независящим от него причинам, его противоправные действия были пресечены правоохранительными органами.

      С учетом позиции стороны государственного обвинения по делу, суд назначил Мельнику наказание в виде 4 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, со штрафом в размере 3 млн. 200 тыс. рублей.

      Приговор в законную силу не вступил.

      Напомним, что посредник Мельника – адвокат Игнатчук признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 ч. 2 ст. 159 (покушение на мошенничество), ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве, совершенное в крупном размере). Ему назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, со штрафом в размере 500 тысяч рублей и с лишением права заниматься адвокатской деятельностью на 3 года.

      Попытка дать взятку

      Краткое содержание

      • Что грозит за попытку дать взятку должностному лицу в размере 250000 р.?
      • Попытка дачи взятки должностному лицу
      • Попытка взятки
      • Попытка дачи взятки
      • Вопросы

        1. Что грозит за попытку дать взятку должностному лицу в размере 250000 р.?

        1.1. Статья 291. Дача взятки
        [Уголовный кодекс РФ] [Глава 30] [Статья 291]

        1. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника —

        наказывается штрафом в размере от пятнадцатикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере десятикратной суммы взятки.

        2. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника в значительном размере —

        наказывается штрафом в размере от двадцатикратной до сорокакратной суммы взятки либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере пятнадцатикратной суммы взятки.

        3. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) —

        наказывается штрафом в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной суммы взятки либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере тридцатикратной суммы взятки.

        4. Деяния, предусмотренные частями первой — третьей настоящей статьи, если они совершены:

        а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

        б) в крупном размере, —

        наказываются штрафом в размере от шестидесятикратной до восьмидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки.

        5. Деяния, предусмотренные частями первой — четвертой настоящей статьи, совершенные в особо крупном размере, —

        наказываются штрафом в размере от семидесятикратной до девяностократной суммы взятки либо лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки.

        Примечание. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

        1.2. Что грозит за попытку дать взятку должностному лицу в размере 250000р.?
        Дело 1-1007\2011
        П Р И Г О В О Р
        ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
        Волжский городской суд Волгоградской области
        Федеральный судья : Суденко О.В.
        При секретаре : Филобок И.А.
        С участием прокурора : Кленько О.А.
        Защитника адвоката Кравчука П.Г.
        Рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Волжском 21 июля 2011 года уголовное дело по обвинению
        ПЛАТОНИХИНА Ю.С., .
        в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч.3, 291 ч.1 УК РФ,
        У С Т А Н О В И Л :
        . 2011 года в . часов . минут Платонихин Ю.С., находясь в служебном кабинете № . ОБЭП УВД по г. Волжскому Волгоградской области, расположенного по адресу: г. Волжский, ул. . где в отношении него и.о. оперуполномоченного ОБЭП . составлял административный протокол, в связи с совершением Платонихиным Ю.С. административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.1 ч.2 КоАП РФ, то есть незаконное осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации либо специального разрешения, осознавая, что . является должностным лицом, находящимся при исполнении своих должностных обязанностей, желая избежать ответственности за правонарушение, имея умысел на дачу взятки должностному лицу за несоставление в отношении него протокола об административном правонарушении, в . часов . минут предложил . денежное вознаграждение за несоставление протокола об административном правонарушении и передал . в качестве взятки денежную сумму в размере . рублей, которые положил на рабочий стол . Однако свой преступный умысел по независящим от него обстоятельствам до конца довести не смог, так как после передачи денежных средств Платонихин Ю.С., был задержан сотрудниками ОБЭП УВД по г. Волжскому.
        Подсудимому обвинение понятно, вину признает в полном объеме и поддерживает ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, ходатайство заявлено им добровольно и после консультации с защитником, последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства ему разъяснены, и он их осознает.
        Суд, выслушав участников процесса, приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается собранными по делу доказательствами и считает действия подсудимого квалифицировать по ст. ст. 30 ч.3, 291 ч.1 УК РФ как покушение на дачу взятки должностному лицу лично.
        Определяя меру наказания подсудимому, суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личность подсудимого, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание.
        Подсудимый вину признал, положительно характеризуется в быту, имеет на иждивении . что суд относит к обстоятельствам, смягчающим наказание.
        Обстоятельств, отягчающих наказание судом не установлено.
        Учитывая вышеизложенное, а также принимая во внимание, отсутствие у подсудимого судимостей, его раскаяние в содеянном, наличие постоянного места жительства в г. Волжском Волгоградской области, суд считает назначить наказание с применением ст.73 УК РФ. Учитывая материальное положение подсудимого, а именно то, что его доход составляет . рублей в месяц, а на иждивении находится . суд считает возможным назначить выплату штрафа с рассрочкой выплаты по . рублей на .
        Руководствуясь ст.ст.303,304,307-309, 316 УПК РФ, суд
        П РИ Г О В О Р И Л :
        ПЛАТОНИХИНА Ю.С. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч.3, 291 ч.1 УК РФ и назначить наказание . . лишения свободы со штрафом в доход государства в размере . рублей с рассрочкой выплаты по . рублей на .
        В соответствие со ст.73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком на .
        Обязать осужденного в период испытательного срока один раз в месяц являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию в дни, установленные инспекцией, не менять место жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции.
        Меру пресечения осужденному до вступления приговора в законную силу оставить без изменения — подписку о невыезде.
        Вещественные доказательства по делу: .
        Приговор может быть обжалован в Волгоградский облсуд в течение 10 суток.
        Судья :

        1.3. Ничего не грозит, в Вашем случае не оконченное преступление, активно содействуйте со следствием и т. д. , как описано в ст. 291 УК РФ

        1.4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24
        (ред. от 03.12.2013)
        «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»

        8. Ответственность за получение, дачу взятки, посредничество во взяточничестве наступает независимо от времени получения должностным лицом взятки — до или после совершения им действий (бездействия) по службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также независимо от того, были ли указанные действия (бездействие) заранее обусловлены взяткой или договоренностью с должностным лицом о передаче за их совершение взятки.

        9. Предметом взяточничества (статьи 290, 291 и 291.1 УК РФ) и коммерческого подкупа (статья 204 УК РФ), наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом, могут быть незаконные оказание услуг имущественного характера и предоставление имущественных прав.
        Под незаконным оказанием услуг имущественного характера судам следует понимать предоставление должностному лицу в качестве взятки любых имущественных выгод, в том числе освобождение его от имущественных обязательств (например, предоставление кредита с заниженной процентной ставкой за пользование им, бесплатные либо по заниженной стоимости предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи, передача имущества, в частности автотранспорта, для его временного использования, прощение долга или исполнение обязательств перед другими лицами).

        10. Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе, посредничество во взяточничестве в виде непосредственной передачи взятки считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на счет, владельцем которого оно является). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению.
        Если взяткодатель (посредник) намеревался передать, а должностное лицо — получить взятку в значительном или крупном либо в особо крупном размере, однако фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение не образовало указанный размер, содеянное надлежит квалифицировать как оконченные дачу либо получение взятки или посредничество во взяточничестве соответственно в значительном, крупном или особо крупном размере. Например, когда взятку в крупном размере предполагалось передать в два приема, а взяткополучатель был задержан после передачи ему первой части взятки, не образующей такой размер, содеянное должно квалифицироваться по пункту «в» части 5 статьи 290 УК РФ.
        12. В случае, если должностное лицо или лицо, осуществляющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, отказалось принять взятку или предмет коммерческого подкупа, действия лица, непосредственно направленные на их передачу, подлежат квалификации как покушение на преступление, предусмотренное статьей 291 или статьей 291.1 УК РФ, частью 1 или частью 2 статьи 204 УК РФ.
        Если условленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли лиц, действия которых были непосредственно направлены на их передачу или получение, содеянное следует квалифицировать как покушение на дачу либо получение взятки, на посредничество во взяточничестве или коммерческий подкуп.
        29. К числу обязательных условий освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 291, 291.1 и частью 1 или частью 2 статьи 204 УК РФ, в силу примечаний к указанным статьям относятся добровольное сообщение после совершения преступления о даче взятки, посредничестве во взяточничестве либо коммерческом подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело, а также активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления.
        Сообщение (письменное или устное) о преступлении должно признаваться добровольным независимо от мотивов, которыми руководствовался заявитель. При этом не может признаваться добровольным сообщение, сделанное в связи с тем, что о даче взятки, посредничестве во взяточничестве или коммерческом подкупе стало известно органам власти.
        Активное способствование раскрытию и (или) расследованию преступления должно состоять в совершении лицом действий, направленных на изобличение причастных к совершенному преступлению лиц (взяткодателя, взяткополучателя, посредника, лиц, принявших или передавших предмет коммерческого подкупа), обнаружение имущества, переданного в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, и др.
        30. Освобождение от уголовной ответственности взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, которые активно способствовали раскрытию и (или) расследованию преступления и в отношении которых имело место вымогательство взятки или предмета коммерческого подкупа, не означает отсутствия в их действиях состава преступления. Поэтому такие лица не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки или предмета коммерческого подкупа.
        Не образуют состав преступления, предусмотренный статьей 291 либо частями 1 и 2 статьи 204 УК РФ, действия лица, в отношении которого были заявлены требования о даче взятки или коммерческом подкупе, если до передачи ценностей оно добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело либо осуществлять оперативно-розыскную деятельность, и передача имущества, предоставление имущественных прав, оказание услуг имущественного характера производились под контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, переданные в качестве взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат возвращению их владельцу.

        1.5. Это чисто теоретический вопрос,»дает» суд.

        Неоконченным преступлением согласно ч. 2 комментируемой статьи признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление. В соответствии с ч. 3 ст. 29 уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье УК, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30 УК. Такая квалификация дает возможность отличить неоконченное преступление от оконченного, завершенного преступления.
        Статья 29 УК РФ. Оконченное и неоконченное преступления 1. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. 2. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление. 3. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.
        Понятие стадий преступления имеет значение только при отграничении оконченного преступления от неоконченного, причем это относится только к умышленной преступной деятельности и до момента ее прерывания по не зависящим от лица обстоятельствам или в силу добровольного отказа.

        Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление 1. При назначении наказания за неоконченное преступление учитываются обстоятельства, в силу которых преступление не было доведено до конца. 2. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление. 3. Срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление. 4. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначаются.

        1.6. Да в общем ничего хорошего. Говорить, что была просто попытка и надеяться на освобождение от ответственности не стоит. Все зависит от личности лица и его дальнейшего поведения.

        1.7. Грозит наказание. так как сумма взятки, является крупным размером (от 150т.р.) то штраф от 15000000 рублей (250000х60) и наказание лишение свободы не более 7,5 лет так как было покушение на преступление и санкция статьи от 5 до 10 лет(условно или нет решит суд). или штрафом в размере от шестидесятикратной до восьмидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. (если есть что запрещать должность или деятельность).

        1.8. Всё зависит от обстоятельств дела.
        Ст. 61 УК РФ предусматривает:
        1. Смягчающими обстоятельствами признаются:
        а) совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;
        (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
        б) несовершеннолетие виновного;
        в) беременность;
        г) наличие малолетних детей у виновного;
        д) совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;
        е) совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;
        ж) совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;
        з) противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;
        и) явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;
        (пп. «и» в ред. Федерального закона от 29.06.2009 N 141-ФЗ)
        к) оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.
        2. При назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи.
        1. При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.
        2. В случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктом «и» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.
        1. При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.
        2. Исключительными могут быть признаны как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств.
        Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.
        1. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника —
        наказывается штрафом в размере от пятнадцатикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере десятикратной суммы взятки.
        (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
        2. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника в значительном размере —
        наказывается штрафом в размере от двадцатикратной до сорокакратной суммы взятки либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере пятнадцатикратной суммы взятки.
        3. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) —
        наказывается штрафом в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной суммы взятки либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере тридцатикратной суммы взятки.
        4. Деяния, предусмотренные частями первой — третьей настоящей статьи, если они совершены:
        а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
        б) в крупном размере, —
        наказываются штрафом в размере от шестидесятикратной до восьмидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки.
        Срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

        1.9. ГРОЗИТ УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ С УСЛОВНЫМ ЛИШЕНИЕМ СВОБОДЫ

        2. Кто скажет куда гаишники подают рапорт о попытке дать взятку. И могут ли отправить дело в суд если я написал протокол явки с повинной? Просто мне сказали что позвонят и не звонят а я хотел превезти адваката пока дело не дошло до суда. Опасаюсь что протяну время и будет поздно, может обратится в то место где писал? Это вродибы был какойто кабинет по экономическим преступлениям. Спасибо всем кто чтото сможет подсказать.

        2.1. Здравствуйте! Ваша явка с повинной и другие материалы по факту покушения на дачу взятки сотрудниками полиции должны быть направлены в территориальный отдел Следственного комитета РФ по месту совершения преступления. В случае возбуждения уголовного дела следователь обязан уведомить Вас об этом (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). Скорее всего, еще на стадии проведения доследственной проверки, следователь СК пригласит Вас для дачи объяснения. К следователю Вы имеете право прибыть вместе с адвокатом.

        3. Перегонял машину после аварии домой. При аварии отпал гос. номер. Сотрудники ДПС остановили и стали выписывать штраф. В свою очередь я достал 500 руб. и предложил решить все на месте. Сейчас заведено уголовное дело за попытку дать взятку должностному лицу. Адвокат обещает отделаться штрафом за баснословную сумму. А без помощи адвоката по пункту 3 до 8 лет лишения свободы. Могу ли я с этим справиться и чем мне это грозит. Спасибо!

        3.1. Если Вы ранее не судимы, никто Вам не даст реальное лишение свободы. Соберите больше хороших характеристик, признавайте вину в суде, и будет у Вас штраф и без баснословных денег)))

        4. Что будет за попытку дать взятку 500 руб. полицейскому при нарушении ПДД? Благодарю за ответ.

        4.1. Возможная ответственность:
        штраф, который в 15-30 раз превышает взятку.
        принудительные работы на срок до 3х лет.
        лишение свободы на срок до 2х лет + штраф, в 10 раз превышающий размер взятки.

        Статья 291 УК РФ. Дача взятки Распечатать Поделиться (в ред. Федерального закона от 04.05.2011 N 97-ФЗ) 1. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника — наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, или в размере от пятикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо исправительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере от пятикратной до десятикратной суммы взятки или без такового. (в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 40-ФЗ) 2. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника в значительном размере — наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, или в размере от десятикратной до сорокакратной суммы взятки, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере от пятикратной до пятнадцатикратной суммы взятки или без такового. (в ред. Федерального закона от 08.03.2015 N 40-ФЗ) 3. Дача взятки должностному лицу, иностранному должностному лицу либо должностному лицу публичной международной организации лично или через посредника за совершение заведомо незаконных действий (бездействие) — наказывается штрафом в размере от тридцатикратной до шестидесятикратной суммы взятки либо лишением свободы на срок до восьми лет со штрафом в размере тридцатикратной суммы взятки. 4. Деяния, предусмотренные частями первой — третьей настоящей статьи, если они совершены: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в крупном размере, — наказываются штрафом в размере от шестидесятикратной до восьмидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки. 5. Деяния, предусмотренные частями первой — четвертой настоящей статьи, совершенные в особо крупном размере, — наказываются штрафом в размере от семидесятикратной до девяностократной суммы взятки либо лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки. Примечание. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления и либо имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

        5. Участковый изъял травматический пистолет по причине хранения без сейфа. С целью урегулирования ситуации я предложил 2 000 руб. Он не согласился. На следующий день написал рапорт и приложил аудиозапись моего разговора. Вызвали в СУ СК для проверочных мероприятий по поводу попытки дать взятку. Грозит ли мне наказание, если по факту деньги я не доставал и не передавал, только предлагал на словах?

        5.1. Обещание или предложение передать либо принять незаконное вознаграждение за совершение действий (бездействие) по службе необходимо рассматривать как умышленное создание условий для совершения соответствующих коррупционных преступлений в случае, когда высказанное лицом намерение передать или получить взятку либо предмет коммерческого подкупа было направлено на доведение его до сведения других лиц в целях дачи им либо получения от них ценностей, а также в случае достижения договоренности между указанными лицами.
        Если при этом иные действия, направленные на реализацию обещания или предложения, лица не смогли совершить по независящим от них обстоятельствам, содеянное следует квалифицировать как приготовление к даче взятки (часть 1 статьи 30 и соответственно части 3 — 5 статьи 291 УК РФ)- п.14 Постановления Пленума ВС РФ от 10.07.13 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

        5.2. грозит так как на аудиозаписи только и слова.

        6. Мой родственник осуждён на 1.5 года за попытку дачи взятки гаишнику. Мало того что мы потрясены сроку так жена решила с ним развестись. Он хочет дать мне доверенность для ведения развода и раздела имущества. Каким образом будут взыскания алиментов и в каком размере. На какую долю он будет претендовать при разделе квартиры, малолетний ребёнок останется с матерью. Квартира в социальной ипотеке и ипотека на него.

        6.1. Алименты суд установит в процентном соотношении к заработку. Раздел совместнонажитого имущество супругов по 1/2

        6.2. Ребенок не имеет прав на имущество родителей (ст. 60 СК РФ)

        7. У меня нет прав (и не было), какие последствия мне могут грозить (кроме штрафа 5-15 т.р.)? Заберут ли авто на штрафстоянку? Чем может быть чревато попытка дать взятку?

        7.1. Будет составлен протокол об отстранении от управления ТС. На штраф-стоянку отвезут.
        По даче взятки: ст.291 УК РФ наказывается штрафом в размере от пятнадцатикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере десятикратной суммы взятки.

        8. Находясь в состоянии алкогольного опьянения был задержан за попытку дать взятку в размере пяти тысяч рублей сотрудникам полиции при исполнении какое последует наказание.

        8.1. Статья 291. Дача взятки
        1. Дача взятки должностному лицу лично или через посредника —
        наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.
        2. Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие) или неоднократно —
        наказывается штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до восьми лет.
        Примечание.
        Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщаю органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

        Провокация взятки

        Яни Павел Сергеевич, Автор журнала «Законы России: опыт, анализ, практика»

        Статью 304 УК РФ, предусматривающую ответственность за провокацию взятки, нельзя назвать востребованнои? правоприменителем. Вместе с тем обсуждение вопросов ответственности за соответствующее преступление имеет практическии? смысл, поскольку связано с нередко ошибочнои? оценкои? деи?ствии? оперативных сотрудников, направленных на выявление взяточничества. Такие деи?ствия зачастую неосновательно рассматривают как провокацию получения взятки, исключающую уголовную ответственность должностного лица.

        Провокация взятки в уголовном законе определена как попытка передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа. Отмечаемая многими неудачность описания признаков данного преступления, в частности, использование в тексте такого не отвечающего смыслу данного запрета оборота, как «попытка передачи», затрудняют установление точного содержания соответствующего запрета.

        Видимо, поэтому высшии? судебныи? орган, давая разъяснения о применении статьи, ограничил пределы ее деи?ствия особым приемом, указав на обстоятельства, установление которых препятствует вменению соответствующего состава преступления. Прежде всего Пленум Верховного Суда в п. 25 постановления от 10 февраля 2000 г. разъяснил, что преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ, является оконченным с момента попытки передачи денег или иных материальных ценностеи? либо попытки оказания услуг имущественного характера. Однако слово «попытка» может быть расценено практикои? как деи?ствие, не завершенное по обстоятельствам, не зависящим от воли передающего лица. Поэтому Пленуму стоило бы подчеркнуть иное значение в соответствующем контексте термина «попытка» и определить преступление как совершение деи?ствии?, создающих ложное впечатление принятия должностным лицом ценностеи? или услуг. А. Э. Жалинскии? пишет, что провокация взятки по своему существу предполагает такие умышленные деи?ствия виновного, которые состоят в фальсификации доказательств путем фиксируемои? передачи предмета взятки (точнее, якобы взятки – П. Я.) и имитации согласия лица – адресата осуществляемых деи?ствии? на получение этого предмета.

        Ограничение же деи?ствия закона путем определения обстоятельств, исключающих применение ст. 304 УК РФ, выражено в постановлении Пленума от 10 февраля 2000 г. так: решая вопрос о наличии состава данного преступления, говорится в документе, суду надлежит проверять, не было ли предварительнои? договоренности с должностным лицом о согласии принять предмет взятки. И лишь при отсутствии такои? договоренности и отказе принять предмет взятки лицо, пытавшееся вручить названныи? предмет в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, подлежит ответственности по ст. 304 УК РФ.

        И из текста запрета, и из приведенного разъяснения однозначно, с нашеи? точки зрения, следует, что как провокация взятки по ст. 304 УК РФ могут быть квалифицированы только такие деи?ствия, в которые не входит получение согласия должностного лица на принятие ценностеи? или имущественных услуг. В этом случае Пленум предложил строгую трактовку описания признака преступления, ведь в законе говорится о попытке передачи ценностеи?, попытке предоставления услуг именно при отсутствии согласия должностного лица. Стало быть, наличие соответствующего согласия не позволяет расценить содеянное как преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ.

        При провокации фактически, технически, так сказать, ценности могут не передаваться непосредственно должностному лицу (помещение их в отсутствие должностного лица в его стол в рабочем кабинете), быть переданы в обладание чиновника без его ведома (открытие счета на имя должностного лица и помещение на счет денежных средств), но могут и быть переданы должностному лицу, когда последнее принимает их, в результате введения в заблуждение, ошибочно полагая, что получает малоценныи? подарок или, допустим, возврат долга. Но в любом случае должностное лицо не выражает согласия на принятие ценностеи? или имущественных услуг в качестве взятки.

        К изложенным выводам приходит большинство комментаторов ст. 304 УК РФ. Однако Б. В. Волженкин, один из наиболее авторитетных исследователеи? проблем уголовнои? ответственности за служебные преступления, критикует приведенное в постановлении от 10 февраля 2000 г. разъяснение за то, что Пленум усматривает провокацию лишь в случаях, когда между провокатором и должностным лицом не было предварительнои? договоренности и должностное лицо отказывается принять предмет взятки.

        По мнению ученого, определение провокации взятки в ст. 304 УК РФ как «попытки передачи» вовсе не означает отсутствие данного состава преступления, если провокация удалась и передача предмета провокации состоялась. Используя такое описание преступления, утверждает Б. В. Волженкин, законодатель просто переносит момент окончания преступления на более раннюю стадию, не связывая, таким образом, состав провокации взятки с тои? или инои? реакциеи? провоцируемого лица.

        Исходя из приведенного понимания состава провокации взятки лицо, предлагающее чиновнику ценности или услуги в целях, названных в ст. 304 УК РФ, несет, по мнению криминалиста, ответственность по указаннои? норме и когда попытка спровоцировать должностное лицо не удалась (чиновник отказался принять ценности или услуги), и когда, в другом случае, должностное лицо принимает «дар» провокатора, ошибочно рассматривая его как взятку. В последнем случае содеянное должностным лицом квалифицируется как покушение на получение взятки, поскольку фактически взятка ему не передавалась. Вывод о фактическои? непередаче взятки основан на позиции цитируемого криминалиста, согласно которои? квалификация зависит скорее от восприятия обстоятельств дачи-получения ценностеи? передающим лицом, нежели чиновником.

        Понимание ученым состава провокации взятки следует, судя по всему, из грамматического толкования текста ст. 304 УК РФ, когда исследователь устанавливает содержание нормы посредством выделения связи слов «попытка» и «без согласия должностного лица». Деи?ствительно, если законодатель желал запретить инициативное, со стороны оперативных работников и иных лиц, предложение чиновнику принять взятку, то поскольку предварительного согласия на ее принятие от последнего получено не было, подобного рода предложение, сделанное в указанных в ст. 304 УК РФ целях, можно расценить как «попытку передачи без согласия должностного лица».

        Думается, тем не менее, что фраза «без согласия должностного лица» находится в смысловои? связке со словами «передача» ценностеи?, «оказание» услуг. При этом именно «попыткои?» деи?ствия провокатора названы – повторю, неудачно – потому что определить их как собственно передачу денег и проч. либо оказание услуг законодатель посчитал неправильным, исходя, видимо, из того, что не может быть передачи ценностеи?, если нет их принятия. Н. А. Егорова, говоря о получении должностным лицом ценностеи?, отрицает квалификацию по ст. 304 УК РФ в том числе и потому, что передача, а не попытка передачи предмета взятки, состоялась.

        Здесь, правда, нужно обратить внимание на то, что и при провокации взятки, и при вручении ценностеи? должностному лицу под контролем говорить можно о передаче ценностеи? и проч., но не о передаче ценностеи? в качестве взятки. Правильнеи? поэтому было бы использовать в законе такои? оборот, как «передача ценностеи? под видом взятки».

        Таким образом, точку зрения о вменении «дателю» в обсуждаемои? нами ситуации состава провокации при наличии согласия должностного лица на получение взятки поддержать не получается. Помимо прямои? ссылки на уголовныи? закон, называющии? в числе признаков провокации взятки отсутствие согласия должностного лица на прием ценностеи? или услуг в качестве взятки, можно привести и дополнительные соображения в противовес критикуемои? позиции.

        Как представляется, выражение чиновником согласия на получение ценностеи? или услуг и их последующее принятие полностью исключают возможность достижения лицом, передающим ценности, предоставляющим услуги, замысленнои? им цели искусственного создания доказательств совершения преступления. В чем же искусственность создания доказательств (создание «искусственных» доказательств), если должностное лицо приняло ценности или услуги как взятку? Как пишет Н. А. Егорова, при таких условиях доказательства как сведения о совершившемся получении взятки либо коммерческом подкупе соответствуют деи?ствительности; должностное лицо совершило преступление, предусмотренное ст. 290 УК РФ.

        Когда лицо решает искусственно создать доказательства получения чиновником взятки, то есть доказательства якобы принятия последним ценностеи? или услуг в качестве взятки, то, исходя из формальнои? логики, провокатор не должен предлагать принять взятку: ведь его целью является опорочивание человека, не являющегося взяточником, во всяком случае, не требующего в этом случае взятку и не соглашающегося ее принять. Если же псевдовзяткодатель предлагает чиновнику принять взятку, рассчитывая на согласие последнего и собираясь задержать его при получении ценностеи?, то первое лицо заведомо не может иметь цели искусственного создания доказательств, поскольку принятие должностным лицом взятки заслуживает квалификации по ст. 290 УК РФ или, что более соответствует складывающеи?ся практике, как покушения на получение взятки.

        Предположим, однако, что псевдовзяткодатель, будучи уверен, что чиновник – честныи? человек и не согласится принять взятку, решает, тем не менее, сначала предложить ее должностному лицу. Зачем? Для того, скажем, чтобы использовать в дальнеи?шем произведенную им скрытно запись состоявшегося разговора (в ходе которого чиновник, на самом деле, отказался принять взятку) для фальсификации фонозаписи, на которои? чиновник принять взятку якобы согласится.

        Если в такои? ситуации должностное лицо на предложение принять взятку ответит – неожиданно для псевдовзяткодателя – согласием, то выполнение объективнои? стороны провокации взятки становится невозможным, даже если затем ценности все равно подкинут чиновнику таи?но: должностное лицо уже выразило согласие на принятие незаконного вознаграждения. Передавая затем согласившемуся стать коррупционером чиновнику ценности, оказывая имущественные услуги, так и не ставшии? провокатором (в уголовно- правовом смысле) псевдовзяткодатель уже и объективно, и субъективно деи?ствует не с целью искусственного создания доказательств, а с целью выявления факта взяточничества.

        С позиции? уголовно-правовои? оценки по ст. 304 УК РФ получается так: псевдовзяткодатель не довел преступление до конца по не зависящим от него обстоятельствам. Он полагал, что сможет юридически, так сказать, оболгать честного человека (сфальсифицировать доказательства вины чиновника), а тот деи?ствительно оказался склонным ко взяточничеству. Как в этои? части квалифицируются деи?ствия псевдовзяткодателя: как уголовно не наказуемое в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ приготовление к совершению преступления среднеи? тяжести, предусмотренного ст. 304 УК РФ, либо как покушение на это преступление? Ответ на этот вопрос зависит опять же от понимания словосочетания «попытка передачи ценностеи? и т.д.».

        Совершенно строгое толкование текста выраженного в ст. 304 УК РФ запрета приводит к тому заключению, что использованныи? законодателем грамматическии? оборот обозначает

        именно попытку передачи ценностеи? и услуг, когда псевдовзяткодатель преследует определенные в законе негативные цели. При этом как всякая попытка она может быть и успешнои?, и неудачнои? – как технически, так и в смысле достижения целеи? провокатора. Однако собственно достижение указанных целеи? в состав преступления не входит. А раз признаком преступления является лишь стремление к цели, но не ее достижение, то преступление окончено еще до момента получения должностным лицом имущества в обладание (до момента создания видимости обладания имуществом), до окончания исполнения имущественнои? услуги (т.е. уже в процессе ее исполнения).

        Из такои? трактовки следует, что состав провокации взятки включает в себя деи?ствия, направленные на передачу ценностеи? и услуг, при том, что технически попытка не обязательно должна завершиться, скажем, помещением ценностеи? в принадлежащие должностному лицу одежду, портфель, стол и т.п. Если к тому же понимать «попытку» в широком значении этого слова, то есть включая в нее и предложение принять взятку, сделанное, по условиям нашеи? задачи, псевдовзяткодателем в ожидании отказа и из желания использовать запись разговора для фальсификации доказательств якобы взяточничества, то выходит, что прерывание реализации умысла псевдовзяткодателя, не сумевшего стать провокатором, находилось на этапе выполнения объективнои? стороны преступления. Поскольку, однако, не все замысленные деи?ствия, относящиеся к «попытке», были выполнены, содеянное образует покушение на преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ.

        Однако понимая, как и большинство исследователеи?, содержание обсуждаемого признака, исходя скорее из смысла соответствующего запрета, чем из буквы закона, приходишь к иному заключению, в соответствии с которым попыткои? передачи ценностеи? или услуг законодатель не очень удачно назвал акт состоявшеи?ся технически передачи (таи?ное подбрасывание, зачисление в таи?не от чиновника денежных средств на открытыи? ему счет) будто бы взятки. В пользу этого говорит опять же указание в законе на такои? признак преступления, как отсутствие согласия должностного лица принять ценности или услуги в качестве взятки: получение согласия исключает реализацию поставленных псевдовзяткодателем целеи?, названных в ст. 304 УК РФ, а констатация несогласия возможна только при таи?ном подбрасывании ценностеи?, оказании услуг либо при передаче их вопреки полученному предварительно отказу (на что, собственно, и обратил внимание Пленум).

        В последнем случае окончанием преступления следует признать техническое завершение деи?ствии? по передаче якобы взятки, деи?ствии?, являющихся в то же время тем, что А. Э. Жалинскии? определил как имитацию согласия лица на принятие взятки (хотя имитирующие деи?ствия наверняка состоят не только в передаче лжевзятки). При таком подходе объективное развитие замысла выполнить состав провокации взятки оказалось в рассматриваемом нами случае прервано на этапе, предшествовавшем началу выполнения объективнои? стороны данного преступления: лицо еще только создавало условия для планируемои? в дальнеи?шем попытки передачи лжевзятки, а должностное лицо неожиданно согласилось взятку принять. Поэтому содеянное заслуживает квалификации как приготовление к совершению преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ, за что ответственность не наступает в силу ч. 2 ст. 30 УК РФ.

        Что же касается цели шантажа, отделеннои? законодателем от цели искусственного создания доказательств, то и здесь смысл содержащегося в ст. 304 УК РФ запрета видится в воспрепятствовании созданию условии? для оказания воздеи?ствия на честного (возможно, честного для, так сказать, одного этого случая) чиновника путем предъявления ему требовании? совершения определенных деи?ствии? (бездеи?ствия). Именно честного, потому что закон не может охранять незаконные, коррупционные интересы должностного лица. Кроме того, в такого рода обеспечении безопасности деятельности бесчестного должностного лица просто нет смысла, ведь продажного чиновника и не надо шантажировать, его можно просто подкупить. Поэтому и в этом случае, то есть при наличии цели шантажа, состав провокации

        имеет место, только если согласие должностного лица на принятие ценностеи? или услуг в качестве взятки отсутствует.

        Если наряду с целью шантажа лицо, передавая чиновнику ценности, оказывая услуги, желает совершения последним определенных актов должностного поведения в пользу передающего (представляемых им лиц), то содеянное является не провокациеи?, а, как правильно пишет Н. А. Егорова, дачеи? взятки. Взяткодатель вполне может еще до момента передачи взятки планировать в дальнеи?шем шантажировать должностное лицо и с этои? целью, допустим, таи?но зафиксировать факт передачи им чиновнику ценностеи?. От этого, однако, дача взятки не становится ее провокациеи?: признаки последнеи? кроме цели шантажа отсутствуют.

        Может ли лицо, не нуждающееся в совершении чиновником каких-либо деи?ствии? в свою пользу, передать последнему ценности, предоставить услуги только с целью шантажа? Образует ли содеянное, не будучи в силу получения согласия чиновника принять взятку ее провокациеи?, дачу взятки?

        Если согласие чиновника достигнуто, то полагаем, что постановка первого вопроса неправомерна в принципе. Получается ведь так: должностное лицо принимает ценности за конкретные деи?ствия или бездеи?ствие, после чего его никто не задерживает, но взяткодатель получает возможность путем фиксации обстоятельств передачи ценностеи? шантажировать в дальнеи?шем чиновника имевшим место фактом коррупции. При этих условиях то утверждение, что передавшее ценности лицо не нуждалось в совершении чиновником за взятку оговоренных деи?ствии? (бездеи?ствия), для уголовно-правовои? оценки значения не имеет, поскольку предметом преступного договора было как раз определенное поведение подкупленного должностного лица, и договор этот в части, имеющеи? значение для квалификации взяточничества, выполнен.

        Деи?ствия взяткодателя, направленные на последующии? шантаж, если после передачи ценностеи? реализация его замысла будет прервана не по его воле, следует помимо дачи взятки расценить – при наличии к тому, конечно, иных необходимых условии? – и как приготовление, допустим, к вымогательству либо, скажем, к преступлению, предусмотренному ст. 294 УК РФ. В последнем случае подобным образом можно расценить приготовление к шантажу судьи, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования осуществлению правосудия либо всестороннему, полному и объективному расследованию дела. Другое дело, что привлечь к уголовнои? ответственности в последнем случае его не удастся, поскольку преступление, предусмотренное ст. 294 УК РФ, не относится к категории тяжких.

        Н. А. Егорова рассматривает совершенные частным лицом деи?ствия, о которых говорится в ст. 304 УК РФ, как возможное приготовление к заведомо ложному доносу (ст. 306 УК РФ). Если, говорит она, доказан умысел на заведомо ложное сообщение о совершенном преступлении, но деи?ствия, указанные в ст. 306 УК РФ, не имели места по не зависящим от виновного обстоятельствам, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлении?, предусмотренных ст. 304 и ст. 30, ст. 306 УК РФ. Здесь, конечно, имеется в виду приготовление к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 30 УК РФ (ложныи? донос о преступлении, соединенныи? с искусственным созданием доказательств обвинения), так как за приготовление к преступлениям, предусмотренным ч. 1 и 2 ст. 306 УК РФ, ответственность не наступает. Вместе с тем вопрос о возможности вменения в рассматриваемом исследователем случае совокупности преступлении? не так прост.

        Если провокация взятки является подготовительнои? стадиеи?, созданием условии? к заведомо ложному доносу, то именно к доносу, соединенному с искусственным созданием доказательств обвинения (ч. 3 ст. 306 УК РФ). Исследователь полагает, что если оба эти преступления (предусмотренные ст. 304 и 306 УК РФ) доведены одним и тем же исполнителем до конца, ответственность должна наступать только по ч. 3 ст. 306 УК РФ, так

        как искусственное создание доказательств обвинения является признаком объективнои? стороны квалифицированного состава заведомо ложного доноса.

        Против этого решения трудно возразить, особенно имея в виду новую редакцию ст. 17 УК РФ, согласно которои? совокупностью преступлении? признается совершение двух или более преступлении?, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлении? предусмотрено статьями Особеннои? части УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. Сопоставление санкции? ст. 304 и ч. 3 ст. 306 УК РФ также не препятствует такому выводу. Однако возникает вопрос об обоснованности тои? точки зрения, что остановка вне воли лица развития замысла на ложныи? донос (ч. 3 ст. 306 УК РФ) на стадии приготовления, но когда преступление, предусмотренное ст. 304 УК РФ, уже окончено, образует совокупность преступлении?.

        В пользу совокупности приготовления к ложному доносу и провокации взятки приводится ссылка на будто бы сходныи? случаи?, описанныи? в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебнои? практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устрои?ств», когда в случаях хищения, ношения, хранения, приобретения и изготовления оружия с целью совершения другого преступления содеянное должно квалифицироваться как совокупность оконченного хищения и т.д. оружия и приготовления к совершению иного преступления. Это, однако, не подходящии? для нашего спора довод, поскольку совершение иного преступления, например, разбои?ного нападения, не содержит квалифицирующего признака, соответствующего именно хищению, ношению и пр. оружия, при разбое совершаются иные деи?ствия с оружием.

        Похож ли обсуждаемыи? нами случаи? искусственного создания доказательств получения взятки с целью последующего использования результатов провокации при ложном доносе на подделку официального документа для последующего его использования при мошенничестве с использованием поддельных документов для обмана? Теория требует поглощения ч. 3 ст. 327 УК РФ нормои? об ответственности за мошенничество (ст. 159 УК РФ), однако подделка документа в этом случае квалифицируется самостоятельно по ч. 1 ст. 159 УК РФ.

        Нет, в обсуждаемом случае мы видим иное, ведь в ч. 3 ст. 306 УК РФ говорится не о ложном доносе с использованием искусственно созданных доказательств, а о ложном доносе, соединенном с искусственным созданием доказательств обвинения: часть 1 ст. 327 УК РФ в приведеннои? выше ситуации не вменялась бы, если бы в ст. 159 УК РФ содержался такои? квалифицирующии? признак, как, скажем, «мошенничество, соединенное с подделкои? документа в целях использования его при хищении чужого имущества путем обмана».

        С учетом сказанного, если лицо собиралось выполнить состав преступления с квалифицирующим признаком, названным в ч. 3 ст. 306 УК РФ, но сумело совершить только часть деи?ствии?, охватываемых соответствующим квалифицированным составом преступления, а выполнить замысленное целиком по не зависящим от него обстоятельствам не смогло, содеянное образует покушение на преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 306 УК РФ, и дополнительнои? квалификации по ст. 304 УК РФ не требует.

        В чем смысл отнесения к составу провокации взятки тех случаев, когда чиновник отвечает согласием на предложение лица, стремящегося выполнить именно этот состав, принять взятку? Насколько можно понять, такои? подход соответствует стремлению Б. В. Волженкина противостоять тому, что он считает провокациеи? преступления как незаконным методом борьбы с коррупционнои? преступностью. Исследователь относит к провокации преступления направленную на выявление взяточничества деятельность правоохранительных органов, не инициированную преступным поведением должностного

        лица, когда сотрудники этих органов сами, по сути, склоняют чиновника к совершению преступления либо даже организуют совершение этого преступления.

        Нужно сказать, что точку зрения о провокационности подобных деи?ствии? работников милиции разделяет и Верховныи? Суд, правда, по делам инои? категории. Так, кассационная инстанция, прекращая уголовное дело в отношении С., осужденнои? за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта наркотических средств в особо крупном размере, указала, что осужденная была вовлечена в преступную деятельность, связанную с незаконным оборотом наркотических средств, с помощью провокационных деи?ствии? сотрудников милиции. А Верховныи? Суд не согласился с этим решением только ввиду его несоответствия фактическим обстоятельствам дела: сама подсудимая утверждала, что приобрела наркотики не по просьбе лица, оказавшегося сотрудником милиции, а по собственнои? инициативе[1]. Получается, будь доказано, что С. склонил к передаче ему наркотиков сотрудник милиции, «замаскированныи?» под наркопотребителя, Верховныи? Суд поддержал бы точку зрения о провокационности деи?ствии? последнего и не усмотрел бы в деи?ствиях обвиняемои? состава преступления.

        Деи?ствительно, имея в виду общеупотребительныи? смысл этого понятия, подталкивание к совершению преступления с целью выявления последнего вполне можно назвать провокациеи?. Однако в том-то и дело, что в уголовном законе подобная деятельность провокациеи? как раз не называется, и неважно при этом, каково точное этимологическое значение соответствующего слова. В ст. 304 УК РФ мы сталкиваемся с обычным для законодателя приемом, когда слово русского языка начинает использоваться в качестве специального юридического термина, имеющего в соответствующем контексте особое уголовно-правовое содержание. Этот прием ясно виден в грамматическом обороте «Провокация взятки…, то есть…».

        Таким образом, передача по инициативе правоохранительных органов должностному лицу после получения на то его согласия ценностеи? (предоставление имущественных услуг) под видом взятки и с единственнои? целью изобличить чиновника как коррупционера не содержит ни объективных, ни субъективных признаков провокации взятки и потому не образует состава преступления, предусмотренного ст. 304 УК РФ. Однако допустимы ли, в принципе, с позиции? уголовного закона подобные деи?ствия правоохранительных органов? Предварим ответ на данныи? вопрос рассмотрением случая, когда и по мнению Б. В. Волженкина, и с точки зрения иных участников дискуссии, в частности, В. Н. Боркова, Н. А. Егоровои? и др., деи?ствия сотрудников правоохранительных органов, выявляющих факты коррупции, закону не противоречат.

        Все названные исследователи обоснованно обращают внимание на предусмотренные Федеральным законом «Об оперативно-розыскнои? деятельности» условия законности мероприятии? по выявлению взяточничества. Так, согласно пп. 1 п. 2 ч. 1 ст. 7 Закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятии? являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. А в соответствии со ст. 8 этого Закона проведение оперативного эксперимента допускается только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлении?, а также в целях выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

        С учетом приведенных положении?, если должностное лицо, говорит Б. В. Волженкин, по своеи? инициативе требует или, более того, вымогает взятку, последующие деи?ствия оперативных работников, имитирующих дачу взятки, такому лицу, – это правомерное оперативное мероприятие, преследующее цель выявления и пресечения тяжкого преступления, поскольку к моменту проведения данного оперативно-розыскного

        мероприятия должностное лицо без какого-либо подстрекательства провоцирующего характера совершило приготовление к получению взятки или даже, как считает Б. В. Волженкин, покушение на получение взятки (если, в последнем случае, вымогало взятку).

        Такои? позиции соответствует и отраженное в п. 25 постановления от 10 февраля 2000 г. мнение Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому не является провокациеи? взятки проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкои? заявления о вымогательстве взятки. По этому поводу стоит, правда, сделать то замечание, что, как и пишет Б. В. Волженкин, выявлять взяточничество посредством оперативных мероприятии? можно и когда должностное лицо не только вымогает, но и просто требует взятку. Так, если, скажем, следователь за прекращение уголовного дела, которое по всем обстоятельствам подлежало бы направлению в суд, требует у обвиняемого взятку, а последнии?, рассчитывая, тем не менее, в суде доказать свою невиновность и не желая давать взятку за незаконное решение по делу, сообщает о требовании следователя, оперативные мероприятия по выявлению взяточничества вполне правомерны и провокациеи? взятки не являются.

        Вернемся теперь к главнои? проблеме, связаннои? с неосновательным распространением понятия провокации на деи?ствия сотрудников правоохранительных органов, инициативно, как это порои? определяют, выявляющих факты коррупции.

        Здесь следует различать два основных варианта. В одном из них никакои? информациеи? о том, что чиновник берет взятки, уполномоченные на проведение оперативных мероприятии? сотрудники правоохранительных органов не располагают, но, допустим, получают задание руководства проверить на честность работников некого ведомства. Вполне реальна ситуация, когда проводится операция подразделении? собственнои? безопасности органов внутренних дел по выявлению коррупционеров в своих рядах. В другом случае, напротив, имеются сведения, недостаточные, правда, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о том, что должностное лицо систематически берет взятки.

        Рассмотрим первыи? случаи?, когда оперативныи? работник, предлагая должностному лицу взятку за, скажем, незаконные деи?ствия, тем самым уговаривает его совершить преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 290 УК РФ. Дав согласие, должностное лицо в ходе оперативного эксперимента принимает ценности, после чего его сразу задерживают как взяткополучателя.

        Если бы мы квалифицировали деи?ствия чиновника как оконченное получение взятки, оперативныи? работник был бы привлечен к ответственности за подстрекательство к получению взятки (о дополнительнои? квалификации его деи?ствии? поговорим далее). К такои? квалификации деи?ствии? оперативника склоняются многие исследователи, в том числе названные выше В. Н. Борков, Н. А. Егорова и др. С позиции? этих ученых можно было бы, правда, предложить вменить и организацию получения должностным лицом взятки: ведь оперативник не просто предлагает получить взятку от кого-то, он подбирает, инструктирует псведовзяткодателя, снабжает его деньгами, записывающеи? аппаратурои?, организует проведение переговоров с чиновником или даже сам их проводит и т.д.

        Однако при квалификации содеянного как покушения на получение взятки квалификация деи?ствии? оперативников должна быть, по мнению Б. В. Волженкина, инои?. Ученыи? исходит из того, что, во-первых, подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления (ч. 4 ст. 33 УК РФ), то есть добившееся того, чтобы склоненное лицо довело преступление до конца и, во-вторых, неудавшееся соучастие квалифицируется особым образом, то есть – в данном случае – не как подстрекательство. Криминалист обращает внимание на то, что согласно строгои? трактовке ч. 5 ст. 34 УК РФ деи?ствия оперативника также должны квалифицироваться как покушение на получение взятки, однако более точнои? Б. В. Волженкин признает квалификацию деи?ствии? сотрудника правоохранительных органов как подстрекательство к покушению на получение взятки.

        Подчеркнем, что исследователь говорит о тех случаях, когда отсутствуют признаки провокации взятки и в его понимании.

        Так или иначе, но согласно взглядам названных и целого ряда иных исследователеи? оперативные сотрудники несут уголовную ответственность за то, что вовлекли должностное лицо в преступление в качестве исполнителя, став, таким образом, соучастниками данного преступления.

        Однако обсуждаемая нами ситуация должна быть проанализирована и с учетом положении? института добровольного отказа, создающих, по нашему представлению, определенные уголовно-правовые основания для соответствующеи? провокационно- подстрекательскои? деятельности правоохранительных органов. Так, согласно ч. 4 ст. 31 УК РФ организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовнои? ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца.

        Итак, оперативныи? работник уговаривает должностное лицо принять взятку, то есть совершить преступление. Чиновник соглашается и фактически, или, как мы говорим, технически принимает переданные ему ценности. Однако его сразу же задерживают, что дает высшему судебному органу основание утверждать: получение взятки не окончено, преступление до конца не доведено. Получается, что оперативныи? работник предотвращает доведение до конца преступления, совершить которое сам же и уговаривал.

        В ч. 4 ст. 31 УК РФ право на добровольныи? отказ от преступления предоставляется, в частности, организатору и подстрекателю. Организатор и подстрекатель, как и утверждает Б. В. Волженкин, согласно ст. 33 УК РФ понимаются как лица, сумевшие организовать совершение исполнителем преступления, склонить к его совершению, однако в ч. 4 ст. 31 УК РФ и организатором, и подстрекателем законодатель называет лиц, деи?ствия которых, по определению, не приводят к совершению оконченного преступления.

        Однако общее и у успешных, и у добровольно отказавшихся соучастников в следующем: во время совершения ими деи?ствии?, которые при доведении преступления исполнителем до конца расценивались бы как соучастие, они желают, чтобы лицо, которого они убеждают совершить преступление, деи?ствительно его совершило. Такои? вывод прямо следует из ст. 32 УК РФ, которая определяет соучастие как умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. А у оперативных работников в обсуждаемом нами случае, как раз напротив, не было умысла на совместное участие с чиновником в получении последним взятки, они изначально планировали не допустить доведение им преступления до конца.

        Возможно, это выглядит несколько парадоксально, но получается так: если указанные лица, исходя из определения соучастия в ст. 32 УК РФ, не организаторы и не подстрекатели, то неясно, в какои? уголовно-правовои? роли, связаннои? с преступлением, совершить которое они уговаривали чиновника, эти лица выступают. Если же мы признаем их организаторами либо подстрекателями, то нет основании? утверждать, что на случаи, подобные рассматриваемому, соответствующие положения института добровольного отказа не распространяются. И в том, и в другом случае они ответственности за соучастие в получении взятки либо в покушении на получение взятки не несут.

        Еще меньше, на мои? взгляд, основании? для признания подстрекательством к получению взятки деи?ствии? оперативных работников, которые, желая выявить факт коррупции, прямо не уговаривают должностное лицо принять взятку, а предлагают ему совершить незаконные деи?ствия в их пользу, ожидая, что за это он сам потребует взятку. Например, замаскированныи? сотрудник подразделении? собственнои? безопасности органов внутренних дел специально на глазах у офицера ГИБДД нарушает правила дорожного движения, а когда последнии? останавливает его, упрашивает не принимать к нему

        предусмотренных законом мер. Офицер ГИБДД соглашается, но просит за непринятие мер вознаграждение, при передаче которого его задерживают.

        Задержанныи? отвечает за покушение на получение взятки, а несет ли ответственность сотрудник, создавшии? описанную ситуацию? То, что склонения к получению взятки в данном случае нет, очевидно. Об организации получения взятки говорить также, думается, нет основании?. Деи?ствия сотрудника подразделении? собственнои? безопасности нельзя признать соучастием в должностном преступлении, ведь он и не собирался, на самом деле, склонять офицера ГИБДД скрыть правонарушение и совершить тем самым должностное злоупотребление.

        Отличается ли от случая, рассмотренного первым, второи? вариант, когда у оперативников есть информация о систематическом получении чиновником взяток, однако какого-либо заявления о конкретном требовании должностного лица передать ему взятку нет? Некоторые практики предлагают считать установленную оперативным путем информацию о предшествующем преступном поведении должностного лица обстоятельством, свидетельствующим о подготовке преступления. А тогда предложение оперативных работников принять взятку должно расцениваться как выявление лица, подготавливающего преступление.

        Полагаю, однако, такое решение вряд ли правильным потому, что уголовная ответственность установлена за конкретное деи?ствие в виде получения взятки. Стало быть, говорить можно о подготовке конкретного преступления. Когда же, по имеющимся данным, конкретное преступление еще не начало совершаться и не готовится (нельзя же расценить как приготовление к получению взятки сам факт нахождения должностного лица на рабочем месте, к примеру, сотрудника ГИБДД на посту), адресованное чиновнику предложение получить взятку находится за пределами правомерных оперативно-розыскных мероприятии?.

        Таким образом, предыдущее получение лицом взяток и выражение готовности принимать их впредь, но не в конкретном случае, а, так сказать, в принципе, нельзя расценить как приготовление к получению взятки. Другое, конечно, дело, когда должностное лицо, скажем, контролирующего органа, таможни, предупреждает перевозчика грузов, что будет требовать у него взятку при каждом пересечении таможеннои? границы. Здесь речь идет уже не о самом общем выражении желания получать взятки, а о создании условии? для получения взятки за конкретные деи?ствия от конкретного лица. Эти обстоятельства дают основания для проведения оперативных мероприятии? по выявлению взяточника при следующем пересечении перевозчиком таможеннои? границы.

        Интересно, что в науке предшествующую преступную деятельность, установленную оперативным путем, как деятельность подготовительную предлагается выявлять со ссылкои? на краи?нюю необходимость. Так, Н. А. Егорова полагает, что в ситуации склонения служащего к получению взятки лицом, подготавливающим преступление (получение взятки) и совершающим преступление (подстрекательство к получению взятки), является сам оперативныи? работник. По ее мнению, такого рода деи?ствия могут совершаться лишь в ситуации краи?неи? необходимости: оперативныи? эксперимент допустим только для проявления преступных намерении? лиц, обоснованно подозреваемых в принадлежности к организованнои? группе, преступному сообществу, а также для обнаружения возможных объектов посягательств в целях своевременного выявления, предупреждения, пресечения, раскрытия преступлении? либо снижения их общественнои? опасности и возможного вреда.

        Обосновывая эту позицию, исследователь указывает, что коррупция и организованная преступность тесно взаимосвязаны. Именно наличие угрозы общественнои? безопасности, которую создают факты взяточничества в целом, а также невозможность их выявления и пресечения другими способами являются оправданием оперативного эксперимента, в ходе которого лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность, выполняет «функцию» подстрекателя. Формальное нарушение закона является здесь «элементом

        борьбы за право», а особенность такои? ситуации лишь в том, что лицо, участвующее в проведении оперативного эксперимента, деи?ствует профессионально, выполняя свои? служебныи? долг. Иными словами, в данном случае исполнение служебных обязанностеи? представляет собои? частныи? случаи? краи?неи? необходимости.

        Б. В. Волженкин категорически возражает против такого подхода, поскольку столь широкое понимание краи?неи? необходимости открывает, как он пишет, безграничные возможности для злоупотребления и произвола, использования провокации и иных незаконных методов «борьбы» с преступностью. Эту точку зрения нужно, думается, поддержать, так как ст. 39 УК РФ все-таки имеет в виду несколько иные фактические обстоятельства, нежели те, на которые ее распространяет критикуемыи? Б. В. Волженкиным автор. Впрочем, трудно спорить с тем, что норма о краи?неи? необходимости может в определенных ситуациях рассматриваться в качестве уголовно-правового основания для проведения оперативно-розыскнои? деятельности. Во многом здесь, конечно, вопрос факта, оценки конкретных обстоятельств, вряд ли более четко формализуемых, чем это сделано законодателем в ст. 39 УК РФ.

        Вместе с тем Б. В. Волженкин обращает внимание на то, что если оперативныи? работник при провоцирующем должностное лицо поведении и не будет отвечать за соучастие в получении взятки, он, однако, подлежит ответственности за служебное преступление по ст. 286 УК РФ. Своими деи?ствиями, считает ученыи?, явно выходящими за пределы его полномочии?, определенных в данном случае с учетом требовании? законодательства об оперативно-розыскнои? деятельности, оперативныи? сотрудник существенно нарушает охраняемые законом интересы общества и государства, что выражается в реальнои? попытке чиновника совершить должностное преступление, реализовать преступное намерение, сформировавшееся под воздеи?ствием уговоров сотрудников правоохранительных органов.

        [1] Обзор судебнои? практики Верховного Суда РФ, п. 5 / Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. No 8.

        Для подготовки даннои? работы были использованы материалы с саи?та

        Читайте так же:  Международные договоры в правовой системе Российской Федерации - (Бояршинов Б. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры являются

    Добавить комментарий

    Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.